Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Худяков Сергей Александрович (Ханферянц Арменак Артёмович)

Активный защитник Бакинской Коммуны, борец за освобождение Северного Кавказа от белогвардейцев и народов Закавказья от мусаватистов, дашнаков и меньшевиков, талантливый военачальник Великой Отечественной войны, Маршал авиации Сергей Александрович Худяков, он же Ханферянц Арменак Артемович, родился в 1901 г. в с. Большой Таглар (область Нагорного Карабаха).

Отец — Арутюн Ханферянц занимался сельским хозяйством, а мать была домохозяйкой. С 1908 по 1915 г. Арменак учился в Тагларском двухклассном училище и успешно окончил его. В свободное от учебы время он помогал отцу по хозяйству. По сравнению с другими селами Б. Таглар находился в лучшем экономическом положении. Это объяснялось тем, что в Тагларе находилась шелкомотальная фабрика братьев Тер-Мкртичевых, где работало 200—250 шелкомотальщиц. Средний заработок каждой был небольшой, однако он был определенной поддержкой для бедняков, работавших на фабрике. Кроме этого, многие крестьяне разводили шелковичных червей и продавали как грену, так и полученный шелк. В селе формировался рабочий класс.

В Тагларе было несколько революционно настроенных рабочих, которые поддерживали связь с бакинскими большевиками. Они часто выступали в защиту рабочих. Особенно большую работу они вели в 1905—1907 гг. Среди них выделялись Самсон Фалян, Ваган Газанчян. Они часто бывали у Артема Ханферянца и вели с ним беседы о революционных событиях в Баку и России. Иногда Арменак тайком прислушивался к их разговору и у мальчика зарождалась ненависть к царскому самодержавию, буржуям и помещикам.

После окончания учебы в начале 1914 г. родители отправили Арменака в Баку к дяде для продолжения образования. Но устроиться учиться не удалось. Он вынужден был в 1915 г. поступить на работу в контору лесопромышленника Адамова. Сначала он был телефонистом, затем приемщиком лесоматериалов.

Арменак интересовался и сочувствовал революционным выступлениям бакинского пролетариата под руководством большевиков против империалистической войны за хлеб, за мир и свободу. Ханферянц участвовал в проводимых в Баку демонстрациях и в забастовках рабочих лесопилки. В ходе этой борьбы молодой Арменак мужал и политически закалялся. Для изучения революционной литературы французских и немецких социалистов, произведений К. Маркса и Ф. Энгельса, он решил изучить английский и немецкий языки. Это ему удалось. Уже в 1917 г. Арменак читал, писал и говорил по-английски и по-немецки.

Февральскую революцию Арменак Артемович, как и все трудящиеся, встретил с большим воодушевлением. Он считал, что настало время окончания войны и улучшения положения всего трудового народа. Но надежды не оправдались. Это еще больше настроило его против буржуазии и Временного правительства. Начались новые стачки, забастовки в Баку против продолжения империалистической войны. Арменак окончательно примкнул к большевикам и стал выполнять их задания.

Но империалисты делали все, чтобы уничтожить Советскую власть как в России, так и на Кавказе. Пролетариат Баку встал на защиту своих завоеваний. В его рядах был и Арменак.

Вскоре по указанию Бакинского Совнаркома 1-й Бакинский экспедиционный Красногвардейский отряд под командованием Баграта Авакяна был отправлен на пароходе «Паризьен» в район Порт-Петровска (ныне Махачкала) для разгрома белогвардейских и мусаватистских банд. Отряд должен был очистить железнодорожный путь на Баку и пропустить эшелон с хлебом, присланный по заданию В. И. Ленина для бакинского пролетариата. В первых боях против врагов молодой командир отделения Ханферянц проявил мужество и отвагу. Но противник численно превосходил, и отряд не смог противостоять. Командование войск Бакинской коммуны не имело достаточно войск для посылки подкрепления Авакяну. Войска были заняты в боях против турецко-немецких оккупантов. Банды белогвардейцев и мусаватистов заняли Порт-Петровск и разграбили весь хлеб, оставив трудящихся Баку без продовольствия.

Враг все больше рвался к Баку. Город был сжат вражескими войсками в кольцо. Плечом к плечу против интервентов боролись русские, азербайджанцы, армяне, грузины. Несмотря на тяжелое положение в России, Советское правительство оказало большую помощь защитникам Баку. Летом по заданию В. И. Ленина в Баку прибыл 1-й Кубанский авиадивизион и боевой отряд Г. К. Петрова для обороны города. Были направлены продовольствие, вооружение, боеприпасы, деньги. Около трех месяцев длилась неравная борьба. Вместе с Арменаком участвовал в боях его брат Левон Ханферянц, который был командиром роты. Были дни, когда Арменак возглавлял на своем участке бой вместо раненого командира.

Империалисты торопились захватить кавказскую нефть. Они не жалели ничего для подкупа внутренней контрреволюции, чтобы с их помощью преодолеть сопротивление трудящихся и установить в Баку свое господство. Подорванная изнутри предательскими действиями меньшевиков, эсеров, мусаватистов и дашнаков, действиями с фронта интервентов, Советская власть в Баку 31 июля 1918 г. временно пала. Советские войска, оборонявшие город, отступили к морю и расположились на Петровской площади. В их числе был Арменак Артемович.

Турецкие войска 5 августа подошли к городу. Бои шли на подступах к Биби-Эйбату. Войска контрреволюционной «Диктатуры Центрокаспия» в панике отступили. В этот критический момент в бой вступил отряд Петрова. Быстро выкатив свои орудия с пароходов на Петровскую площадь, две советские батареи открыли ураганный огонь по наступающим цепям турок. Пехота, в передовых рядах которой был Ханферянц, заняла Биби-Эйбатский хребет. Прорвавшийся к Баку турецкий батальон был почти полностью уничтожен. По приказу Петрова в соответствии с указанием С. Шаумяна войска погрузились на пароходы и стали переправляться в Астрахань. Перед уходом Арменак Артемович прибыл в лазарет попрощаться с братом. С тех пор они не виделись. По заданию предательского Центрокаспия корабли были задержаны в море. Пароход, на котором Арменак Артемович отправился в Астрахань, в пути сел на мель и потерпел аварию. В результате кораблекрушения было много человеческих жертв. С этого времени родные Ханферянца не имели от него известий.

Арменак прибыл в Астрахань. В Астрахани из остатков войск Петрова был сформирован 1-й советский «Железный полк», в состав которого вошел Ханферянц в качестве помощника начальника разведки. Полк был переброшен в район Кизляра и вел боевые действия против белогвардейской банды Бичерахова. В боях под Кизляром Ханферянц был ранен в ногу и доставлен в Астраханский госпиталь. После выздоровления в военкомате Ханферянц предъявил не свои документы, а документы С. А. Худякова1 и был направлен в 34-й стрелковый полк на должность помощника начальника конной разведки. В боях Худяков проявлял мужество и отвагу. Не раз он со своим подразделением добывал для командования разведывательные данные.

В августе 1919 г. под Царицыном с группой конных разведчиков ночью Худяков, переодетый в форму офицера, зашел в глубокий тыл врага для разведки его резервов и артиллерийских позиций. На обратном пути пришлось ввязаться в бой с численно превосходящим противником. Здесь он вторично был ранен в левую щеку и деникинцами взят в плен. Но части Красной Армии вскоре освободили занятую противником территорию. Худяков был направлен в госпиталь на лечение. После выздоровления он снова является в военкомат и направляется в кавалерийскую бригаду 20-й стрелковой дивизии, где вначале был назначен замкомом в эскадроне и участвовал в боях за освобождение Северного Кавказа. Как и раньше, Арменак Артемович в боях проявлял храбрость и мужество, участвовал в смелых и ожесточенных рубках с конницей белогвардейцев, освобождая Торговую, Тихорецк, Кавказское, Баталинскую, Порт-Петровск.

За смелость и отвагу в боях и высокие организаторские способности командир дивизии назначил Худякова командиром кавэскадрона. Эскадрон под руководством Худякова с боями вместе с другими частями, освобождая Северный Кавказ, двигался к Баку.

28 апреля 1920 г. вооруженные отряды рабочих заняли все правительственные здания и важные пункты Баку. Мусаватистский парламент был распущен. Состоялось провозглашение Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Ханферянцу второй раз пришлось присутствовать на торжественном провозглашении Советской власти в Баку. В этот период эскадрон Худякова (Ханферянца) нес охрану города от контрреволюционных выступлений против молодой Советской власти в Азербайджане. 3 мая части Красной Армии вместе с рабочими отрядами продвинулись в горы Азербайджана. 11 мая 7-я кавдивизия заняла Закаталы и на другой день вышла на границу меньшевистской Грузии в район Белоканы. По реке Алазан 18-я кавдивизия подошла в район Нухи и Закаталы. В этих боях за освобождение Азербайджана активно участвовал и кавалерийский эскадрон С. Худякова. Население края с большим восторгом встречало своих освободителей. Однако 25 мая ханы и беки, используя неразоруженные полки бывшей мусаватистской армии и деникинских офицеров и солдат, отступивших в ряд районов, с помощью грузинских меньшевиков подняли контрреволюционный мятеж в Гяндже (ныне Кировабад)2. Силы мятежников превосходили в 4—5 раз. Командование XI армии стало укреплять Гянджинскую группу. Сюда же прибыла и кавалерийская бригада, в составе которой был кавэскадрон Худякова.

31 мая войска под командованием М. Д. Великанова перешли в наступление. Конница имела задачей блокировать город и отрезать противнику пути отхода на запад, в горы. Худяков вместе со своими лихими конниками с честью выполнил возложенную на него задачу по блокировке путей отхода противника. Много вражеских солдат и офицеров было взято в плен. Главный удар по центру группировки мятежников наносили пятью стрелковыми полками при поддержке артиллерии и автобронедивизиона. К вечеру 31 мая части XI армии при содействии боевых отрядов трудящихся ликвидировали мятеж. Население Гянджи с большой радостью встретило возвращение Красной Армии.

Разгром в Гяндже — наиболее крупном очаге контрреволюции облегчил подавление антисоветских выступлений в районах Барди, Евлаха, Нухи, Шамхора, Тертера, в подавлении которых активное участие принимал и эскадрон Худякова. Его командир личной храбростью внес большой вклад в дело защиты великих Октябрьских завоеваний советского народа.

Часть войск, в том числе и кавэскадрон Худякова, были переброшены в Карабах для наведения революционного порядка. 7 августа 1920 г. 20-я кавалерийская бригада и 84-я стрелковая бригада разбили отряды Дро и Гажели, освободив Горис. Через два дня был отбит от маузеристов Ангегакот. Однако еще долго пришлось вести бои с дашнакскими бандами в Зангезуре. В это время эскадрон Ханферянца нес боевую охрану советской границы у Джульфы, не допуская переброски банд и оружия из Ирана дашнаками и мусавистами.

В Армении устои дашнакского правительства были сильно подорваны. Трудовой народ в конце ноября 1920 года восстал против ненавистного дашнакского режима и призвал Советское правительство на помощь. В Армению двинулись войска XI армии. Освобождая на своем пути восставшие районы Иджевана, Дилижана и другие, Красная Армия вместе с восставшим народом шла на Эривань. 2 декабря Г. К. Орджоникидзе сообщил В. И. Ленину о провозглашении Советской власти в Эривани, В числе войск, первыми вошедших в город, был и эскадрон Худякова. Когда советские кавалеристы прошли красивым строем через освобожденный город, народ с восторгом приветствовал своих освободителей.

Кавалерийская бригада 20-й стрелковой дивизии после освобождения Армении пошла вместе с другими частями XI армии на помощь грузинскому народу. В их числе отбыл из Эривани и эскадрон Худякова. В боях за освобождение Тифлиса и других населенных пунктов особо отличился эскадрон Худякова. Конники вели на подступах к городу кровопролитные бои и вошли в него победителями, Худяков разъяснял воинам их высокую освободительную миссию. Он добивался укрепления дружеских и братских отношений между воинами и местным населением. В течение месяца части Красной Армии разгромили меньшевистские войска, несмотря на их превосходство в численности и вооружении.

После полного очищения Грузии Худяков участвовал в подавлении дашнакской авантюры в Армении и снова был направлен со своим эскадроном нести пограничную службу в район Джульфы. За активное участие в боях за освобождение Северного Кавказа, Азербайджана, Армении и Грузии Худяков неоднократно награждался ценными подарками.

С мая 1922 года Худяков был направлен в Тифлис на командные курсы во вторую кавалерийскую школу. Он успешно окончил учебу. 1 апреля 1923 г. был назначен в 7-й казачий кавалерийский полк 1-го конного корпуса. А позже Худяков был назначен командиром сотни в 10-й кавполк. В этом полку 10 октября 1924 г. он вновь был принят в ряды Коммунистической партии3.

С 1924 по 1931 гг. Худяков занимал ряд командных должностей вплоть до командира полковой школы, где обучал и воспитывал младший командный состав для полков дивизии. Как отличного командира, имеющего большой боевой опыт, прекрасные командные и политические качества, приказом Реввоенсовета СССР № 0491 от 22 декабря 1931 г. Сергей Александрович Худяков был командирован на учебу в Военно-Воздушную Академию им. Н. Е. Жуковского на командный факультет.

Учился Худяков отлично и активно участвовал в общественной работе. В академии 5 апреля 1936 г. в партийной характеристике группарторга С. А. Худякова было записано: «С работой группарторга отдела справляется хорошо, политически развитый. Регулярно работает над повышением своей идейной вооруженности. Примерный коммунист. Является отличником учебы. По опыту своей работы и со своей подготовкой может быть использован как руководитель марксистско-ленинской подготовки». За время учебы он получил 10 благодарностей, а в 1936 году Министр обороны СССР присвоил Худякову звание «Отличника РККА». В выпускной аттестации были написаны похвальные слова в адрес Худякова. Высшая аттестационная комиссия сделала заключение: «Подлежит выпуску по первому разряду. Достоен присвоения воинского звания майор. Может быть использован по должности командиром эскадрильи.

Пред. комиссии комкор Тодорский»4.

Окончив академию, в ноябре 1937 г. Худяков был назначен начальником 1-го отдела тяжелой авиабригады Белорусского военного округа. Вместе с собой в бригаду он принес высокую штабную культуру, тактическую грамоту и организованность. Благодаря прекрасной работе Худякова в штабе бригады, он вскоре был переведен в штаб Военно-воздушных сил округа, а с июля 1938 года был назначен начальником тыла Военно-воздушных сил Белорусского военного округа. На этой должности он проработал до марта 1940 г.

В январе 1940 года в период войны против белофиннов Худяков был направлен на стажировку в штаб 7-й воздушной армии Северо-Западного фронта. С С. А. Худяковым у меня связано много личных воспоминаний. Познакомился я с ним в период войны против белофиннов в штабе ВВС Северо-Западного фронта, где я работал инспектором авиационного отдела политуправления фронта. Он как стажер и начальник тыла армии, а затем как начальник штаба ВВС армии показал высокую тактическую грамотность. Составленные им документы, проекты приказов, проводимые разборы боевых действий авиачастей, организация тыла по обеспечению действий авиации на всю глубину и ширину фронта при обороне и наступлении являлись примером высокой тактической и стратегической грамотности и зрелости командира. Он изучал особенности действия авиации в зимних условиях и обеспечения авиационной армии в боевой работе горючим, боеприпасами, обмундированием, продовольствием. С. А. Худяков составлял расчеты боевых действий разных родов авиационных соединений. Много ценного он внес в решение этих вопросов.

С. А. Худяков занимался также изучением вопроса взлета и посадки самолетов разных типов с полной нагрузкой со снежного и ледяного аэродромов. Его интересовал вопрос укатки снежного аэродрома. В связи с этим он делал расчеты сил и технических средств. Часто мне приходилось видеть его на аэродромах, где велась боевая работа. И везде он вносил свою лепту в организацию боевой работы. Не раз он сам в качестве летчика или летнаба вылетал на боевые задания, или на разведку расположений войск и военных объектов. Возвращаясь с полетов, Худяков делал точные расчеты — каким количеством самолетов и какими бомбами можно разбомбить данный объект. Иногда он вместе с авиационным соединением вылетал на бомбардировку военных объектов для проверки правильности своих расчетов. Много внимания уделял С. Худяков четкому взаимодействию бомбардировочной и истребительной авиации, взаимодействию авиации с наземными войсками. И на месте в ходе боя давал ценные советы командирам. Помню однажды в ленинской комнате в одном из соединений был разбор итогов боевой работы тяжелобомбардировочной авиадивизии. Худяков выступил с анализом работы частей. Он умело показал положительные и отрицательные стороны как периода подготовки к вылету, так и итоги боевого вылета. Не забыл он показать и состояние политического обеспечения этого боевого вылета. Он поставил требование умело вести партийно-политическое руководство работы и рекомендовал политработникам показывать личный пример в бою. «Надо, чтобы политработник был таким, каким хотел видеть Ленин», — этими словами закончил С. А. Худяков совещание.

В июне 1940 г. Сергей Александрович был назначен начальником штаба Военно-воздушных сил Белорусского Особого военного округа. Худяков быстро организовал из числа молодых талантливых авиаторов штаб ВВС округа. Много он уделял внимания обучению кадров по руководству войсками. Приобретенный опыт в войне с белофиннами Худяков критически осмысливал и внедрял в воздушной армии Белорусского Особого военного округа.

Инспекторские проверки Министерства обороны и Главкома Военно-воздушных сил дали высокую оценку штабу округа и его начальнику. И 28 декабря Советское правительство присвоило Худякову Сергею Александровичу звание генерал-майора авиации.

Вероломное нападение немецко-фашистских захватчиков застало Худякова на должности начальника штаба округа ВВС. Известно, что из-за постоянного усыпления нашей мобилизационной готовности и Белорусский военный округ война застала врасплох. Первый налет немецкой авиации по советским аэродромам уничтожил много самолетов, однако авиационные части, несмотря на огромные потери, дали жесткий отпор противнику. Через несколько дней после начала Великой Отечественной войны Худяков был назначен командующим Воздушной Армии. В это время развертывается во всю ширь военный талант выдающегося сына армянского народа. И здесь ему пригодилось все то, что он приобрел в период войны с белофиннами. В боях против немецко-фашистских захватчиков Худяков мобилизует все силы, чтобы в ожесточенных боях прикрыть свои наземные войска, военные объекты и во взаимодействии с наземными войсками громить танковые и мотомеханизированные войска противника, уничтожать его авиацию на аэродромах.

Маршал авиации Худяков (Ханферянц)

Маршал авиации Худяков (Ханферянц)

В период обороны Москвы Худяков сделал очень многое, чтобы отбить налеты фашистской авиации от нашей столицы. Он расставлял авиасоединения с таким точным расчетом, что очень редко отдельным самолетам удавалось прорваться к Москве. Его тактический талант с блеском проявился на совещании в Москве в конце ноября 1941 года, когда готовилось наступление советских войск под Москвой. Худяков в своем выступлении изложил план взаимодействия авиации и наземных войск. В заключение совещания Г. К. Жуков — командующий Западным фронтом, одобрил план Худякова и приказал быть решительным в наступлении и не дать возможности авиации противника помешать нашему наступлению. Тогда же по инициативе Худякова на самолетах всех типов были поставлены реактивные снаряды для более мощного удара по живой силе и технике противника.

Мне посчастливилось быть на этом совещании, а после него обменяться мнениями с Сергеем Александровичем. Наша короткая беседа показала, что Худяков очень много и ответственно работает по воздушной обороне ближних подступов Москвы. Он выразил твердую уверенность, что это сражение будет обязательно выиграно нами. Мы вышли с совещания, окрыленные ближайшей перспективой нашего наступления и полной решимостью разгромить врага под Москвой.

Советские войска полностью выполнили задачи, поставленные Верховным Главнокомандованием. Враг был разгромлен под Москвой. Страна торжествовала победу. После разгрома немецко-фашистских войск под Москвой талантливый полководец генерал-лейтенант С. А. Худяков был назначен командующим авиацией Западного фронта. Под его руководством был разработан план разгрома бомбардировочной авиации противника на аэродромах Брянска, Орла, Карачева, Смоленска и других, которые готовились наносить массированные удары по промышленным центрам нашей страны: Куйбышеву, Саратову, Коврову, Горькому. Фронтовая авиация вместе с авиацией дальнего действия в течение нескольких дней и ночей наносили массированные удары по аэродромам противника, уничтожили большое количество самолетов и сорвали план Геринга по уничтожению нашей военной промышленности.

19 августа 1944 г. в газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Сергею Александровичу звания Маршала авиации. Его имя постепенно стало известно не только в нашей стране, но и далеко за пределами Советского Союза. Благодаря авторитету Худякова как военачальника Верховное Главнокомандование поручило ему обеспечивать взаимодействие советской авиации с авиацией союзников. В его обязанности входило руководство челночных полетов американской авиации с посадкой на советских аэродромах при полетах с наших аэродромов. Сергей Александрович вложил большой вклад в дело обеспечения взаимодействия советской авиации с авиацией союзников в завершающем этапе войны. В феврале 1945 г. состоялась Ялтинская конференция трех великих держав-союзников: СССР, США и Великобритании. Верховный Главнокомандующий вооруженными силами Советского Союза И. В. Сталин избрал своим советником по авиации на эту конференцию одного из лучших авиационных полководцев — маршала авиации С. А. Худякова. Это было не случайно. Еще до выезда на конференцию И. В. Сталин хорошо знал Худякова. Не раз он выполнял его задания по разработке планов наступления и авиационной поддержке той или иной стратегической операции. Много раз Худяков лично докладывал Сталину об итогах действия нашей и союзной авиации по важным объектам врага, о тактике действий нашей авиации и о ее нуждах.

Много работал Худяков под руководством маршала авиации, главнокомандующего Военно-воздушными силами А. Новикова с командующими воздушных армий, их военными советами по организации сил авиации и по разгрому врага.

9 мая 1945 г. на весь мир разнеслась весть: Великая Отечественная война советского народа против гитлеровских захватчиков увенчалась блестящей победой. Победа над фашистской Германией явилась триумфом советского народа, его вооруженных сил, в которую внес свой вклад и талантливый сын армянского народа Ханферянц Арменак Артемович. Во время парада Победы он с трибуны Мавзолея В. И. Ленина вместе с другими полководцами наблюдал, как знамена разбитой германской армии бросались нашими солдатами к подножью Мавзолея и радовался этой победе.

Однако война еще не была окончена. Встала задача уничтожения второго очага мировой войны — японского империализма — дальневосточного партнера фашистской Германии. В числе полководцев, разрабатывавших стратегическую операцию по разгрому японских империалистов в Манчжурии был и командующий XII воздушной армии маршал авиации С. А. Худяков.

В этой операции на Худякова была возложена задача поддержать наступление войск Забайкальского фронта с монгольских и забайкальских аэродромов. Транспортная авиация XII воздушной армии должна была обеспечить VI гвардейскую танковую армию горючим и боеприпасами, перебрасывать воздушный десант. Истребительная авиация должна была прикрывать действие наземных войск и бомбардировочно-штурмовой авиации. 7-го августа в штабе XII воздушной армии я снова встретился с Худяковым. Это было совещание, после которого Советская Армия утром 8-го августа перешла в наступление. К началу компании в составе ВВС фронтов и флота было 4700 самолетов. Наиболее сильной по своему составу была XII воздушная армия Забайкальского фронта под командованием маршала авиации С. А. Худякова. Армия имела 1334 самолета.

Штаб Забайкальского фронта и XII воздушной армии были расположены на территории Монголии. К началу наступления Худяков уже объехал все авиасоединения и был у нас в 54-й авиадивизии. Он проверял и давал указания в соответствии со складывающейся обстановкой. Наша дивизия поддерживала наступление VI гвардейской танковой армии. Последняя после мощной артиллерийской и авиационной подготовки прорвала фронт противника, двинулась форсировать высокогорный хребет Большой Хинган. В районе Ютота наша дивизия доставила горючее танкам. Я удивился, когда увидел, что на этот аэродром раньше нас прибыл Худяков. Он на месте принимал необходимые решения. Худяков требовал, чтобы авиация помогла танкам быстрее перевалить через Большой Хинган. Это по мнению командования фронта могло самым существенным образом повлиять на успех всей стратегической операции трех фронтов.

VI гвардейская танковая армия под руководством генерал-полковника А. Г. Кравченко стремительно двигалась вперед. Неожиданно для японского командования она преодолела Большой Хинган, вышла на оперативный простор Центрально-Маньчжурской равнины и овладела городом Лубэй. Однако дальнейшее продвижение было приостановлено в связи с отсутствием горючего. Начались грозовые дожди. Большой Хинган был окутан облаками. Проливные дожди полностью сковали действия транспортной авиации.

Худяков в день несколько раз бывал у нас на аэродроме, сам изучал летные условия, посылал самолеты на разведку погоды, беседовал с летным составом о необходимости обеспечить горючим VI танковую армию для быстрого продвижения на Мукден, и далее на Порт-Артур. Худяков ставил задачу перед авиацией обеспечить высадку десанта для взятия ряда городов в Маньчжурии.

Выйдя в район Лубэй—Туцюань, танковая армия оторвалась от основных баз снабжения до 450 км. Автотранспорт отставал, войска остро нуждались в горючем, не хватало воды. От авиации зависело многое. Кроме Худякова к нам на аэродром прилетали маршалы Советского Союза А. М. Василевский, Р. Я. Малиновский, главный маршал авиации А. А. Новиков. Каждый из них особо интересовался состоянием помощи VI танковой армии горючим.

12 августа 1945 г. в качестве разведчика погоды вместе с командиром отряда ст. лейтенантом Поляковым вылетел и я. Худяков поставил задачу во чтобы то ни стало пройти по всему большому Хингану и установить, где можно пройти в Маньчжурию. Нам удалось произвести разведку метеорологических условий Большого Хингана и совершить посадку на аэродроме Лубзй. Нас встретили командующий VI танковой армии генерал-полковник Кравченко и член военного совета генерал-лейтенант Г. Л. Туманян. Они обрадовались нашему прилету. Мы были предвестниками того, что горючее будет. Хотя аэродром был залит водой от многодневных проливных дождей, однако был пригоден для осторожной посадки. Я сообщил по радио всем самолетам с горючим вылететь в Лубэй.

В этот день до вечера около 100 наших самолетов доставили горючее. Заправившиеся танковые части двинулись в направлении Мукдена, а часть — на Чанчунь. К исходу дня VI гвардейская танковая армия овладела г. Туцюань, а 14 августа — г. Таонань. После освобождения Таонань мне было поручено снова организовать доставку группой самолетов горючего для VI танковой армии.

Утром 18 августа мы отметили День Воздушного Флота СССР. У всех было приподнятое настроение. Был зачитан приказ Маршала авиации С. А. Худякова о награждении летно-технического состава нашей дивизии орденами и медалями Советского Союза за проявленные мужество и героизм в борьбе с японскими империалистами. Я был награжден орденом Александра Невского.

18 августа погода была пасмурная. После подготовки летного состава к полетам, на аэродроме был устроен импровизированный концерт. Выступали наши летчики и десантники. К середине дня подул ветер и разогнал нависшие облака. На аэродроме началась посадка 120 десантников в самолеты под командованием подполковника Забелина.

Полет вглубь Маньчжурии при сложившейся обстановке представлял значительные трудности. Транспортным самолетам с людьми, вооружением и боеприпасами предстояло пересечь линию фронта и спуститься в тыл противника. Наши летчики после двух часов полета под прикрытием истребителей достигли Харбина. Самолеты, сделав разворот над аэродромом, пошли на посадку. Каждый летчик ожидал, что вот-вот самураи откроют огонь. Как только самолеты приземлялись и отруливали в безопасную зону, тут же выскакивали десантники и принимали боевой порядок. С группой десантников полетел и генерал-майор Г. А. Шелехов, который возглавлял десант. Через 30 минут после приземления в Харбине он донес командованию фронта о выполнении задания. Самолеты вылетели обратно.

На следующий день, 19 августа, летчики 21-й авиадивизии с авиадесантом второй группы произвели посадку в г. Гирин. Это задание было также весьма ответственным. Но опасность не смущала ни летчиков, ни десантников. Они шли на риск во имя победы. После приземления авиадесантный отряд занял оборону вокруг аэродрома. Вперед выслали патрули-самолеты. Выполнив задание, они вернулись на базу.

19 августа по заданию маршала авиации С. А. Худякова летчиками нашей дивизии были высажены десанты в Чанчуне и Мукдене. Как указывается в исторических документах, авиадесантникам Забайкальского фронта принадлежит главная роль в овладении Мукденом. Это было весьма смелое решение: высадить наши войска в глубоком тылу японской армии, хотя и разгромленной, капитулировавшей, но еще продолжавшей на некоторых участках фронта оказывать сопротивление.

В десанте участвовало 225 солдат и офицеров из VI гвардейской танковой армии. Это были люди, прошедшие тысячи огненных дорог в войне с фашистской Германией, перешедшие Большой Хинган и пустыню Гоби. Их везли летчики 29-го гвардейского Красносельского и 7-го гвардейского Гатчинского Краснознаменного полка, а также летчики 21-й авиадивизии. Десант возглавил начальник политического отдела штаба Забайкальского фронта генерал-майор А. Д. Притула. Транспортные самолеты сопровождали истребители.

В 13 часов 15 минут один за другим грузные машины совершили посадку на бетонированную полосу Мукденского аэродрома. Они заруливали с дорожки, освобождая взлетно-посадочную полосу для приземления последующих самолетов. Истребители зорко охраняли с воздуха посадку авиадесанта. Автоматчики выскакивали из самолетов и тут же готовились к отражению вражеского нападения. Часть бойцов быстро занимала объекты аэродрома. Тут же на аэродроме был взят в плен император Маньчжурии Пу-И и его министры. Они пытались на самолете улететь в Японию. Летчики доставили их на аэродром в Монголию. Там я их принял и сообщил в штаб маршалу Советского Союза Василевскому. Пришло указание доставить пленных в Читу. Мы подготовили самолет. Командир 29-го гвардейского Красносельского авиаполка гвардии подполковник Н. Афонин доставил их в штаб командующему войсками

Дальнего Востока. Все самолеты, выполнив сложное и опасное боевое задание, с пленными генералами и офицерами японской квантунской армии вернулись на свою базу. 20 августа по заданию Худякова я вылетел в г. Далайнор для обеспечения взаимодействия с особой советско-монгольской конно-механизированной группой, которой командовал генерал-полковник, Герой Советского Союза И. А. Плиев. В Далайноре я встретился с т. Цеденбалом и советским полпредом т. Ивановым. Все вопросы, порученные мне Худяковым, были разрешены. На второй день утром по прилету в Монголию я обо всем доложил С. А. Худякову. Его очень интересовал вопрос о необходимости помощи авиации для разгрома японской Калган-ской группировки, которая оказывала упорное сопротивление. Войска И. А. Плиева и т. Чойбалсана разгромили врага и пленили всю Калганскую группу. Они заняли Жехе. 22 августа наши 54-я и 21-я дивизии высадили большой воздушный десант войск Забайкальского фронта в Порт-Артур и порт Дайрен и захватили все ключевые позиции. Они не дали войскам противника эвакуироваться в Японию. На помощь десанту 23 августа подоспели гвардейцы-танкисты. Операцией по высадке большого десанта руководил лично командующий XII воздушной армией маршал авиации С. А. Худяков. С десантниками в Порт-Артур высадился генерал-лейтенант В. Д. Иванов, а в порт Дайрен — генерал-майор А. А. Яманов.

У десантников и у летчиков было хорошее настроение. На аэродроме Мукдена я провел митинг и указал, что на нашу долю выпала великая честь лететь в легендарный Порт-Артур, где мужественно и храбро дрались в 1904— 1905 гг. русские воины с японскими захватчиками. Летчики заверили Советское правительство, что и это боевое задание будет с честью выполнено.

В 3 часа дня транспортные самолеты под прикрытием истребителей направились на Ляодунский полуостров. В ходе полета японские истребители пытались напасть на наши транспортные самолеты, но, увидев мощное прикрытие, ушли в сторону. Этот смелый рейс в тыл врага продолжался примерно два часа. В 17 часов 30 минут после проверки истребителями аэродромов, самолеты прошли бреющим полетом и рассеяли японских солдат, которые уже начали

беспорядочный обстрел. Истребители быстро обезопасили посадку транспортных самолетов. Самолеты один за другим опустились на летное поле. Несмотря на то, что аэродром был изрыт воронками, посадка прошла исключительно благополучно благодаря искусству наших летчиков. Десантники в портах захватили много солдат и офицеров японской армии и большие трофеи. Был захвачен в плен белогвардейский палач рабочих и крестьян Забайкалья генерал-атаман Семенов и несколько других колчаковских недобитых генералов — матерых врагов советского народа. Они также были доставлены на наших самолетах и отправлены в Москву.

Немало пришлось работать нашим летчикам по десантированию войск. В эти дни С. А. Худякова нельзя было найти в штабе армии и фронта. Он был там, где нужно было непосредственно руководить десантными операциями, командовать транспортной и истребительной авиацией. Благодаря его непосредственному руководству советские летчики с честью выполнили все возложенные на них ответственные и опасные задания. Важно отметить, что Худяков был очень внимательным, чутким и простым человеком. Он был близок с каждым летчиком.

2 октября на линкоре «Миссури» Япония подписала акт безоговорочной капитуляции. В этот день С. А. Худяков прибыл к нам в дивизию. Он на митинге заявил: «Летчики военно-десантной авиации совершили большой подвиг. Они способствовали наземным войскам быстро продвигаться вперед, а своими десантными операциями ускорили захват самых важных военно-стратегических городов и портов. Милитаристическая Япония, бредившая планами мирового господства, рухнула.

От лица службы объявляю благодарность всем Вам, бесстрашным соколам, инженерам, техникам и другим авиаспециалистам. Желаю Вам счастливой мирной жизни!»

После победы над японскими империалистами С. А. Худяков был назначен командующим авиацией Дальнего Востока. Его, за победу над Японией, наградили орденом Суворова I степени. А до этого он был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и 5-ю медалями Советского Союза. После победы он занялся размещением авиачастей на советской территории, переводом их на мирную жизнь.

Имя Худякова (А. А. Ханферянца) золотыми буквами вписано в историю славных побед Советских Вооруженных Сил и в историю Великой Отечественной войны.

Источники:

  • X. С. Петросянц «В рядах советских авиаторов». — Ереван: «Айастан», 1969 — 310 с., ил.
Примечания:
  1. О причине перемены фамилии писатель Ашот Граши в газете „Коммунист» в 1957 г. писал: «Командир отряда Сергей Александрович Худяков полюбил смышленнного храброго бойца, стал как бы его опекуном, отцом… В час смерти раненый Худяков велел Арменаку взять свою коммунарку, единственную в отряде и надеть на голову. «Пусть враги думают, что Худяков жив!»,— сказал он. Ханферянц исполнил просьбу любимого командира и вместе с коммунаркой взял его имя». []
  2. См. Сборник статей «Кавказская Краснознаменная», Тбилиси, 1961, стр. 232—233. []
  3. См. Архив МО в Подольске, личное дело С. А. Худякова. Согласно автобиографии, Худяков состоял членом РКП(б) с 1918 г. и механически выбыл в 1919 г., в связи с уничтожением в плену партийных документов. []
  4. Архив МО в Подольске. Личное дело С. А. Худякова. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Один комментарий на Худяков Сергей Александрович (Ханферянц Арменак Артёмович)

  1. Здравствуйте! Для меня было бы очень интересным более подробное описание пограничной службы в районе города Джульфы с указанием хотя бы примерных дат. Насколько это возможно. Надеюсь на ответ на почту: pryst45@mail.ru Спасибо.

    Станислав

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image