Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Каспарянц Арменак Аракелович

Армянский авиатор Арменак Аракелович Каспарянц

Армянский авиатор Арменак Аракелович Каспарянц

Арменак Каспарянц родился в 1888 году в с. Маймужух (ныне Пемзашен Артикского района) в бедной крестьянской семье. С детских лет Арменак видел много горя и унижения. Чтобы помочь отцу содержать большую семью, он вынужден был в 1905 г. выехать в Баку к брату и поступить рабочим на нефтепромыслы. Он стал участвовать в стачках бакинских рабочих, вскоре семнадцатилетний Арменак вместе с большевиками был арестован. После двухнедельного пребывания в тюрьме, под натиском рабочих, арестованные были освобождены. Арменаку было предписано в течение 24 часов покинуть Баку.

Из Баку Арменак уезжает в Александрополь (в советское время — Ленинакан, в настоящее время — Гюмри), где поступает работать на железную дорогу чернорабочим. В апреле 1905 г. в александропольском депо забастовали рабочие. Прекратилось железнодорожное сообщение Тифлис — Александрополь — Карс — Эривань. На митинге рабочих молодой Арменак выступил и рассказал, как бакинские рабочие ведут организованную борьбу за хлеб, за 8-часовой рабочий день и за политические права. Он призвал участников митинга к солидарности с бакинскими рабочими и трудящимися всей России за единство борьбы против самодержавия.

15 октября 1905 г. началась всеобщая стачка рабочих закавказских железных дорог. К стачке железнодорожников присоединились рабочие и служащие Армении. Фактически власть на железной дороге Александрополь — Эривань перешла в руки стачечного комитета, в состав которого вошел и Арменак Каспарянц. Жандармы преследовали активистов, арестовывали и ссылали в Сибирь.

По заданию стачечного комитета Арменак переехал в Карс. Там он поступил на лесопильный завод и одновременно выполнял поручения социал-демократической организации. Скрываясь от преследований, Арменак переехал в Эривань и поступил на строительство железной дороги. Весной и летом 1906 года в Армении снова оживилось революционное движение. В Эривани проходили массовые демонстрации, на которых выступали большевики, в том числе и Каспарянц.

В 1907 г. революционные выступления продолжались, но с меньшей силой. Арменак в это время уже был закаленным в борьбе юношей и вступил в ряды Российской социал-демократической партии (РСДРП). В начале 1908 г. А. А. Каспарянц за активное участие в революционной деятельности и распространение запрещенной литературы был арестован и заключен в карсскую тюрьму. Оттуда его перевели в бакинскую баиловскую тюрьму. Он был осужден на 10 лет каторги, однако кассационный суд смягчил наказание. Арменак был сослан на 5 лет в Харьков под надзор полиции. В Харькове Арменак работал чернорабочим на железной дороге с русскими рабочими, благодаря которым научился читать, писать и свободно говорить по-русски. И под их руководством продолжал свою революционную деятельность под неусыпной слежкой полиции.

В 1912 г. Арменак попал под амнистию и был освобожден из ссылки. Он вернулся в Александрополь. Прежде чем разрешить выезд, полиция взяла у него подписку, что он не будет участвовать в революционной работе. Не успел Арменак найти себе работу, как был призван в армию на действительную службу. Его направили в Ригу в инженерное подразделение (в железнодорожные войска).

В 1913 г. в Митаве был организован авиационный отряд, куда потребовались грамотные солдаты, а также имеющие специальность слесаря или токаря. Арменак в харьковском депо приобрел специальность слесаря. Его перевели работать младшим мотористом в авиационный отряд. Он полюбил авиацию, а его полюбили авиаторы. Он вложил много труда, чтобы отлично изучить конструкцию и мотор самолета. За отличную работу вскоре Каспарянц был назначен старшим мотористом. Иногда ему стали разрешать летать вместе с офицерами-летчиками.

Началась первая мировая война. Митавский авиационный отряд один из первых стал выполнять боевые задания командования по разведке войск противника. Хорошая техническая и летная подготовка помогла Арменаку получить право вылетать на боевое задание в качестве летчика-наблюдателя. Много раз приходилось Арменаку вступать в бой с самолетами противника, корректировать огонь своей артиллерии, вести разведку и бомбардировку вражеских войск. До августа 1915 года Арменак Аракелович был награжден четырьмя Георгиевскими крестами и Георгиевской медалью.

Фото армянского лётчика-наблюдателя Первой мировой войны, Георгиевского кавалера Арменака Аракеловича Каспарянца

Фото армянского лётчика-наблюдателя Первой мировой войны, Георгиевского кавалера Арменака Аракеловича Каспарянца

В одном из воздушных боев с истребителем противника Арменак был тяжело ранен — получил сквозное пулевое ранение в грудь. Как полного Георгиевского кавалера, Арменака отправили в Московский эвакогоспиталь. Лечение прошло удачно. После выздоровления он вместе с другими георгиевскими кавалерами был принят царем в Зимнем дворце в Петрограде. Арменак Аракелович как негодный к несению военной службы получил освобождение, а товарищи помогли устроиться на авиамоторный завод «Гном».

Имея большой опыт партийной работы и крепкую революционную закалку, Арменак Аракелович стал одним из руководителей подпольной большевистской организации московского завода авиационных моторов «Гном» и командиром рабочего красногвардейского отряда. Будучи полным Георгиевским кавалером, он был вне подозрения. Воспользовавшись этой «свободой», с группой рабочих он уходил в лес и учил их стрелковому делу, ведению уличных боев. Так Каспарянц неустанно готовил отряд к революции.

30 августа 1917 г. в газете «Социал-демократ» было опубликовано воззвание Московского комитета партии, призывавшее трудящихся к оружию, к борьбе с корниловщиной. «Рабочие, вооружайтесь!— говорилось в воззвании,— Образуйте дружины. Спешно связывайтесь с рабочими организациями, создавайте объединяющие центры».

25 октября (7 ноября) в Петрограде была установлена Советская власть. Арменак Аракелович с восторгом принял это известие. Он немедленно поднял свой отряд Красной гвардии на поддержку мероприятий Московского комитета партии для взятия власти в Москве.

25 октября Военно-революционный комитет Москвы назначил Каспарянца начальником отряда Замоскворецкого района. 1 ноября отряды революционных войск под командованием председателя Военно-революционного Комитета Г. А. Усиевича и Каспарянца заняли телеграфную станцию. Ожесточенные бои развернулись у подступов к штабу округа и Александровскому военному училищу — центру сопротивления белых.

Красногвардейцы действовали решительно. Благодаря хорошему знанию военного дела, личному мужеству и отличным организаторским качествам Арменак Аракелович повел свой отряд вместе с другими к Кремлю. Преодолевая сопротивление врага, красногвардейцы и революционные солдаты в ночь на 3 ноября овладели Кремлем. Идя впереди и увлекая своих бойцов за собой, Арменак Аракелович дважды был ранен. Однако он не оставил своего боевого поста до полного разгрома юнкеров во дворе Кремля.

***

Белогвардейцы, вооруженные международным империализмом, используя свое численное превосходство и мощь военной техники, продолжая наступление вышли к Казани. Молодые советские полки оказывали ожесточенное сопротивление. Однако противнику удалось 7 августа 1918 г. захватить Казань и хранившийся там золотой запас республики. Партия приняла решительные меры, чтобы остановить врага. Под Казань вместе с пехотными, кавалерийскими частями из центра стали прибывать и авиационные части. В их числе были 23-й авиационный отряд под командованием Героя гражданской войны И. В. Сатунина, 4-й социалистический авиационный отряд, 1-й Московский коммунистический авиаотряд и другие. Через несколько дней из Москвы под Казань прибыла Первая советская истребительная авиагруппа под командованием И. У. Павлова. Комиссаром одного из отрядов был А. А. Каспарянц.

С прибытием авиации фронт ожил. Авиационные отряды наносили удары по штабам, по артиллерийским позициям, по кораблям и баржам, перевозившим войска, и вели разведку позиций и тылов противника. Арменак Аракелович вел активную партийно-политическую работу среди личного состава, мобилизуя его на разгром врага. Он совершал в качестве летнаба полеты то с одним, то с другим летчиком и умело разил врага. Летчики говорили: «Если комиссар во главе отряда летает, значит победа обеспечена». Летчики и весь личный состав полюбили Арменака Аракеловича за его душевность, смелость и правдивость. В этих боях наша авиация, преодолевая сильную систему противовоздушной обороны противника, наносила ему значительный урон. Особо ощутительными были удары 22, 23, 24 августа. В эти дни Павлов организовал массированные налеты всех самолетов на Верхний и Нижний Услан. В числе участников был и Каспарянц. Эти налеты помогли Красной Армии задержать дальнейшее наступление противника и обеспечить подтягивание резервов Советской Армии для контрнаступления.

26 августа массированный удар нашей авиации по противнику повторился. Этим была сорвана попытка противника зайти в тыл V армии. За успешные действия авиации командующий армией Тухачевский объявил благодарность всему летно-техническому составу и командирам. Эту благодарность Каспарянц довел до личного состава и призвал еще более активизировать боевую работу авиации.

10 сентября Красная Армия освободила Казань. Авиаотряды получили задание одновременно с преследованием противника вести усиленную разведку в районе Симбирска (Ульяновск). В одном из вылетов Ф. А. Ингаунис обнаружил большую колонну пехоты и конницы, направлявшуюся к Симбирску. Авиаторы нанесли им ощутительный удар. Часть войск была уничтожена, а часть рассеяна по полю. Им не давали собраться в колонну. Деморализованные войска разбежались по населенным пунктам. Хотя боевой работе советской авиации препятствовали авиаторы противника, нередко в воздухе возникали горячие схватки, но высокий дух и боевое мастерство наших летчиков не раз приводили к победе. Вот как было написано в приказе Реввоенсовета №37 по Восточному фронту: «Солдаты Красной Воздушной флотилии V армии! Вся Советская Республика была свидетельницей Вашего несравненного героизма в исторических боях под Казанью. Вы сразу пригвоздили к земле предательских летчиков неприятеля. Вы изо дня в день терроризировали белогвардейскую Казань. Вы создали незаменимую разведку, вы обеспечили связь 5-й армии с Арским отрядом, вы бесстрашно преследовали врага, внося смятение и ужас в его ряды. Честь вам и слава, красные витязи воздушного флота!»1.

Разгром белогвардейцев и белочехов под Казанью явился переломным моментом на Восточном фронте. В то время, когда шли бои под Казанью, Железная дивизия под командованием Г. Гая (Бжишкяна) вела подготовку штурма города В. И. Ленина — Симбирска. Гай Дмитриевич не раз летал с летчиком Кожевниковым на разведку моста через Волгу в зону расположения пехоты и артиллерии противника. С воздуха он выбирал направления, откуда можно наносить более ощутительные удары, откуда можно ожидать подход резервов противника, где лучше форсировать Волгу и т. д. Гай был одним из первых командиров Советской Армии, который лично на самолете вел разведку противника и по своим данным принимал смелые решения.

Каспарянц на аэродроме впервые познакомился с Гаем. Он восхищался его храбростью, организованностью и высокими боевыми способностями. Имя Гая уже к этому времени было широко известно на фронтах.

12 сентября бойцы под командованием Гая при поддержке советской авиации, в числе которой был и Каспарянц, сокрушили укрепленную оборону противника и штурмом овладели городом Симбирском. На большом красноармейском митинге начдив Железной Гай выступил с пламенной речью и в заключении зачитал им же составленную телеграмму В. И. Ленину. В ней говорилось: «Дорогой Владимир Ильич! Взятие Вашего родного города — это ответ на Вашу одну рану, а за вторую — будет Самара!»

После освобождения Симбирска по настоянию Гая Каспарянц был назначен комиссаром бронепоезда «Саратовец», который поддерживал 24-ю Железную дивизию. Начались бои за освобождение Сызрани. Бронепоезд огнем своей артиллерии поддерживал наступающие войска Гая. 3 октября была освобождена Сызрань, а 8 октября — Самара. Бойцы бронепоезда, несмотря на яростное сопротивление противника и даже вывода 2-й бронеплощадки из строя и гибели нескольких бойцов, упорно поддерживали наступающие войска и одержали победу.

Первым командиром, кто вошел в Самару и телеграфировал о ее освобождении, был Гай. Освобождением Казани, Симбирска, Сызрани и Самары, а также других населенных пунктов, почти полностью Волга была очищена от белогвардейцев и белочехов. Надежды Антанты рухнули. Предстояло освобождение Урала от врага.

На освобожденной территории было тяжелое продовольственное положение. Партия предприняла ряд мер по обеспечению населения и армии продовольствием. Ввиду отправления бронепоезда в Москву на ремонт, Каспарянц был назначен особоуполномоченным по продовольственным делам в Казани. Им были организованы многочисленные продовольственные отряды и направлены в деревни для заготовки продуктов. В городе была восстановлена торговля. Началась национализация промышленных и крупных торговых предприятий. Была налажена выпечка и выдача хлеба трудящимся. Было восстановлено несколько предприятий, обеспечивающих фронт оружием, боеприпасами и обмундированием.

После ликвидации продовольственного кризиса в Казани и нормального функционирования советских учреждений, ЦК партии снова направило Каспарянца на фронт в распоряжение командования первого Туркестанского фронта. Начались бои за Оренбург. I армия под командованием Гая с Туркестанской армией 22 января 1919 г. освободили Оренбург. В это время Каспарянц был комиссаром оперативного отдела штаба армии, где разрабатывались все планы боевых действий. Освобождением Оренбурга восстановилась связь между РСФСР и Туркестаном. Уральские белоказаки оказались отрезанными от колчаковской армии. В это же время части советской IV-й армии подошли к Уральску и штурмом овладели им. Велика заслуга во взятии Уральска 25-й Чапаевской дивизии, которой до марта 1919 года командовал Гаспар Карапетович Восканян. В Оренбурге состоялась незабываемая встреча земляков Г. Гая, Г. К. Восканяна, А. А. Каспарянца.

Летом 1919 года войска Туркестанской армии, поддерживая наступление войск южной группы Восточного фронта, которой командовал М. В. Фрунзе, повели наступление на Уфимско-Златоустовском направлении. В эти месяцы Арменак Аракелович занимался обеспечением Туркестанской армии вооружением, боеприпасами, обмундированием и продовольствием, чем способствовал успешному наступлению войск и разгрому армии Колчака.

K концу июля из состава Туркестанской армии были переданы 3 дивизии в состав V армии, которой командовал Тухачевский. Армии предстояло овладеть Златоустом и Челябинском. Тухачевский, зная организаторские способности Каспарянца по бронепоезду им. Карла Маркса, с радостью взял его комиссаром в штаб армии в оперативный отдел. Арменак Аракелович стал принимать деятельное участие в подготовке армии к наступлению.

Утром 25 июня V армия перешла в наступление. Белогвардейцы оказали упорное сопротивление. Группа, возглавляемая Каспарянцем, под ураганный огонь переправилась через реку Уфу и захватила плацдарм. Это способствовало форсированию р. Уфы двумя бригадами 26-й дивизии. Они вышли в тыл противника и отрезали его части, оборонявшие пути железной дороги Уфа—Златоуст. Неожиданный маневр двух советских бригад стал ключом всей операции по овладению Златоустом.

В походах и боях вместе с рядовыми бойцами плечом к плечу шли комиссары, политработники и командиры, организованные комиссаром штаба Каспарянцем.

17 июля 1919 г. Реввоенсовет Восточного фронта сообщал в Реввоенсовет республики: «Доблестные войска пятой, армии под искусным водительством командарма Тухачевского после упорнейших боев, разбив живую силу врага, перешли через Урал»2.

Части Красной Армии захватили много пленных, оружия, боеприпасов и провианта. Надо сказать, что в этом немало было заложено боевого труда, мужества и отваги Каспарянца. V армия с боями продвигалась вперед, громя колчаковцев. 23 июля передовые дивизионы вступили в Челябинск. Войска белых в этих боях потеряли больше половины своего состава.

Колчаковская армия, разгромленная в Златоустско-Челябинских операциях, стала откатываться на Тобольск, оказывая упорное сопротивление. Советские войска, заняв Курган, развивали наступление на Петропавловск и далее на Омск.

Успехи V армии в первую очередь объясняются полководческим искусством командующего фронтом М. В. Фрунзе, командующего армии А. И. Тухачевского и неустанной работой партийно-политического аппарата, в числе которого был и Каспарянц.

Выполнив задание партии, Каспарянц был переведен в XIV армию Южного фронта для борьбы против Деникина.

Главные силы врага были направлены через Полтаву, Знаменку, Елизаветград на Киев. Деникин торопился овладеть богатыми ресурсами Украины, чтобы использовать их для нового наступления на Москву.

Каспарянц, прибыв из Кургана в Москву, принял авиадивизион и направился с ним на Украину под Киев. Задачей авиадивизиона было поддерживать действия армии против петлюровцев и войск Деникина. И здесь проявили мужество и стойкость летчики и техники под руководством своего комиссара Каспарянца. Часто с летчиками в качестве летнаба вылетал на разведку и Арменак Аракелович. Добытые им сведения во многом помогали командованию принимать правильные решения для борьбы с врагом.

Во второй половине августа белогвардейцы захватили Южную Украину с городами Николаев, Херсон, Одесса, Винница, Житомир, Бердичев, Белая церковь, Фастов. В конце августа завязались бои за Киев. Героически сражалась на этом участке фронта 44-я дивизия под командованием Щорса. Ее действия поддерживал авиадивизион Каспарянца. Однако, с каждым днем авиации становилось тяжелее вести бои из-за отсутствия бензина. Только благодаря находчивости техников в создании горючей смеси из спирта, самолеты продолжали рискованные вылеты.

30 июля банда петлюровцев и деникинцев ворвалась в Киев. Авиадивизион на оставшихся самолетах перебазировался на северо-запад в распоряжение командира особой группы В. И. Шорина, где был переформирован дивизион в отряд и направлен против конницы Мамонтова. По заданию В. И. Ленина летчики и сам Каспарянц вместе с другими авиаотрядами штурмовали конницу врага с малых высот, наносили ей большой урон.

В борьбе против деникинских полчищ советские летчики совершили немало доблестных подвигов. В этих боях на Южном фронте действовали 29 авиационных отрядов в составе 170 самолетов. Они днем, а иногда и ночью, вели разведку и своими неожиданными налетами задерживали продвижение конницы на север. Летчики создали условия для подготовки наземных войск и нанесения контрудара по врагу.

В этих боях отличились летчики особого отряда Братолюбова, которые на самолетах «Сопвич» и «Илья Муромец», совершая групповые налеты на конницу противника, вносили смятение в войсках врага. Не раз отличались в этих боях и летчики отряда Каспарянца.

С 16 по 20 октября 1919 г. длилась историческая битва под Орлом, положившая начало разгрому белогвардейской армии Деникина. 20 октября при поддержке авиации, в том числе авиаотряда Каспарянца, первой ворвалась в Орел 11-я стрелковая дивизия. 24 октября конница Буденного освободила Воронеж. Освобождение Орла и Воронежа резко изменило обстановку на Южном фронте. Красная Армия с боями продвигалась на Курск. 15 ноября была освобождена Касторная, захвачены большие трофеи. К началу 1920 года армия Деникина была разбита. Победа, одержанная войсками Южного фронта, отразилась и на положении Восточного фронта.

Вскоре Колчак был разгромлен. Однако силы белогвардейщины не иссякли. Врангель и панская Польша были главными военными силами Антанты, выступавшей против Советской России. Но самую серьезную опасность представила армия Пилсудского.

Проведена была тщательная подготовка советских войск к наступлению. Авиаотряд под руководством Каспарянца, несмотря на сильное сопротивление, огонь зенитной артиллерии и бои с самолетами противника, провел всестороннюю разведку фронта и тылов.

Добытые авиаотрядом разведывательные данные легли в основу плана наступлений для прорыва фронта польской армии. 5 июня 1920 г. на участке Ново-Фастов, Пустоворовка на вражеские позиции обрушилась 1-я конная армия. Она разорвала фронт противника и захватила Житомир. Польские войска в панике бежали.

Вместе с конной армией наступали части XII и XIV армий. В составе последней был авиаотряд Каспарянца. На одной из станций Каспарянц на путях увидел бронепоезд, на площадке которого было написано—«Карл Маркс». Это имя бронепоезду дал Каспарянц, вместо бывшего — «Саратовец». Он быстро подошел и тут часовой узнал своего бывшего комиссара. Каспарянц направился на командирскую бронеплощадку. Встретились бойцы по оружию. Личный состав бронепоезда обратился в Военный совет XIV армии с просьбой вернуть им своего бывшего комиссара Каспарянца. Военный совет удовлетворил просьбу.

Велика была роль советских бронепоездов в разгроме врага. Характерно признание, сделанное в 1920 г. начальником генштаба польской армии Геллером: «В последних боях на всем фронте самым серьезным и ужасным противником являются неприятельские бронепоезда». Бронепоезда XII, XIII, XIV армий были укомплектованы из рабочих, солдат и матросов. Они смело сражались с врагом.

Часто бронепоезд своим огнем поддерживал наступающие войска, прорывался на станцию, захватывал в плен большие группы людей, заходил в тыл врага и разрушал его коммуникации. Однако недолго пришлось Каспарянцу воевать с личным составом бронепоезда на Западном фронте.

***

Врангель сосредоточил крупные силы в Крыму. Необходимо было создать новые конные соединения, которые в то время были главной силой Красной Армии, и разгромить врага. Каспарянц был вызван в политуправление фронта и после беседы с А. Мясниковым откомандирован в распоряжение политотдела II конной армии и назначен заместителем комиссара кавалерийской дивизии вновь формируемой II конной армии. Командующим Южного фронта был назначен М. В. Фрунзе.

Видя такую подготовку Красной Армии, Врангель стал спешить с целью соединения с белополяками. Его войска дважды переходили в наступление. Был захвачен Мелитополь. Началось продвижение на Донбасс. II конная армия и части XIII армии разгромили наступающие белогвардейские войска. В этих боях Каспарянц всегда был в передовых шеренгах кавалерии, смело вел ее в атаку. Бойцы по примеру комиссара лихо преследовали противника и рубили его.

Очевидцы вспоминают такой эпизод. Как-то Каспарянц во главе эскадрона, используя холмистость местности, зашел в тыл отступающей пехоты противника и молниеносно атаковал ее. Противник не успел даже начать сопротивление, как оказался побежденным. Были захвачены большие трофеи: орудия, пулеметы, снаряды, боеприпасы. Особенно бойцы были довольны обозами с продовольствием и обмундированием.

Наступление белых на правобережную Украину провалилось. Тем самым провалились замыслы Антанты объединить силы Врангеля и буржуазно-помещичьей Польши в один общий фронт и вновь разжечь советско-польскую войну. Победа советских войск на Днепре возымела международное значение. Врангелевские войска, получив должный отпор, стали отступать в Крым. Наше командование решило не дать возможность Врангелю укрепиться в Крыму. М. В. Фрунзе в своем донесении В. И. Ленину телеграфировал: «Упустить его и не разгромить было бы величайшим преступлением».

Военный совет Южного фронта сосредоточил I конную армию в районе Берислава и Каховки и вместе со II конной армией и войсками других армий 26 октября перешли в решительное наступление. Противник оказывал упорное сопротивление. 16-я кавалерийская дивизия II конной армии при четвертом штурме овладела перекопскими укреплениями. Командиры и комиссары полков и дивизий, а также все политработники, в том числе Каспарянц, шли в передовых рядах наступающих подразделений. Своей отвагой, личным примером они вели бойцов в бой. Войска штурмом овладели сильно укрепленным узлом сопротивления — Турецким валом и водрузили на нем Красное знамя. К утру 9 ноября через Сиваш с боями переправились 7-я и 9-я кавалерийские дивизии II конной армии. Белые были выбиты и с Юшуанских позиций и стали с боями отступать. Для преследования врангелевцев были брошены II, а вслед за ней и I конные армии.

12 ноября 1920 г. М. В. Фрунзе обстоятельно доложил о достигнутых успехах. «Армии фронта свой долг перед Республикой выполнили. Последнее гнездо Российской контрреволюции разорено, и Крым вновь станет Советским»3.

А в период от 13 до 17 ноября Красной Армией были освобождены Симферополь, Севастополь, Феодосия, Керчь, Ялта. В этих боях большую помощь советским войскам оказали крымские партизаны. Разгром войск Врангеля— последнего оплота белогвардейщины явился одной из самых блестящих страниц в истории Красной Армии4. Силы внешней и внутренней контрреволюции понесли такое поражение, после которого продолжать интервенцию и гражданскую войну они уже не могли. Страна стала залечивать раны, нанесенные ей войной. Началось восстановление народного хозяйства.

После гражданской войны ЦК РКП(б) назначил Арменака Аракеловича Каспарянца особоуполномоченным при Совнаркоме Белоруссии. Там он также проявил свои организаторские способности, много раз получал благодарности, неоднократно награждался памятными именными подарками вплоть до именного боевого оружия.

В Белорусском Совнаркоме Каспарянц работал до 1923 г. и по личной просьбе был освобожден от работы. Он переехал к семье в Казань. Там он долгие годы работал на авиационном заводе, занимал ряд руководящих постов в государственных, хозяйственных и партийных организациях. В связи с обострением болезни, перешел на персональную пенсию. Давали знать о себе недолеченные боевые ранения. В 1958 г. во время переезда из Казани в Ереван в поезде, под Москвой, близ станции Серпухово, Арменак Аракелович скончался.

Источники:

  • X. С. Петросянц «В рядах советских авиаторов». — Ереван: «Айастан», 1969 — 310 с., ил.
Примечания:
  1. ЦГАСА, ф. 185, оп. 8, д. 6, л. 70. []
  2. ЦГАСА, ф. 106, оп, 1, д. 33. л. 191. []
  3. М. В. Фрунзе. На фронтах гражданской войны, стр. 443. []
  4. См. В. И. Ленин. Соч„ т. 31, изд. 4-е, стр. 457. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image