Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Доклад бывшего ученика Северо-Кавказской авиационной школы, 1918 г.

Был ли бывший учлет Северо-Кавказской военно-авиационной школы Яков Андреев засланным казачком, или честным бойцом за власть Советов? Как долго просуществовали Пятигорская, Владикавказская и Екатеринодарская авиашколы? Как сложилась судьба их летчиков, учлетов и команды? Пока можно только гадать. Ясно одно: согласно очередному архивному документу, в 1919 году товарищ Яков Андреев выбыл из Авиадарма с очередным пакетом.

Р.С.Ф.С.Р.

Н.К. и В.Д.

Полевое Управление

Авиации и Воздухоплавания

Рабоче-Крестьянского красного

Военного Воздушного Флота

XI-й Армии Отдельной

По части[1]-строевой

3 Июня 191[8]

№ 2083

В.Секретно

НАЧАЛЬНИКУ ПОЛЕВОГО УПРАВЛЕНИЯ АВИАЦИИ И ВОЗДУХОПЛАВАНИЯ

Рапорт.

Представляя при сем рапорт быв. ученика С.К.Военно-Авиационной Школы АНДРЕЕВА дополняю его следующим: Тов.Андреева я по Пятигорску помню; в бытность его моим подчиненным он казался мне с политической стороны благонадежным, так как им были предоставлены рекомендации видных партийных работников хорошо его знавших. Но появление его в Астрахани так долго после ухода Армии с Кавказа и его стремление [идти] именно в Астрахань минуя Харьков, Саратов и Царицын /он ехал по его словам, путем которым кажется мне несколько странным для проезда в Астрахань/ мне несколько подозрителен. Довожу до Вашего ведома, что согласно сведений Особого Отдела, Астрахань сейчас переполнена шпионами белых, ны[н]е усиленно прибывающими. Ввиду этого я не могу ручаться за соответствие рапорта тов.Андреева с истиной, и не могу оставлять его в Астрахани, а направляя его с пустым конвертом к Вам, как бы для отвоза срочного пакета. В случае если он действительно благонадежный человек, говорящий правду, то из его доклада письменного и устного мне рисуется такая картина судьбы С.Кавказской Авиашколы: после отступления из Пятигорска и всяческих мытарств по Владикавказу, грозный и др. в Назране было сдано, т.е. погибло все имущество школы: личный состав школы направился во Владикавказ, где и был захвачен белогвардейцами. Поведение отдельных летчиков рисуется мне в следующем виде:

1/ Полозов очевидно служит той власти, которая есть, был коммунистом Советской Республики и стал сторонником Шкуры у белых,

2/ Лакеев, не летчик, секретарь Школы, очевидно просто был в душе на стороне белых, но скрывал это.

3 и 4/ Военные летчики Фалеев и Освецинский явно не сочувствовали Деникинским бандам и я надеюсь увидеть их при первой возможности в рядах Красной Армии.

5/ Летчик Помилуйко, во время всех передвижения школы, бежал неизвестно куда и вероятно живет где то на Кавказе, скрываясь от белых под чужим именем или в роде того.

6, 7 и 8/ Летчики Кумрояров (Курмояров?), Ямщиков и Перебаскин исчезли во время переездов, и их судьба совершенно неизвестна, политические взгляды их не ясны, определить их поведение затрудняюсь. Еще раз прошу обратить особое внимание на степень благонадежности его и прошу поступить с ними по Вашему усмотрению.

ВРИД НАЧАЛЬНИКА УПРАВЛЕНИЯ

ВОЕННЫЙ ЛЕТЧИК Энквист

Рапорт читал Комиссар[2]

***

Быв. НАЧАЛЬНИКУ АВИАЦИИ XI-й Армии /Сев. Кавказ./

[От] быв. ученика С-Кавк. Военно-Авиационной школы

Якова АНДРЕЕВА

Доклад

1-го Января с.г. С-Кавк. Военно-Авиационная Школа по предписанию Реввоенсовета эвакуировалась из Пятигорска в Моздок, оттуда через два дня направилась во Владикавказ. Здесь уже существовала Владикавказ. Военно-Авиационная Школа, начальником которой был тов.Васильев. Обе школы были соединены в одну, которая была названа С.Кавказск. В-Авиационной Школой. Васильев был назначен начальником Авиации, а тов.Полозов начальником Школы. Через 2 ½ недели мы выехали из Владикавказа, собираясь направиться через Прохладную-Кизляр на Астрахань. Но доехав до Беслана и узнав что наши войска уже отступили от Прохладной, мы решили направиться на Грозный и через Червленую на Кизляр и Астрахань. Когда мы приехали в Грозный, т.Полозов предложил нам постоять здесь несколько дней, чтобы собрать сколько возможно бензиновых бочек для вывозки подводами в Астрахань авиационного бензина. Потом через два дня мы узнаем от т.Полозова, что опасности никакой нет и что мы остаемся со Школой в Грозном. Но вскоре мы узнали, что Червленая занята кадетами и поэтому путь на Кизляр отрезан. Вскоре белые стали обстреливать Грозный. Ученики и рабочие собрались вместе, стали обсуждать что делать и куда направляться. В это время ко мне подошел секретарь школы т.Лакеев, с насмешкою спросил «Ну что теперь делать будете «Коммунисты» — «Тоже что и Вы», — ответил я, «разве мы не одной власти служим» — «Я, говорит Лакеев, «преспокойно останусь в городе, а вот Вы попробуйте». Он действительно остался в Грозном, оставив с собой канцелярию и печать Школы. х/

По распоряжению Начальника Транспорта наша Школа и Авто-гараж немедленно отправились во Владикавказ. Доехав до ст.Слепцовская мы узнали, что станция возстала против Советской власти и обстреляла находившийся на ст. ж.д. караул. Нас всех учеников и рабочих, а также служащих авиа-гаража, кроме шофферов, вооружили нас винтовками и направили для усмирения ст.Слепцовской. Я же с некоторыми товарищами попал на левый фланг, для прикрытия батарей находящейся верстах в пяти от станции. Вечером когда снялась батарея и пришла на станцию, я узнал следующее: Когда только цепь, которая направлялась на ст.Слепцовскую отошла на почтительное расстояние наш эшелон двинулся на Владикавказ оставив всех на волю судеб. Заметив что поезд тронулся цепь стала обстреливать его после чего остановился, вся команда снова погрузилась и уехала по направлению Владикавказа, оставив нас человек 40 с 3-мя орудиями. Через сутки я догнал свой эшелон в Назране, где он остановился ввиду того что Беслан был занят и ж.д. путь к Владикавказу был отрезан. Сдав все имущество авто гаражу т.Полозов направил всю команду во Владикавказ /через Янкушские селения/. Во Владикавказе был назначен уполномоченный по снабжению XI-й Армии. Вскоре Владикавказ окружали со всех сторон, так что из него выехать не было никакой возможности. Товарищ Полозов очень просил меня способствовать его выезду из Владикавказа /т.е. достать ему документы, что я мог сделать благодаря знакомству с одним человеком, таковые я уже приобрел себе за 600 рублей/. Через 9 дней Владикавказ был сдан. На второй день по занятию Владикавказа кадетами был издан приказ о регистрации всех офицеров. Часов в 10 утра я отправился к т.Полозову, но узнав от жены, что он пошел на регистрацию, воротился домой и по дороге зашел к Фалееву, где встретил т.Полозова в погонах, в чине подпоручика, Фалеев же сидел и пришивал погоны. Между разговором я напомнил тов.Полозову, что при желании можно достать документы, но он ответил мне: « я никуда не поеду, я назначен инструктором в Екатеринодарскую Военно-Авиационную школу. Поговорив еще кое о чем Полозов попрощались, я же по приглашению Фалеева остался у него пить чай. Он не советовал мне, как только получу пропуск, то чтобы сейчас же выезжал из Владикавказа и обещал, что как только выздоровеет /он был болен тифом/, то через Тифлис постарается приехать в Россию. На другой день я встретился с женою одного из наших рабочих от которой я узнал что наша команда арестована и что она ходила к т.Полозову просить, чтобы он позаботился о них, но он ответил, что кое кого он сначала расстреляет, а потом выпустит остальных. Я зашел к Полозову и между прочим спросил, чтобы это значило кое кого расстрелять. Но он ответил, что сказал потому, что был расстроен, между прочим ругая Опоцкаго /председателя коммунистической ячейки/ называя его «дураком коммунистом»/. Оказалось, что посидев 2 дня голодными они решили написать коменданту, чтобы он выдал им довольствие, но он вместо довольствия арестовал их. Они подали полный список упомянув там мою и др. товарищей фамилии находящихся на частной квартире. Встретившись с учеником Хурумовым у родственников которого квартировал тов.Полозов я стал говорить о нашем положении т.к. команда арестована и в списках которые они подали моя и его фамилия известны, то тов.Хурумов ответил, что бояться нечего, что тов.Полозов всех выручит, т.к. тов.Полозов говорил, что наша Школа организована по инициативе ин. Шкуро. В тот же день я сдал имеющиеся у меня документы в контр-разведку для получение пропуска на право выезда из Владикавказа. Получив пропуск я пошел попрощаться с тов.Фалеевым, который очень был недоволен тем, что приходится носить «дрянь» так он называл погоны. Выйдя от него я встретил Полозова, который предлагал, если я только желаю, при строиться в Авиацию, так как он всей команде он уже позаботился. Я поблагодарил его, обещав воспользоваться его предложением. Между прочим спросил у него – есть ли у кадетов аппараты – он утвердительно сказал, что в Екатеринодаре их находится около сотни, систем «Альбатрос» немецкий и «Лебедь». Когда мы выезжали из Владикавказа на Грозный к нам вернулся посланный в Св.Крест за аппаратами тов.Помилуйко. Он передал нам следующее: Когда он приехал в Св.Крест, то увидел, что в степи стоит без всякого присмотра самолет, он доставил его на станцию для погрузки, по пути пришел в пьяном виде Кучинский наставил на него револьвер и не желая смотреть ни на какие бумаги велел его арестовать. Но потом его комендант отпустил. Тов.Помилуйко остался во Владикавказе.

х/ тов.Освещинский старш. преподаватель остался в Грозном вследствие того, что мы его не предупредили хотя он очень просил, чтобы при выезде из Грозного ему сообщили, но этого нельзя было сделать ввиду большого спешнаго выезда.

быв. ученик Сев.Кавказской Военно-Авиационной Школы Я. Андреев

С подлинным верно:

Делопроизводитель[3]

***

Источник: РГВА, фонд 30 «Штаб начальника воздушного флота действующей Красной Армии», 9 апреля 1920г. — 1 августа 1921 г. /Бывшее — Полевое управление авиации и воздухоплавания при штабе РВСР 22 сентября 1918 г. — 9 апреля 1920 г./, опись 3 «Авиационный отдел 22 сентября 1918 г. — 1 августа 1921 г.», дело 461 «Доклад слушателя. Северо-Кавказской военно-авиационной школы об эвакуации школы из г. Пятигорска во Владикавказ и о слиянии ее с Северо-Кавказской школой, переписка по личному составу авиотрядов и школ», 19.11.1918 — 31.12.1919 г.г., 208 листов, листы 74, 80 с оборотом, 81.

 

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Неразборчиво. []
  2. Подпись неразборчива. []
  3. Подпись неразборчива. []

Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image