Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Саркисов (Саркисян) Арменак Тигранович

Выдающийся летчик гражданской войны и иностранной интервенции Саркисов (Саркисян) Арменак Тигранович родился в Сигнахи в 1895 г. в семье крестьянина. Отец —Тигран Захарович имел 6 детей. Все они работали на своем винограднике, за счет прибылей с которого и жили.

Арменак Тигранович Саркисов (Саркисян). Фото времен Великой Отечественной войны

Арменак Тигранович Саркисов (Саркисян). Фото времен Великой Отечественной войны

В 1912 г. Арменак окончил сигнахскую городскую школу. Тигран Захарович очень хотел, чтобы хотя бы один из его сыновей получил высшее образование. Поэтому он отправил Арменака в Варшаву к сестре. Деньги, присылаемые отцом для учёбы, были недостаточны, и Арменак поступил на бухгалтерские курсы, а потом на фанерную фабрику. Проработал он там до 1915 года.

В мае Саркисова вызвали в Сигнах и мобилизовали на действительную военную службу. Благодаря высокому росту и хорошему телосложению его направили в передовой род войск того времени — в первый лейб-гвардейский Псковский кавалерийский полк рядовым солдатом.

В полку было много армян и грузин. Некоторые из них не желали служить и дезертировали. Такую же попытку совершил и Саркисов, был задержан на Сызранском вокзале и возвращен в полк. После того, как он отбыл наказание, стал переводчиком одного из офицеров. Тот часто брал его с собой на занятия. Арменак переводил его речи солдатам на армянский и грузинский языки. Несколько раз Саркисову приходилось быть переводчиком на суде, когда судили дезертиров — солдат-армян или грузин. Он часто умело переделывал ответы подсудимых, добиваясь тем самым их освобождения или смягчения наказания.

После 5-месячной службы в Псковском полку, благодаря тому, что Саркисов хорошо знал русский, польский, армянский, грузинский и турецкий языки, его направили в школу прапорщиков, которую он окончил в мае 1916 г. и был назначен командиром взвода маршевой роты. Благодаря помощи своего товарища, отец которого служил в авиации, Арменак добился направления его в Петроградский Политехнический институт, который с начала войны готовил для фронта летчиков. Мечта сбылась.

С 1 августа 1916 г. Саркисов начал изучать теорию самолетовождения и аэродинамику, устройство самолетов и моторов. В январе 1917 г. обучение на курсах пилотов окончилось. По предложению Антанты из курсантов, окончивших теоретический курс летного обучения, 100 человек было направлено в Англию и 100 человек — во Францию. В числе тех, кто поехал в Англию, был Саркисов А. Т., а среди тех, кто во Францию — Михаил Сундукян.

В Ливерпульском порту на борту крейсера «Варяг» командир объявил курсантам, что в России царь отрекся от престола и образовано Временное правительство. И что, несмотря на изменение государственной власти, задача курсантов «верой и правдой служить своей Родине и новому правительству».

29 сентября 1917 г. Саркисов окончил школу и получил звание военного летчика. В это время Временное правительство закупило в Италии несколько десятков самолетов типа «Капрони» и дало задание военному ведомству перегнать их в Россию. Командование нашло нужным поручить это дело окончившим английскую школу русским летчикам. Под руководством капитана Моисеенко в Рим были посланы лучшие летчики этой группы, в которую входили: А. Саркисов, И. Нузберг, М. Тарачков, И. Захарченко, А. Кузьмин, И. Егоров и др. Пока летчики в Италии обучались на «Капрони» и изучали маршрут полета, в России свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Итальянское правительство запретило выдать летчикам самолеты и даже пыталось всячески задержать их выезд. После долгих переговоров авиаторы вернулись в Париж. Там военный атташе генерал Игнатьев направил их в Лондон. Оттуда, благодаря ходатайству советского посла М. М. Литвинова, летчики вместе с другими эмигрантами выехали в Петроград. В апреле они уже были в Советской России.

В Петрограде Арменака зачислили в один из социалистических отрядов. За май-июнь он налетал около 60 часов. После этого он был переведен в Москву. Там Саркисова назначили командиром летной части в авиаотряд «Возбум». Этот отряд занимался воздушной перевозкой почты из Москвы в Нижний Новгород. Летал Арменак на «Фармане-40». Через 3 месяца Саркисова из Новгорода вызвали в Москву. Там формировалась 1-я смоленская авиагруппа из летчиков, которые окончили летную школу в Англии. Командиром авиагруппы был назначен военный летчик В. К. Кузнецов. Командиром 1-го отряда был назначен Кузьмин, 2-го — Егоров И. И., 3-го авиаотряда— Саркисов А. Т.1. Авиагруппа была направлена в Саратов в распоряжение Южного управления авиации и воздухоплавания с целью оказать помощь войскам, оборонявшим Царицын. Вскоре авиагруппа перебазировалась под Царицын.

В конце июля 1918 г. казачьи части Краснова достигли районов Царицын—Поворино, Царицын—Тихорецкая и лишили тем самым советское командование возможности маневрировать. Создалась исключительно трудная обстановка. Советским отрядам предстояло отразить натиск хорошо обученной, отлично вооруженной немцами бело-казачьей армии. Только подход группы войск К. Е. Ворошилова и авиационных отрядов несколько улучшил положение под Царицыным.

С 15 по 20 августа 1918 г. происходили ожесточенные бои на центральном и северном участках. Наши войска перешли в контратаки. Саркисов со своими товарищами совершал разведывательные полеты тыла противника, вскрывая движение и сосредоточение резервов противника, особенно его конницы. Он производил бомбардировку и обстрел конных частей, разгоняя их по степи, не давая им передвигаться к фронту. Арменак Тигранович вместе с другими летчиками совершал налеты на железнодорожные станции, бомбил эшелоны с войсками и вооружением. Добытые им ценные разведывательные сведения дали возможность 20 августа сломить сопротивление врага и в тот же день освободить несколько населенных пунктов.

Благодаря исключительно точным разведданным, представленным Саркисовым и другими летчиками, 23 августа советские части перешли в наступление на центральном участке и 29 августа освободили станцию Карповка. В тот же день на северном участке советские войска заняли Котлубань, захватив при этом канцелярию штаба Мамонтова2. Авиация с воздуха активно поддерживала действия наступающих советских войск.

Отряд в составе авиагруппы продолжал наносить удары по противнику и вести разведку районов Нижне-Чирская, Котельниково, Ремонтная, Белая Калитва, Лиски, Проскурово в интересах X армии. Летчики проявляли мужество и отвагу в боях с белоказаками.

Советское командование не давало врагу где-либо укрепиться, подтянуть свои резервы, перегруппироваться. Удар за ударом наносили части Красной Армии на северном и на Центральном участках фронта.

В начале сентября остатки разгромленных банд Краснова отступили за Дон. И тут им не давали покоя летчики Царицынского фронта. Саркисов в эти дни продолжал вести глубокую разведку тылов и направления отступления врага. Бомбоштурмовые удары по колоннам конницы врага следовали один за другим. Часто ему и другим летчикам приходилось корректировать огонь артиллерии и сбрасывать листовки с обращением к солдатам противника. Одна из таких листовок сохранилась у Саркисова. В ней написано:

«… Не верь, брат, ни единому слову твоих командиров! Только вонючую отраву, только грязную клевету на трудящихся изрыгают эти кнутобойцы-разбойники и грабители наших сел и городов… Покинь ты белую кровопийцу и угнетателей народных и смело иди в красные бойцы за волю и счастье трудящихся… Мы согреем тебя и братски обласкаем. Мы вместе пойдем на бар, господ, на генералов, палачей, пока не сметем всю эту сволочь с всего лица земли русской.

Красноармеец Южного фронта».

Сотни тысяч этих листовок разбрасывал Саркисов по всему Дону и Поволжью. Успешная оборона Царицына оказала значительное влияние на действия Красной Армии и на других фронтах. Это дало возможность нашей Армии развить в сентябре наступательные операции на Восточном фронте против крупных сил контрреволюции, стремившихся к Волге для соединения с контрреволюцией Дона. Отступив за Дон, войска Краснова получили новое подкрепление за счет Антанты и вскоре предприняли второе наступление на Царицын.

В конце сентября полчища донского контрреволюционного казачества собрали силы и снова перешли в наступление. Они оказались на подступах к Нижней Волге. В это время отряд Саркисова перебазировался на аэродром Пуховичи и вел боевую работу по тылам врага. Все летчики отряда в этих боях проявили себя как смелые, мужественные защитники Родины. Отряд, как и войска X армии, испытывал острейший недостаток в боеприпасах. Самолеты от напряженной боевой работы и использования недоброкачественного горючего выходили из строя. Не было запасных моторов и необходимых запасных частей для ремонта и восстановления вышедших из строя самолетов. Однако мужественные летчики во главе со своим командиром, презирая опасность, летали на боевое задание и помогали армии тов. Ворошилова громить врага.

В начале октября враг снова приблизился к Царицыну, охватывая его полукольцом. Командование фронта предприняло энергичные меры к укреплению обороны Царицына. Были сформированы новые части. Вокруг города соорудили укрепления. Прибыло на фронт новое пополнение авиации. В боях в интересах X армии в сентябре и в первой половине октября Саркисов совершил около сорока боевых вылетов на разведку и штурмовку конницы врага и налетал более 90 часов. Каждый вылет имел продолжительность более двух часов.

Не раз Саркисов и его боевые друзья с низкой высоты обстреливали и разгоняли конницу противника, не давали возможности вражеским войскам сосредоточиться и выполнить боевую задачу. Особенно часто группа Арменака Тиграновича появлялась над железнодорожными узлами Поворино, Луганск и железнодорожными перегонами. Он следил за передвижением вражеских войск и бомбил эшелоны.

Для подкрепления Донской армии Краснова и добровольческой армии Деникина империалисты перебросили на Кубань и Дон 7—8 авиаотрядов, укомплектованных опытными летчиками-офицерами — англичанами и белогвардейцами. Однако по боевым качествам советские летчики превосходили их. Однажды долго пришлось английским и белогвардейским летчикам вести бой с Саркисовым. Несмотря на хорошие летно-тактические качества и вооружение их самолетов, Саркисову удалось подбить одного и обратить в бегство второго летчика. За этот подвиг командующий воздушными силами Юга наградил Саркисова денежной премией.

Все больше рос авторитет Саркисова как хорошего организатора — воспитателя своих подчиненных и как боевого летчика, командира-большевика. Его любили и уважали не только в отряде, но и среди пехотных, артиллерийских и кавалерийских частей. Особо дружен с ним был механик самолета Николай Олещенко. Он день и ночь находился у самолета, всегда держал его в боевой готовности. Однажды после возвращения командира с боевого задания механик обнаружил в самолете 28 пулевых пробоин. Он с удивлением спросил Арменака Тиграновича: «Как это случилось, что вас не задело?— Видимо, кто борется за народное дело, его пуля не берет»,— ответил Саркисов.

Часто на боевую разведку с Саркисовым вылетал летнаб П. М. Федотов. Он умело обстреливал конницу противника, метко бомбил эшелоны на станциях и скопления войск, четко вел разведывательную работу. Федотов хорошо ориентировался по местности. При частых вынужденных посадках он помогал Саркисову ремонтировать самолет. А когда угрожала опасность нападения, он сидел у пулемета и был готов в любое время открыть огонь. Много боевых вылетов совершили Федотов и Саркисов. Поэтому не случайно, что Арменак Тигранович и по сей день вспоминает о Петре Михайловиче, как о хорошем боевом друге и патриоте. Все донесения по результатам разведки Саркисова и Федотова были точными и ценными. Из штаба авиации часто давались указания, чтобы на то или иное ответственное боевое задание вылетел экипаж Саркисова. В архиве Советской Армии имеется много телеграфных приказаний и распоряжений по этому поводу. Приведем тишь один из них:

«Из Саратова начальнику авиации VIII армии: При первой благоприятной погоде выслать два аппарата с летчиками Саркисовым и Черноусовым в боевой полет по направлению Бутурлиновка, Лозовая, Хреновая, Бобров, Лиски: разведать эти районы и, в особенности, железнодорожные станции. По пути сбросить прокламации согласно приказа Авиадарма главкомиссара Сергеева и начальника 12 дивизии. По выполнении донести»3. Это и другие боевые задания Саркисов выполнял отлично, хотя на станциях его обстреливали из пулеметов и винтовок.

В ноябре 1918 г. отряд поддерживал боевые действия VIII армии. Из Пуховичи самолеты перебазировались на новую площадку на станции Колодозная, чтобы быть ближе к штабу армии и улучшить свое взаимодействие с наземными частями.

В эти дни шли напряженные бои в районах Хреновая и, в особенности, в направлении Талово. Командиры отрядов, в их числе Саркисов, были вызваны в штаб армии. Перед отрядами была поставлена задача вести интенсивную разведку железнодорожных станций и узлов, установить расположение переброски резервов противника, бомбить эшелоны с войсками и техникой на этих станциях, срывать перевозку и выводить из строя железнодорожные пути и станционные сооружения.

Сохранилось донесение Саркисова на имя начальника штаба VIII армии от 8 и 11 ноября 1918 г. «На станции Хреновая большое скопление белоказачьих войск и эшелонов. В результате прямого попадания бомб в вагоны, возникли пожары и сильные взрывы. На станции Талово прямым попаданием бомбы разбит паровоз и много вагонов с боеприпасами, вооружением. На эти станции сброшено за 2 дня 46 бомб по 25 фунтов. Выход эшелонов из станции Талово временно прекращен»4.

Несмотря на предпринятые командованием советских войск контрмеры на этом участке фронта, противник огромными силами конницы и пехоты, преодолевая упорное сопротивление наших войск, прорвался до Елены, Болашово, Поворино, Талово, Боброво, Лиски. Командование белоказачьих войск стремилось расширить фронт, прорвать стык между VIII и IX армиями, окружить и разгромить советские войска.

Врагу удалось в районе Талово нанести большие потери частям VIII армии. Развивая свое наступление, они 23 ноября захватили важную узловую станцию Лиски. Крайне осложнилось положение в IX армии, которая тоже была вынуждена отойти.

Обстановка на Южном фронте стала угрожающей. Понадобилось вмешательство Центрального Комитета, чтобы выправить положение на фронте. 26 ноября 1918 г. Центральный Комитет принял постановление: «В ближайшие недели развернуть с наивысшей энергией наступление на всех фронтах и прежде всего на Южном фронте»5. Это постановление, изложенное в циркулярном письме ЦК всем членам партии — комиссарам, командирам и красноармейцам, определило задачу Красной Армии.

Получив письмо ЦК, комиссар отряда Тишкин посоветовался с Саркисовым и секретарем партячейки. Они решили собрать коммунистов и сочувствующих партии и обсудить обращение ЦК.

Летчики отряда каждое боевое задание VIII и IX армий выполняли с честью. Они развернули на решающем участке фронта активные боевые действия. 19 декабря 1918 г. силами VIII, IX, X армий Южный фронт перешел в наступление. Особенно большие задачи были поставлены перед VIII армией, которую поддерживали 4 авиаотряда и несколько самолетов-гигантов «Илья Муромец». Армия была пополнена коммунистами. Был усилен командный и политический состав. Эти и другие мероприятия, проведенные ЦК, позволили укрепить войска Южного фронта и стабилизировать положение. В течение декабря 1918 года бои на фронте шли с переменными успехами.

3-й Смоленский авиаотряд, несмотря на метель, снегопад, мороз, отсутствие настоящего авиабензина, выполнял особо ответственные боевые задачи. Часто летчикам приходилось из-за плохого горючего и изношенности материальной части совершать вынужденные посадки в тылу врага, там ремонтировать и вылетать к себе на базу. Немало славных авиаторов — защитников Советской власти, совершая беспримерные подвиги, пали достойной смертью. Каждое появление наших самолетов над расположением советских войск поднимало их дух и вселяло в них уверенность в победе. А враг трепетал от страха.

19 декабря Советское Главное командование отдало директиву Южному фронту о переходе в контрнаступление. 4 января 1919 г. был освобожден Борисоглебск, и отряд Саркисова перебазировался туда. 16 января части IX армии освободили Новохоперск. Особо успешно действовала 16-я стрелковая дивизия В. И. Киквидзе6. Разгромив крупную белоказачью группировку, 21 января части Донецкой группы освободили Луганск. В победе советских войск в этих районах важную роль сыграла Красная авиация, в частности, разведывательные данные отряда Саркисова. Вместе с Южным фронтом перешли в наступление части Украинского фронта и к концу февраля 1919 г. оба фронта добились решающих успехов, освободив от белогвардейцев огромную территорию от Волги до Киева.

Стремительное наступление советских войск центрального участка Южного фронта вконец деморализовало бело-казачьи части воронежской группировки. С конца января началось массовое разложение этих частей и сдача их в плен Красной Армии.

Немалую роль в разложении армии противника сыграли разбрасываемые с самолетов листовки в стан врага Смоленским авиаотрядом.

Саркисов, как опытный организатор, умело проводивший боевую работу отряда, был переведен на царицынский фронт в качестве командира 16-го (Царицынского) авиаотряда. Вот приказ о его назначении.

«Приказ по Рабоче-Крестьянскому Красному Воздушному Флоту Южного окружного управления № 2 от 28 января 1919 г. гор. Саратов.

§ 5. Командира царицынского авиационного отряда военного летчика Морозова В. В. за недостаточную распорядительность, халатность по отношению к исполнению своих обязанностей как командира отряда и недостаточную его распорядительность при тушении сгоревшего 15-го сего января самолета «Сопвич» отрешить от занимаемой должности с объявлением выговора. На должность командира царицынского (16) авиаотряда назначается военный летчик Саркисов Арменак.

Основание. Постановление Совета управления ВВС от 23 сего января за № 623»7.

Приняв отряд, Саркисов познакомился с коммунистами, проверил состояние материальной части и, наконец, собрал личный состав и изложил перед ними свое мнение, как сделать отряд более боеспособным.

До 10 февраля отряд под командованием Саркисова вел боевые действия в интересах X армии. Летчики вели разведку тыловых районов противника Нижне-Чирской, Котельниково, Ремонтная, Белая-Калитва. В ходе разведывательных полетов Саркисов изучал боевые качества каждого летчика. Наиболее отважными среди них были Б. В. Рыков, А. Н. Демидов и И. И. Нузберг. Последний был парторгом отряда.

Командир 16-го авиаотряда А. Т. Саркисов и летчик И. И. Нузберг.

Командир 16-го авиаотряда А. Т. Саркисов и летчик И. И. Нузберг.

В середине марта 1919 г. наступление советских войск на юге замедлилось. Главной причиной было подкрепление противника войсками, переброшенными с Северного Кавказа.

К началу мая соотношение сил на Южном фронте сложилось в пользу белогвардейцев. Им щедро помогала Антанта. Она присылала Деникину самолеты, танки, артиллерию и много другого вооружения и снаряжения. Против 73 тысяч штыков и сабель советских войск Деникин имел более стотысячную хорошо вооруженную, одетую, обутую и сытую армию.

Деникинская авиация с английскими и белогвардейскими летчиками производила налеты на расположения наших войск. Армии же Южного фронта устали в непрерывных боях и далеко оторвались от своих тылов. Они плохо снабжались вооружением, боеприпасами, снарядами и питанием. Были истощены все резервы. Бойцы не могли противостоять свежим силам врага и особенно его многочисленной коннице.

«В этих условиях войска Южного фронта не только не могли наличными силами нанести противнику сокрушительный удар, но, напротив, сами находились под угрозой удара со стороны войск Деникина. Угроза эта с каждым днем становилась все более явной.

Центральный Комитет партии и лично В. И. Ленин пристально следили за развитием событий на юге страны»8. Партия дала указание мобилизовать все силы для оказания всемерной помощи Южному фронту. Были мобилизованы коммунисты, комсомольцы и направлены на фронт. Из Москвы, Петрограда, Иваново были направлены рабочие. Южный фронт получил и авиационное подкрепление. Несмотря на эти тяжелые условия отступления, перебазирование от одного аэродрома на другой, Саркисов умело организовывал боевую работу отряда. Часто он вылетал сам на разведку и штурмовку конницы противника. Доставленные сведения давали возможность командованию с небольшими силами отбивать мощные атаки противника.

Наконец враг был остановлен. Новое наступление Красной Армии началось в Донбассе 14 мая 1919 г. 16-й авиаотряд в это время поддерживал наступательные операции Красной Армии. Летчикам отряда много приходилось совершать героических полетов в тыл противника, бомбить скопления войск, уничтожать железнодорожные составы с войсками и боеприпасами. 21 мая 1919 г. Саркисов, преодолевая пулеметный заградительный огонь, точно вышел на станцию Купрянск и прямым попаданием бомбы вывел из строя паровоз бронепоезда. Это дало возможность нашим наступающим войскам захватить бронепоезд. В другом полете он сбросил бомбы на выходные стрелки железнодорожной станции Лисичанск, создал скопление отступающих эшелонов противника, что обеспечило возможность захватить на этой станции огромные трофеи. За это Военный совет армии наградил Саркисова золотыми именными часами.

Летом 1919 г. Саркисов заболел тифом. Его направили, в Саратов на лечение. После выздоровления он прибыл снова на фронт. В это время X армия вошла в состав Юго-Восточного фронта. В сентябре Арменак Тигранович прибыл в свой отряд и по своей просьбе был назначен рядовым летчиком. Несмотря на сложные метеоусловия—дождь, низкую облачность, он на самолете «Сопвич» № 8759 совершил около 30 боевых вылетов, налетав 62 ч. «Сопвич» был вооружен 7 пулеметами. Его атаки причиняли противнику большой урон. Авиаторы с большим успехом атаковали конницу противника. Лошади не только пугались и разбегались от шума низко пролетающего самолета, но и гибли от массированного пулеметного огня. Порой перепуганные кони уносили своих седоков или далеко в тыл или в стан противника. Иногда сбрасывали их с себя. В боях против кавалерии вместе с Саркисовым особо отличились военные летчики И. И. Нузберг, П. А. Архимович, А. Е. Россов, С. П. Черноусов и другие9.

Летный и технический состав 16-го авиаотряда. В центре под винтом А. Т. Саркисов.

Летный и технический состав 16-го авиаотряда. В центре под винтом А. Т. Саркисов.

Отряд по требованию командования в ходе наступательных боев часто менял объекты расположения и своими боевыми действиями успешно поддерживал наземные части в борьбе с белоказачьими войсками. Однажды Саркисов вместе с летнабом П. М. Федотовым, проводя глубокую разведку тылов противника, обнаружили движение большой колонны конницы и обоза, двигавшихся с юга на север по направлению к фронту. Немедленно сведения были переданы начальнику штаба. Командующий использовал всю авиацию для задержания движения войск противника. Летчики 16-го авиаотряда в течение двух дней систематически наносили бомбовые удары и штурмовали белоказачью конницу, не давая им двигаться вперед. От разрывов бомб и пулеметного обстрела враг потерял много живой силы и боевой техники. Задание командования советские летчики выполнили образцово.

Продолжались ожесточенные бои на Юго-Западном фронте. Чтобы парализовать наступление белых, части правого фланга X армии получили 20 октября приказ нанести совместно с войсками IX армии и Сводным конным корпусом Юго-Восточного фронта контрудар в районе между Доном и Волгой. XI армии 21 октября была поставлена задача сосредоточенными силами начать наступление в районе Черного яра10. Начальник штаба X армии поставил задачу перед 16-м авиаотрядом—поддержать действие IX и X армий. Части Юго-Восточного фронта 29 октября перешли в наступление с целью не допустить прорыва деникинцев во фланг и тыл наступающих частей Южного фронта.

16-й отряд вел разведку поля боя, железнодорожных станций и поддерживал штурмовым действием наступление войск вдоль железной дороги Царицын-Поворино. Саркисов получил задание произвести разведку железнодорожной станции и вывести из строя паровозы.

Погода была облачная, Саркисов незаметно подлетел к станции. Он увидел много эшелонов с войсками противника. Сделав первый заход, он пулеметной очередью вывел из строя паровоз. Выходящий пар не дал возможность разглядеть все вблизи паровоза. При втором заходе противник открыл зенитно-артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь по самолету. Саркисов изменил высоту и оттуда рассмотрел все, что происходило на станции. Эти ценные разведывательные данные были срочно доставлены в штаб X армии.

Южный и Юго-Западный фронта непрерывно наращивали свои удары по врагу и стремительно двигались на юг. Особенно большой успех имел конный корпус Буденного. Ему помогали 24-й, 19-й, 36-й, 41-й авиаотряды.

Кстати говоря, 36-м авиаотрядом командовал Торос Торосян до своей гибели (1919 г).

Войска Юго-Восточного фронта, преследуя отходящего противника, вышли к Хопру. 16-й авиаотряд получил приказание следить за путями отхода конницы противника и помочь наземным войскам отрезать пути отхода вражеских войск за Хопёр.

Саркисов и его товарищи, хотя за эти дни изрядно устали и буквально были отравлены от запаха «Казанской смеси»11 все же в день совершали по 1—2 боевых вылета. 2 ноября Арменак Тигранович застал конницу противника в момент прохождения через мост в районе Новохопёрска. Бомбоштурмовым ударом он нанес большой урон противнику и помог частям 23-го соединения успешно громить врага.

Войска Юго-Восточного фронта к 4 декабря вышли на рубеж новая и старая Криуша. В начале декабря 1919 г. — большинство самолетов отряда вышли из строя. Летчики по очереди летали на исправных машинах, а технический -состав ремонтировал и восстанавливал их. Трудности были в том, что не было новых моторов и запасных частей к ним. В конце декабря отряд был отправлен в тыл для капитального ремонта самолетов. Летный состав, в частности Саркисов, постоянно помогали механикам и мотористам, чтобы быстрее восстановить самолеты и вылететь на фронт. Когда 16-й авиаотряд в начале января после ремонта самолетов и некоторого отдыха летно-технического состава вернулся на фронт, X армия уже наносила удары западнее Царицына в направлении железнодорожной станции, чтобы перерезать путь Царицын—Лихая. В этих боях авиаторы оказали наступающим войскам большую помощь. Стремительное наступление войск продолжалось. 10 января советские войска освободили Ростов. В эти дни были туманы и дожди. Непогода сковала действие не только авиации, но и не давала возможности наземным войскам преследовать противника. Юго-Восточный фронт с 16 января 1920 г. был переименован в Кавказский. Командующим был назначен М. Н. Тухачевский, 16-й авиаотряд остался в его составе.

Противник укрепился водными преградами — Дон и Маныч. Авиации надо было помочь наземным войскам форсировать эти преграды там, где это было более удобно. Саркисову приходилось залетать глубоко в тыл противника, разведывать его резервы и оборонительные рубежи. Несмотря на тяжелые метеорологические условия и противодействие зенитного огня, а иногда и авиации противника, он добывал ценные сведения для командования армии и фронта. Сведения, доставленные летчиками 25 января, позволили нашим войскам с помощью местного населения переправиться через Маныч и двигаться на юг.

В начале февраля 1920 г. по постановлению Центрального Комитета партии С. Орджоникидзе был назначен председателем бюро по восстановлению Советской власти на Северном Кавказе, а его заместителем — С. М. Киров. Орджоникидзе одновременно был членом Военного Совета Кавказского фронта. Часто Саркисов свои разведывательные донесения докладывал командующему фронта Тухачевскому в присутствии Орджоникидзе. Последнему понравился храбрый летчик. Серго Орджоникидзе часто давал Саркисову ценные советы и указания.

С утра 14 февраля Кавказский фронт перешел в общее наступление. В первых же боях сказалось хорошее взаимодействие 1-й конной армии со стрелковыми дивизиями X армии12. Саркисов обрадовался тому, что на их фронт прибыло несколько авиаотрядов и теперь с ними будут взаимодействовать и другие авиаотряды фронта 1-й конной армии. На Кавказском фронте Саркисов впервые встретился с командиром 1-ой Кавказской кавалерийской дивизии легендарным Гаем. Это были тяжелые дни конца февраля, когда белая конница всей своей массой обрушилась на 1-ю Кавказскую кавдивизию. Гай, умело маневрируя своими частями и пользуясь разведывательными данными авиации, дал своими войсками решительный отпор врагу — 20 февраля советские войска освободили г. Таганрог. Жители с ликованием встретили приход Красной Армии.

Саркисов по заданию командования фронта был направлен в Таганрогский авиазавод Лебедева, где нашими войсками было захвачено большое количество авиаимущества. Эти трофеи очень помогли улучшить техническое состояние авиации Красного Воздушного Флота. Саркисов полностью обновил самолетный парк 16-го авиаотряда, который активно участвовал в боях за освобождение Северного Кавказа. 26 мая 1920 г. 16-й авиаотряд был переброшен на Украину для действий против Врангеля в составе XIII армии. На аэродром Чаплинка, где базировался штаб XIII армии, были доставлены бензин, бомбы, боеприпасы и запчасти. Отряд вошел в непосредственное подчинение Начвоздухофлота XIII армии. Но вскоре отряд перебазировался на аэродром вблизи Балтазаровки и оттуда вел боевую работу. Саркисов вспоминает: «Нам очень хотелось влиться в Правобережную авиагруппу, где было много прославленных летчиков во главе с командиром Иваном Спатарелем. Мы очень обрадовались, когда узнали о том, что он возбудил ходатайство, чтобы наш отряд был передан ему. Желание летчиков сбылось: с конца мая 1920 г. 16-й авиаотряд вошел в состав Правобережной авиагруппы. Численность ее самолетов достигла пятнадцати»13. На фронте обстановка усложнялась. Противник подтягивал новые резервы и готовился к наступлению. Красные летчики П. X. Межраупа, Саркисов и другие все больше доставляли командованию сведений, подтверждающих, что враг готовится к наступлению. Врангель, опираясь на щедрую помощь французских, американских и английских друзей, вскоре перешел в наступление. Артподготовка велась с моря и с суши, их действия поддерживала авиация противника.

Спатарель не успел доехать до 16-го авиаотряда, как противник начал наступление. Он вернулся в Асканий-Нов. Сюда же на рассвете перебазировался 16-й авиаотряд и продолжил свою боевую работу в районе Чаплинки и южнее Турецкого вала. Вражеская авиация стремилась прикрывать свои войска и вступала в воздушный бой с нашими летчиками. Много мужества и отваги в эти дни проявили летчики Правобережной группы, в том числе и Саркисов. Они проводили разведку, штурмовали конницу врага, бомбили десантные корабли и аэродромы противника. Своей боевой работой они поддерживали XIII армию.

16-й авиаотряд 7—8 июня неоднократно вступал в бой с врангелевской авиацией и разгонял ее, не давая с воздуха прикрывать наступление своих войск. Особо большое мужество проявил Саркисов. Он на своем изношенном «Ньюпоре» вступал в бой с самолетами английского производства «DH-9». Вечером 8 июня звено под командованием Дацко (в составе звена был и Саркисов) совершило налет на вражеский аэродром в Джанкое. Летчики сожгли и повредили несколько самолетов противника. Одновременно были доставлены ценные разведывательные данные.

В районе Кириловки белые снова высадили десант. Судов и пехоты было в три раза больше, чем было в апреле…

Через час группа из четырех самолетов под командованием Межраупа нанесла по десанту первый бомбовый удар.

Как вспоминает Саркисов: «Мне пришлось сделать несколько заходов по кораблю, где в панике выбрасывались на берег и в воду люди и кони. Крепко досталось врагу. Кроме нас группа Спатареля в эти дни разила врага на разных участках фронта и срывала его наступательный порыв. Наши наземные войска оказывали отчаянное сопротивление врагу, а действия летчиков воодушевляли бойцов и командиров на новые подвиги».

Звено 16-го авиаотряда снова перелетело в Балтазаровку. Как отмечает И. К. Спатарель, «Командование фронта не раз хвалило боевые действия его звена и летчиков из Балтазаровского аэродрома»14.

В связи с необходимостью 16-ый авиаотряд перелетел в Каховку. Он стал наносить удары по кавалерии противника в районе Григорьевки. Вся авиагруппа перебазировалась в район Сергози и отсюда наносила удары по кавалерии противника, двигавшейся в направлении Чаплинки. Однако врангелевская авиация была оснащена по последнему слову техники того времени, и красным летчикам порой приходилось испытывать и горечь поражения.

«Бои продолжались,— вспоминает Арменак Тигранович,— 9 июня я получил особо важное боевое задание— произвести разведку и установить действия противника в порту Геническ. Мы с летнабом Гриценко тщательно подготовились к полету: проложили маршрут на карте, технический состав подвесил бомбы, заправили пулеметы боекомплектами. Я опробовал самолет на земле, и мы полетели на Мелитополь—Геническ. По пути мы тщательно просматривали все. В порту Геническ обнаружили пароход, с которого высаживался десант. Я повел самолет на пароход и Гриценко точно сбросил бомбы. От взрывов возник пожар. Но и нам крепко досталось. Нас с земли стали обстреливать. Вдруг я почувствовал, что мотор стал сбавлять обороты. Я резко развернул самолет в сторону суши, стараясь на малых оборотах поддерживать высоту и дотянуть до расположения наших войск. Несмотря на все, мне удалось приземлиться в тылу передних траншей наших войск. Противник стал обстреливать из артиллерии место нашего приземления. Нам повезло. Мы вышли из самолета раньше, чем началась стрельба и укрылись в воронке. Как только прекратился обстрел, мы отползли и через полка сообщили разведданные в штаб армии».

На основании доставленных Саркисовым и Гриценко данных командование фронта поставило перед авиацией задачу—сорвать планы врага. Авиаторы нанесли несколько бомбоштурмовых ударов и не дали противнику быстро продвинуться вперед. Кроме этого, летчикам удалось обнаружить конницу врага у деревни Семеновки и хутора Михайловска и разгромить ее.

Налет продолжался около 20 минут. Белогвардейцы понесли большие потери и в панике рассеялись по степи. Саркисов вспоминает: «В этот день я совершил 3 боевых вылета. Один из них был в вечерних сумерках. Кроме меня летели еще несколько летчиков, и все мы по возвращении садились при кострах. До этого ни один из нас не имел ни одного ночного полета. Ударом по врагу мы нанесли не только большой урон, но и сорвали его оперативно-тактический замысел, не дав возможности совершить внезапный налет на наш аэродром, который находился в 10—15 км от их рейда».

Вот как описывает дальнейший ход событий командир Центральной авиагруппы Иван Ульянович Павлов, самолеты которого также летали на бомбардировку этой конницы.

«Несмотря на трудность положения (люди очень устали), мы решили вылететь четвертый раз. Тринадцать машин под вечер поднялись в воздух… Самолеты появились над противником, когда начало уже темнеть. Войска спокойно расположились на ночлег, и тысячи врангелевцев, лошадей, обозов запрудили маленькую деревушку Семеновку.

Наше появление вызвало панику. Не помню случая, чтобы в этом полете сброшенные бомбы не попадали в цель…

Бежали люди, мчались кони без всадников. Компактная черная лавина, внутри которой рвались десятки бомб…

Оглянулся на свой народ: не повалился ли кто-либо? Нет! Расстреливают врага в упор, поливают пулеметным огнем. Надо прямо сказать, что была борьба не на жизнь, а на смерть. Пять или шесть самолетов вернулись на аэродром с множеством пробоин.

Результаты удачного боя в этот вечер решили вопрос дальнейшего движения противника на север. Заключительный аккорд летчиков подоспел вовремя и дал нашим частям возможность перегруппироваться для нанесения противнику окончательного удара во фланг»15. 3 августа 2-я конная армия и XIII армия перешли в контрнаступление.

В течение 6 дней авиация наносила массированные удары по врагу, поддерживая контрудары наших войск. Врангелевцы оставили город Александровск. Их попытка пробиться к Дону и в глубь Украины провалилась. Белогвардейцы были отброшены на исходные позиции.

В оперативной сводке штаба XIII армии были подведены итоги боевых дел авиагруппы: «авиасредствами армии произведено 29 полетов с целью воздушной разведки и бомбометания противника…

Во время полетов на скопления противника сброшено 8 тысяч бомб общим весом 35 пудов».

6-й авиаотряд, ушедший на переформирование и ремонт материальной части и отдыха летно-технического состава, к началу августа вернулся на фронт. Саркисов снова перешел в свой отряд и продолжал выполнять боевые задания.

С 20-го августа началось наступление Красной Армии на всем врангелевском фронте.

Арменаку Тиграновичу вместе со своими боевыми товарищами поручали вести непрерывную разведку поля боя и всего побережья Крымского полуострова. Летчики своими полетами добывали необходимые разведывательные сведения о численности войск, передвижении резервов, о подходе к фронту новых подкреплений, о высадках морских десантов. Они бомбили морские порты Севастополя, Евпатории, Ялты и других городов, препятствовали передвижению эшелонов по железной дороге, бомбили конницу и артиллерию противника.

Командир Правобережной авиагруппы И. К. Спатарель приводит следующие данные: «Общий результат действий Красной авиации в Северной Таврии за август весьма внушителен: боевой налет — 900 с лишним часов; сброшено около 1500 авиабомб и 3 тысячи стрел, которые успешно применялись против скоплений живой силы, вызывая страшную панику; израсходовано при наземной штурмовке и в воздушных боях около 70 тысяч пулеметных патронов»16. Определенная доля в итоге этой работы принадлежит и А. Т. Саркисову. Авиация наша, хотя и по своим боевым возможностям была слабее из-за технического износа самолетов, но она не только сбивала самолеты противника, но и срывала его замыслы и периодически делала налеты на вражеские аэродромы. В конце августа во время налета советской авиации на аэродром противника в Федоровке было уничтожено большое количество самолетов. Саркисов так вспоминает этот налет: «Командир авиагруппы повел нас сам. Мы заранее по разведданным знали расположение самолетов на аэродроме. Каждый из нас получил определенную цель. Налет был внезапным и удачным: было выведено из строя большое количество по тому времени самолетов. Я и мои товарищи отлично выполнили задание. После этого к нам на аэродром прибыл командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе. Он провел с нами беседу, выявил наши нужды и дал указание улучшить питание, выдать новое обмундирование летно-техническому составу.17

Посещение М. В. Фрунзе окрылило нас. Всю нашу усталость, недоедание, недосыпание как рукой сняло. Мы с еще большей энергией стали вести боевую работу». В эти дни летчик Николай Васильченко сбил 2 белогвардейских самолета.

В течение всего октября наши войска вели ожесточенные бои с Кубанскими и Марковскими дивизиями, которые форсировали Днепр вблизи Кичкаса. Эти дивизии имели большое количество артиллерии и танков. Но четким взаимодействием советских наземных войск с авиацией продвижение противника вперед было прекращено.

Саркисову и его товарищам не раз приходилось совершать разведывательные полеты с летнабом И. И. Гульбисом. Возвращаясь с задания они снижались на небольшую высоту и, пролетая вдоль дороги, пулеметным огнем уничтожали движущиеся по дороге войска и обозы. Как Правобережная, так и Центральная авиагруппы в полном взаимодействии с наземными войсками в августе вели ожесточенные бои на Каховском плацдарме, ежедневно наносили бомбовые удары по белогвардейской коннице и пехоте. Каждый раз эти полеты были групповыми и ощутительными.

Весь сентябрь 16-й авиаотряд провел в бою. Саркисову приходилось летать на разведку и поддерживать действия VI и XIII армий, а также Бериславской группы. Несмотря на трудности и напряженность в работе, летчики отряда с честью выполняли все поставленные перед ними задачи. Они надежно прикрывали и переправу и плацдарм в районе Каховки.

26 октября 1920 г. по приказу М. Ф. Фрунзе войска фронта перешли в решительное наступление на Крым. В приказе о наступлении М. В. Фрунзе указал о необходимости непрерывной разведки и нанесения массированных ударов, 16-й авиаотряд был переведен в Центральную авиагруппу, где вместе с другими прославленными отрядами выполнял задание командования. С каждым днем бои разгорались. Отступающие врангелевцы оказывали упорное сопротивление. Наши войска двигались вперед. Саркисову и другим летчикам приходилось совершать в день по 2—4 полета на уже негодных самолетах. Вскоре все самолеты авиационного отряда вышли из строя и больше не подлежали ремонту. 25 октября 1920 г. последний оставшийся самолет 16-го авиаотряда был переведен в соседний отряд, а личный состав в эшелонах отправлен в Москву для переформирования. А Саркисов был переведен в 22-й авиаотряд.

С продвижением вперед наших войск авиация перебазировалась на передовые аэродромы и оказывала поддержку наступающим войскам. Саркисов, как и все советские летчики, своей самоотверженной работой внес немалый вклад в дело разгрома последнего оплота белогвардейщины.

После разгрома Врангеля и освобождения Крыма Саркисова отозвали в Москву и в июне 1921 г. назначили летчиком 1-го Азербайджанского авиационного отряда, где командиром был Лукяндин, а комиссаром С. Красовский (Герой Советского Союза, Маршал авиации). Часто Саркисову приходилось замещать командира авиаотряда. Он занимался обучением и воспитанием летно-технического состава, передавал свой боевой опыт, учил их быть, преданными Советской власти. В своих донесениях комиссар отряда не раз отмечал высокие боевые и морально-политические качества Саркисова.

В 1923 году по указанию Наркома Обороны, в связи с сокращением вооруженных сил страны, Грузинская, Армянская и Азербайджанская авиаэскадрильи (отряды были преобразованы в эскадрильи в начале 1923 г.) были объединены в 47-й авиационный отряд. Местом базирования стал г. Тбилиси.

В конце 1923 г. А. Т. Саркисов по возрасту и в связи с сокращением Вооруженных сил был уволен в запас. После демобилизации он поступил работать на завод в качестве механика. В период Великой Отечественной войны Саркисов был вновь призван защищать Родину. Его назначили помощником начальника материально-технического склада по обеспечению моторами, запасными частями, вооружением и боеприпасами авиаподразделения.

После войны Арменак Тигранович часто выступал на заводах, в институтах, школах, учреждениях с воспоминаниями о своей боевой деятельности.

Источники:

  • X. С. Петросянц «В рядах советских авиаторов». — Ереван: «Айастан», 1969 — 310 с., ил.
Примечания:
  1. ЦГАСА, ф. 493, оп. 3, л.782. []
  2. См. История гражданской войны в СССР, т. 3, стр. 428. []
  3. ЦГАСА, ф, 11695, оп. 3, д. 8. []
  4. ЦГАСА, ф, 11695, оп. 3, д. 8. []
  5. История гражданской войны в СССР, т. 3, стр, 573» []
  6. См. История гражданской войны в СССР, т, 3, стр. 575, 579-580. []
  7. ЦГАСА, ф. 25505, оп. 1, д. 7. []
  8. История гражданской войны, т. 4, стр. 174—175. []
  9. ЦГАСА, ф. 11-695, on/ 3, д. 8. []
  10. См. История гражданской войны в СССР, т. 4, стр. 275. []
  11. «Казанская смесь»— искусственное авиагорючее. Оно применялось при отсутствии авиабензина. []
  12. См. История гражданской войны в СССР, т. 4, стр. 296. []
  13. И. К. Спатарель. Против черного барона, М., Воениздат, 1967, стр. 97. []
  14. И. К. Спатарель. Против черного барона, М., Воениздат, 1967, стр. 120. []
  15. И. К. Спатарель. Против черного барона, М., Воен-издат, стр. 156—157. []
  16. «Звезды на крылях», М., 1959, стр. 147. []
  17. Стоит отметить, что вопросы комплектования формой и вообще вещевого довольствия в то время стояли крайне остро. Военторгов, или же привычных армейских магазинов не было вовсе. Это сейчас любой желающий может найти интернет магазин военной одежды и подобрать необходимое снаряжение — как в Москве, так и в любой другой точке страны. — прим. Адм. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image