Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Серго Берия — плагиатор?

Совсем недавно известный историк Борис Соколов обнаружил в архиве весьма любопытный документ. Процитируем здесь его полностью:

001760 сс/оп— 1
Подлежит возврату
Сов. Секретно (Особая папка)

Заявление Г.М. Маленкову от бывшего главного конструктора систем управляемых по радио самолётов-снарядов КБ-1 Г.В. Коренева
Председателю Совета Министров Союза ССР товарищу Маленкову Г.М. От Коренева Георгия Васильевича, Москва, Потаповский переулок, д. 9/4, кв. 98. Телефон К-7-88-16.

Заявление

Не зная подсудности дела С. Берия1, я обращаюсь к Вам с просьбой о восстановлении меня в авторских правах, нарушенных деятельностью С. Берия.

С. Берия совершил у меня плагиат двух родов.

Фото Серго Берия в молодости

Серго Берия в 40-е годы.

Во-первых, он использовал мои научные работы в своём дипломном проекте, кандидатской и докторской диссертациях, одновременно запретив мне добиваться учёных степеней. Обстоятельства этого плагиата подробно изложены в протоколе моего допроса в Прокуратуре Союза ССР.

Во-вторых, он использовал мою изобретательность и инициативу, как бывшего главного конструктора систем управления по радио самолётов-снарядов, в своей деятельности в КБ-1, запретив мне выступать со своими предложениями.

Все свои предложения я должен был докладывать ему, а он пускал их в дело от своего имени. Обстоятельства этого изложены в моём докладе на имя товарища Хрущёва, находящемся в настоящее время у товарища Хруничева.

Поэтому я прошу Вас о восстановлении моих авторских прав на следующие работы:

  1. На общую и авиационную часть дипломного проекта С. Берия (самолёт-снаряд с турбореактивным двигателем и стреловидным крылом, веса, высоты, дальности, скорости, траектории, т.е. основные тактические параметры системы «Комета»)2. Свидетели — б. главный конструктор КБ-1 П.Н. Куксенко и начальник IV Спецотдела МВД СССР В.А. Кравченко.
  2. Совместно с Н.С. Кошляковым (кинематика в трёх измерениях) и П.О. Вороновым (теория аппаратуры наведения) — на кандидатскую диссертацию С. Берия.
  3. Совместно с П.О. Вороновым (теория аппаратуры самонаведения) — на докторскую диссертацию С. Берия.
  4. На разработанную мною динамику системы «Комета» (т.т. II-VII технического проекта).
  5. На разработанную мною и впервые в Союзе применённую к системе «Комета» теорию рассеивания управляемых снарядов (т. VII технического проекта).
  6. На разработанную мною и впервые в Союзе применённую на практике к системе «Комета» методику исследования динамики управляемых снарядов при помощи массовых вычислений (т. III техн. проекта). Эта методика приобретет особое значение, когда у нас в Союзе появятся, наконец, мощные вычислительные машины электронного типа.
  7. На применение мною [в] 1939-1940 гг. метода Хевисайда (операторного, частотного метода) к исследованию движения самолёта. Сохранились две неопубликованные (из-за секретности) статьи. Свидетели: Академик Некрасов А.И., профессор Румер Ю.Б., инженеры завода № 156 МАП Куролесова Е.И. и Голубчикова С.П. Операторный метод сейчас широко (и, к сожалению, неправильно) применяется в КБ-1.
  8. На систему управляемого самолёта-снаряда, в комплексе с самолётом-носителем ДБ-3 (Ильюшин), разработанную мною в 1941-1943 гг., вначале совместно с С.П. Королёвым (ныне главный конструктор ракет дальнего действия) и Л.С. Терменом, и с конца 1941 г. самостоятельно. Проект имеется в IV Спецотделе МВД СССР. Стапели, штампы, приспособления, чертежи и весь задел были уничтожены Г.Я. Кутеповым при возвращении завода № 288 из Омска в Москву в 1943 г. В 1946-1947 гг. я пользовался оставшимися у меня в то время материалами по этой системе при работе над темой, послужившей основой для системы «Комета».
  9. На систему борьбы с надводными кораблями путём применения самолётов-снарядов, сбрасываемых с самолёта-носителя и наводимых при помощи инфракрасного луча. Эта работа проделывалась мною как главным конструктором, моими сотрудниками и кооперированными предприятиями с 1934 г. по 1937 г. В качестве самолёта-носителя был применён ТБ-3 (Туполев). В 1936 г. в торпедном варианте (без луча, который задержался разработкой в Центральной Радиолаборатории в Ленинграде) система удачно прошла комплексные испытания в присутствии специальной комиссии Реввоенсовета. По результатам испытаний Правительством было принято решение о запуске в 1937 г. опытной серии. Мой опыт разработки системы и проведения комплексных испытаний был использован С. Берия без указания моей роли в этом деле, и наоборот с хитро задуманным и ловко проведенным нарастающим оттиранием меня от работы.
  10. На особую форму метода параллельного сближения, положенную в основу первоначального технического проекта системы «Беркут»3 (см. т. I и II технического проекта системы; отчёты КБ-1 №№ 961/306, 961/308, 961/311, 961/327 — сентябрь — октябрь 1950 г.). Применение этого метода вывело из тупика проектирование системы «Беркут», который тогда не получился благодаря отсутствию пригодного метода наведения.
  11. На общий параметрический метод наведения, частный случай которого применён в осуществленной системе «Беркут» (см. технический проект второго варианта системы, доклад на имя С. Берия № 002658 от 2 марта 1951 г., дело 0269, стр. 4, отчёт КБ-1, инв. № 961/442, март 1951 г.).
  12. На так называемый метод «С» (в соавторстве с другими) — метод наведения, являющийся частным случаем моего общего параметрического метода и особенно удобной для постройки радиолокатора (станция Б-200). Этот метод дал колоссальную экономию средств по сравнению с мною же предложенным методом параллельного сближения. Можно без преувеличения сказать, что только применение этих методов и дало возможность осуществить систему «Беркут».

Подвеска самолёта под крыло

Плагиат С. Берия по указанным пунктам и хитрая провокационная деятельность Г.Я. Кутепова, его alter ego, имевшая целью скрыть систематический плагиат С. Берия, нанесли мне очень серьёзный моральный и материальный ущерб, фактически лишив меня возможности заниматься активной творческой конструкторской работой по специальности, в которой я являюсь пионером и которой я посвятил больше 20 лет жизни.

Прошу Вашего указания об устранении этой несправедливости. Кроме того, прошу Вас признать за мною авторские права на следующие выполненные мною работы:

  1. Управляемый по радио самолёт ТБ-1, осуществлённый по моим идеям и под моим руководством в 1933 г. (двадцать лет тому назад).

Я был награжден орденом Ленина за эту работу (Постановление от 6 ноября 1933 г.). Начиная с 1935 г., была создана опытная эскадрилья таких самолётов в Ям-Едрово.

Эта работа, по-видимому, обеспечивает приоритет Советскому Союзу в управлении тяжёлыми самолётами по радио.

  1. Новый способ передвижения по земной поверхности, в особенности пригодный для управляемых наземных снарядов. Тактическая идея состоит в том, что такие ползущие снаряды применяются наступающей пехотой для подавления узлов сопротивления. Движущаяся модель была построена и испытана в Омске в 1942 г. В делах IV Спецотдела МВД должен иметься акт об удачных испытаниях модели. Работа была прекращена Кутеповым неизвестно почему. Материалы у меня не сохранились, но теория движения и чертежи могут быть мною легко восстановлены.
  2. Двухмоторный штурмовик, предназначенный для борьбы с легкими крейсерами и эсминцами. Главное вооружение — 6-дюймовая танковая пушка (кажется, она тогда называлась Б-13) и реактивные снаряды. Работа выполнена в 1945-1946 гг. Материалы, чертежи и предложения были мною переданы в IV Спецотдел МВД СССР.

В настоящее время, несмотря на очень тяжёлую для меня обстановку, я продолжаю поиски разрешения проблем, которые в ближайшее время станут актуальными — проблемы борьбы со сверхзвуковыми самолётами и ракетами дальнего действия, что, как известно, не входило в задание на разработку системы «Беркут» и против чего она, следовательно, нас не защищает.

В этом направлении мне удалось сделать следующее:

  1. Найден новый метод управления зенитным снарядом. Разработана, насколько можно сделать одному, теория этого метода.
  2. Найден новый тип конструкции управляемых снарядов в двух вариантах, один из которых задуман специально для нового метода управления.

Разумеется, эти вопросы решены только принципиально. Кстати, из проведенных мною исследований вытекает тот парадоксальный факт, что сейчас можно уже говорить о борьбе со снарядами тяжёлой дальнобойной артиллерии, уже выпущенными из орудия. Разумеется, это не простая задача, но возможность её решения теоретически обоснована.

Прошу Вас, Георгий Максимилианович, кроме решения вопроса об авторских правах, предоставить возможность продолжения моей несправедливо прерванной творческой конструкторской работы в области управляемых снарядов и беспилотной авиации.

КОРЕНЕВ. 27. XI. 1953 г. № 00387 сс/оп

Разослано: Тов. Маленкову Г.М., Тов. Молотову В.М., Тов. Хрущеву Н.С., Тов. Ворошилову К.Е., Тов. Кагановичу Л.М.

Копия послана Тов. Руденко Р.А.

***

Необходимый комментарий

Любопытный документ, который интересно было бы рассмотреть в т.ч. плоскости философии истории (подробнее: historiosophy.ru). По прочтении этого документа не может не возникнуть вопрос, насколько справедливы претензии его автора? Приведем несколько свидетельств.

1. Бомбардировщик «волнового управления»4,

В созданном в 1920-е годы в Петрограде ОСТЕХБЮРО под руководством В. Бекаури разрабатывали различные радиоуправляемые устройства. Бомбардировщик ТБ-1 должен был стать первым самолётом «волнового управления». Так называли машины, с которых оператор по радио управлял торпедным катером без экипажа. Аппаратура образца 1931 г. делалась специально для размещения в передней кабине «бомбера». Проект под шифром «Дедал» предусматривал пилотирование ТБ-1 с помощью радиосигналов. В перспективе он должен был стать беспилотным бомбардировщиком, своего рода летающей управляемой бомбой.

В начале 1930-х годов в Москве в ОСКОНБЮРО проводились работы по созданию простейшей системы автоматической стабилизации курса, крена и скорости в полёте. УВВС заказало партию из 10 экз. автоматов курса и хотело проверить новые средства для повышения точности бомбардирования. В течение первой половины 1931 г. ОСКОНБЮРО выполняло этот заказ, автоматы курса начали испытывать на ТБ-1.

Одновременно с выполнением заказа на изготовление автоматов курса, ОСКОНБЮРО разрабатывало автомат, который должен был обеспечить стабилизацию курса, крена и скорости, а также плоский разворот, вираж, спираль. В дальнейшем этот автопилот получил обозначение АВП-1, разработчик Р.Г. Ниренберг. Отработку и лётные испытания этого автопилота вели совместно сотрудники ОСКОНБЮРО, инженеры и лётчики НИИ ВВС — Р.Г. Ниренберг, Г.В. Коренев. Д.Ф. Тихомиров, А.А. Колосов.

В течение февраля-марта 1932 г. на ТБ-1 совершили 9 полётов с этим автоматом, но он требовал доводки. После устранения дефектов 21 июня 1932 г. экипаж в составе А.А. Колосова, Я.И. Алксниса, Лугиса и Лопицкого совершил полёт с работающим автопилотом длительностью 6 час 15 мин по маршруту Москва — Нижний Новгород — Москва.

И, наконец, в 1933 г. на ТБ-1 № 750 установили автопилот АВП-2, сопряжённый с приборами управления по радио (разработчики Г.В. Коренев. А.И. Марков, А.Р. Бонин, Г.О. Фридлендер). Он обеспечивал радиоуправление самолётом, включая пикирование, за исключением взлёта и посадки, которые выполнял экипаж. Дистанционное управление осуществлялось при помощи радиолинии «Дедал», позволявший передавать 16 команд. Представители ОСКОНБЮРО в ходе испытаний находились на борту самолёта, чтобы в случае какого-либо сбоя в системе своевременно устранять отказ.

Сначала опробовали только автопилот. Автоматику подстраховывал сидевший в кабине лётчик Агров. В октябре на этом самолёте совершили перелёты Москва — Клин — Москва и Москва — Одоев — Москва — Загорск — Москва. Общий курс выдерживался удовлетворительно, но скорость сильно колебалась, а несколько раз пилоту пришлось браться за штурвал. Затем перешли на управление по радио (но опять с присутствием на борту лётчика). Командный пост расположили на вышке Центрального аэродрома. Выяснилось, что повторную команду на поворот можно выдать не ранее, чем через 40 сек после первой — устройство не успевает срабатывать. Угол разворота не мог быть больше 55°. 13 октября 1933 г. самолёт из-за отказа АВП-2 самопроизвольно перешел в пикирование, но пилот отреагировал вовремя.

После ремонта попробовали атаковать условную цель — перекресток шоссе и ж/дороги в Химках. Управлять «беспилотником» собирались с борта ТБ-3. ТБ-1 требовалось совершить перелёт до Сенежского озера, вернуться и пройти точно над перекрестком. Две недели пытались выполнить этот план: то не работала радиостанция на ТБ-3, то мешала непогода. Наилучшим достижением оказался полёт до Дмитрова и обратно; операторам наведения не удавалось провести ТБ-1 ближе, чем в 100 м от контрольного пункта. Неожиданным препятствием явился параллакс: оператору казалось, что наводимый самолёт идет правильно, а на самом деле он двигался в стороне от цели.

После создания АВП-2, позволявшего по радио управлять полётом самолёта, разработчикам предстояло создать систему автоматического управления (САУ) полётом от взлёта и до посадки включительно.

В начале 1937 г. конструкторы ОСКОНБЮРО приступили к решению этой сложной задачи. Разработку возглавили Г.В. Коренев и А.Р. Бонин, а непосредственной разработкой занимались Р.Г. Чачикян, А.И. Марков и другие специалисты.

В 1935-1937 гг. выполнили обширные теоретические исследования, создали САУ для телемеханического самолёта (ТМС) ТБ-1 и провели большое количество лётных экспериментов. Всё это позволило в 1939 г. провести полигонные испытания на одном из самолётов под Сталинградом.

На испытаниях работала комиссия Военного Совета ВВС РККА, в неё входили комбриг Б.С. Стерлигов, лётчик-испытатель М.А. Нюхтиков, полковник М.В. Шишкин, военинженеры П.И. Сизов, Ф.Д. Воронин, В.Я. Кравец.

Радиоуправляемый ТБ-1 взлетал, набирал высоту, выполнял виражи, снижался и после подачи радиокоманды «ПОСАДКА» автоматически выполнял посадку.

Управление самолётом отрабатывалось и в случае применения радиопомех. ТМС ТБ-1 мог управляться как с наземного командного пункта (применяемый радиус 25 км), так и с самолёта сопровождения (применяемый радиус 6 км). Во время испытаний выполнили десять полётов, в девяти из них на борту находился экипаж, контролировавший работу аппаратуры, а десятый полёт выполнялся без экипажа.

Все полёты прошли успешно и в заключении Акта Комиссии отмечалось:

«Проведенные испытания доказали, что впервые в СССР коллективом завода разрешена проблема создания телемеханического самолёта тяжёлого типа, полностью выполняющего полёт от взлёта до посадки включительно».

Таким образом, ТБ-1 стал родоначальником нового класса летательных аппаратов — беспилотных самолётов, а Г.В. Коренев — одним из руководителей этой разработки.

  1. Упоминаемые Г.В. Кореневым академик Некрасов А.И. и профессор Румер Ю.Б. в конце 1930-х годов работали вместе с ним в так называемой «туполевской шараге» — ЦКБ-29 НКВД. Вот как вспоминал об этом периоде и персонально о них Л.Л. Кербер:

«…Юрий Борисович Румер, математик, физик и полиглот, кандидат в русские Оппенгеймеры. Его привезли к нам из Мариинских лагерей: стоял май, было тепло, приехал он в опорках от валенок, задрапированный в чехол от матраца. Высокий, с иссиня-черными волосами, с разбитыми очками на большом носу, он походил в этом наряде на иудейского пророка… Работал он в расчётной бригаде и покорил библиотекаршу Фатиму Расстанаеву, прочтя за месяц всю техническую литературу на английском, французском и немецком языках. «Ни разу не взял ни одного словаря!» — восхищалась Фатима… Весной 1944 г. [Сциллард], Крутков и Румер исчезли. Куда — разъяснилось много лет спустя: работать над атомной бомбой. Когда бомбу взорвали, их освободили…

Александр Иванович Некрасов, автор фундаментального труда по теоретической механике. Будучи в командировке в США, попал в автомобильную аварию и еле выжил. Вернулся назад инвалидом, на родине узнал, что он агент ФБР, и получил «десятку». Из-за шока сохранил только две области памяти: безукоризненно работал над теоретической механикой и вспоминал далекое прошлое — пасхальные заутрени, гимназисток, пирожки от Филиппова, стихи Надсона и Игоря Северянина, журнал «Столица и усадьба», а больше всего сокрушался о кошечке, которая осталась дома, когда его отвезли на Лубянку. Туполев распорядился оберегать его, насколько возможно в наших условиях, от тюремщиков и никакой практической работой не занимать. Сидел А.И. в крохотной отдельной комнате за огромным ветхозаветным бюро и писал свой курс»5.

  1. И. наконец, собственные впечатления.

Я не знаю, имел ли какие-либо последствия цитируемый документ, но, судя по тому, что Серго пришлось вновь защищать диссертацию, это весьма вероятно6.

Кстати, на своей «фирме» я встречал сотрудников, общавшихся по работе с Серго (теперь уже Гегечкори — фамилия матери). Все они отзывались о нём исключительно доброжелательно как о грамотном специалисте и хорошем человеке, а один из коллег не раз вспоминал, как останавливался на квартире у Серго, приезжая в командировки в Киев.

И, в заключение, всего несколько слов о том, как на моих глазах складывались «творческие отношения» между научными сотрудниками и «очень большими» начальниками в 1970-е— 1980-е годы.

Дело в том, что фирма, куда я попал, будучи ещё старшекурсником физтеха в середине 1970-х, являлась одним из прямых потомков того самого КБ-1, и вовсе не случайно сын «дядьки-наставника» Серго П.Н. Куксенко — Николай Павлович — более 30 лет проработал у нас одним из ведущих специалистов и руководителем выше среднего звена.

Не могу себе простить: в конце 1990-х годов, когда я уже занимался историей авиации, вполне мог бы неформально пообщаться с Николаем Павловичем, и сколько интересного он бы мне рассказал — но всё откладывал «на как-нибудь потом…» И не успел…

Фирма оказалась «блатной», её более 10 лет возглавлял сын очень влиятельного и более чем высокопоставленного партийного чиновника. Примечательно, что когда вопрос о моем переходе с институтской кафедры в академическом НИИ ещё обсуждался, знакомый родителей, сотрудник НТК ПВО, обрисовал дальнейшие перспективы весьма радужно: «Стоит сдать на вооружение хотя бы одну систему, как на фирму прольется такой дождь из премий и наград, что ваши диссертации и защиты будут выпекаться как блины». Прогноз оказался абсолютно точным.

Теоретический отдел, куда я попал и где писал диссертацию, также оказался «элитным», его создали накануне моего перехода специально для написания докторской нашему «большому боссу». Надо ли говорить, что защита прошла «с блеском» — ведущие учёные фирмы, писавшие диссертацию «самому», постарались на совесть…

В отличие от периода «шарашек», здесь никто ничего не отбирал и не присваивал: все всё понимали сами, и привлечь «Генерального» в соавторы считалось большой честью. Наиболее ярко это проявилось в изобретательстве.

В те годы «за внедрение» изобретения платили весьма приличные деньги. Сумма выплат «за изобретения, не дающие экономического эффекта», определялась прежде всего… составом авторов. При «оптимальном» авторском коллективе («ведущий писарчук», один—два непосредственных начальника и сам Генеральный) и «правильном» оформлении бумаг можно было получить до 5625 руб. на всех (тогда — стоимость «жигулей»). При среднемесячном окладе инженера 200-250 руб. «внедриться» хотя бы раз в год — совсем неплохо. С тех пор на фирме стал популярен анекдот: «Вопрос: «Чем отличается авторство от соавторства?» Ответ: «Тем же, чем пение от со-пения».

Перефразируя известное изречение, получим: «Какие времена, такие и нравы»…

Источник: Легенды и мифы отечественной авиации / Сборник статей. Редактор-составитель А.А. Дёмин. Выпуск 4. — М., Фонд содействия авиации «Русские Витязи», 2012. — 288 с, ил.

  1. сына Лаврентия Берия — Серго. — Б. Соколов []
  2. Проект противокорабельной ракеты. См.: Ангельский Р. «Комета» с московской развилки // В сб.: Легенды и мифы отечественнной авиации. Вып. 2. М., 2010. С. 257-272. []
  3. Проект зенитной ракеты. — Б.С. []
  4. См.: Саукке М.Б. AHT-4 — самолёт-эпоха. Люди и судьбы. М., 2009. С. 144-145. []
  5. Кербер Л.Л. Туполев. СПб., 1999. С. 125-126. []
  6. Берия С. Мой отец — Лаврентий Берия. М., Современник, 1996. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image