Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Доклад военного комиссара Егорьевской школы авиации начальнику Главоздухфлота (15.07.1919 г.)

Гатчинская военная авиационная школа была переименованная в Народную Социалистическую Авиационную Школу (НСАШ) 1 марта 1918 г. Уже 26 апреля 1918 г. школа получила предписание об эвакуации в Самару. Взятие белочехами Самары изменило эти планы, и с весны по осень 1918 года, постоянный и переменный состав НСАШ колесил в составе эшелонов от Петрограда до Уфы. В ноябре 1918 года НСАШ прибыла в г. Егорьевск и стала Егорьевской школы авиации.

Военный комиссар Егорьевской школы авиации Андреев докладывает Начальнику Главоздухфлота о жизни, работе, проблемах и чаяниях бывшей Гатчинской военной авиашколы на новом месте; планах по реорганизации ее в летную школу авиации.

 

 

Р.С.Ф.С.Р.
ВОЕННЫЙ КОМИССАР
ЕГОРЬЕВСКОЙ ШКОЛЫ
АВИАЦИИ
Рабоче-Крестьянского Военного Воздушного Флота
15 июля 1919г.
№ 54
г. Егорьевск

Начальнику Главоздухфлота

ДОКЛАД

Егорьевская школа авиации, бывшая Гатчинская военная авиационная школа, до переезда в Егорьевск находилась в г. Гатчине. 26 апреля 1918 года школой было получено телеграфное предписание председателя Всероссийской Коллегии Военного Воздушного Флота тов. Сергеева о незамедлительной эвакуации школы в Самару. С означенного числа школа приступила к эвакуации и в период до 25 июля 1918 г. было нагружено и отправлено по направлению к Самаре 10 эшелонов. Все эшелоны в указанное время находились в различных местах Московско-Казанской железной дороги. В это время была занята Самара и не имея другого определенного пункта эвакуации эшелоны были направлены на линию Казань-Екатеринбург. Тогда Главоздухфлотом было назначено место разгрузки эшелонов в г. Егорьевске. Эшелоны же были разбросаны на протяжения всего Восточного Фронта, т.е. от В. Полян до Вятки и от Казани до Москвы. По получении телеграфного приказания эшелоны направились для разгрузки в г. Егорьевск. Все эшелоны сконцентрировались в Егорьевске в конце сентября. Ввиду того, что бывший в то время Начальник Школы Борейко бежал к белым, а комиссар Смирнов был арестован по подозрению, Главоздухфлотом был назначен Начальником Школы Военный Летчик Леонид Григорьевич Попов, а Советом комиссаров при Главоздухфлоте — комиссаром школы тов. Константин Андреев. Но благодаря перехода Начальника школы Борейко к белым и ареста комиссара Смирнова, в высших политических кругах стали смотреть на Школу, как на состоящую из белогвардейцев. Тогда коммунисты школы, желая изменить этот сложившийся неправильный взгляд на школу начали вести усиленную политическую работу, организовали ячейку, которая занялась чисткой школы от ненадежных элементов. Политической работой комиссара и ячейки был заложен фундамент политического воспитания в школе.

При разгрузке эшелонов школа приступила к размещению своих учреждений в отведенных помещения местным Совдепом. Было немедленно преступлено к установке на новом месте мастерских для ремонта и постройки новых самолетов и ремонта моторов, к устройству складов для различных материалов и запасных частей к самолетам, моторам и проч.; к постановке ангар на аэродроме, сборке учебных самолетов и приведению в порядок всех тех отделов школы, которые так необходимы для ее функционирования. В начале сентября из Главоздухфлота была прислана комиссия, в составе начальника Школьного отделения Костоусева, школьного инспектора Левашновского и члена Всероссийского Совета Авиации Бычкова, для осмотра состояния имущества школы после эвакуации и аэродрома в г. Егорьевске. Комиссия нашла, что имущество школы все в целости, за исключением нескольких автомобилей, переданных на фронт в Штаб Восточного Фронта и аэродром в г. Егорьевске может служить временным местом для полетов.

Одновременно с устройством мастерских, ангар и др., школой составлялись сметы на оборудование аэродрома, на постройку деревянных ангар, на устройство стеллажей в складе, навесов для аэроплано-строительного леса и т.д. каковые и были предоставлены в Главоздухфлот в различные сроки, начиная от 7 сентября прошлого года. Из всех перечисленных в описи смет утверждена только одна на механическое оборудование мастерских на сумму 41.950 руб. и то только 10 апреля сего года. При предоставлении смет указывалось на необходимость срочного их утверждения ввиду того например, что склады требовали немедленного устройства стеллажей, по прибытии аэроплано-строительного леса необходимо было ставить для такового навесы, с наступлением весны необходимо было срочно приступать к постройке ангаров. Очевидно, что задержка в утверждении смет являются тормозом в работе школы, и несмотря на то, что ни одна еще смета не была утверждена, Главоздухфлот отношением за № 4078 от 31-го марта сего года запрашивал какие постройки закончены.

Параллельно со сметами неоднократно посылались требования на горючее /см. приложение 2/, так как временные ангары были уже поставлены и часть учебных самолетов была собрана, и школа могла приступить к обучению учеников в октябре месяце 1918 года. Но ни одно требование на горючее не было удовлетворено, т.к. в Главоздухфлоте, по неизвестным причинам, сложилось определенное мнение, что школа функционировать не может. Тогда руководителями школы была послана делегация к комиссару Главоздухфлота тов. Аросеву с резолюцией авиаработников школы и целью выяснить положение таковой. Делегация школы требовала отпуска горючего, без которого школа не могла начать практических занятий. Тов. Аросев, ссылаясь на незнание школы и на малое количество горючего на складах, отпускал таковое только Московской школе авиации. Делегация школы требовала разрешение на розыск горючего где-бы то ни было и гарантии на то, что найденный бензин не будет отобран Главоздухфлотом и передан Московской школе, но делегация и в этом получила отказ. Несмотря на это руководителями школы было послано за розыском горючего, но не имея надлежащих документов, таковое разыскать не удалось.

Не имея горючего и средств на различные постройки, школа все же не прекращала своей деятельности, каковая выразилась в том, что мастерские школы стали усиленно изготавливать запасные части к учебным самолетам, а для того, чтобы ученики-летчики получили необходимую теоретическую подготовку, был организован авиационный класс с программой предметов, требуемых на сдачу экзамена для звания «военного летчика». Для пополнения же знаний мотористов и подготовки новых был подготовлен класс еще и вечерний курс моторного класса для всех желающих авиаработников. Преподавателями в обоих классах были военные летчики школы.
В конце января Главоздухфлотом было отпущено 100 пудов бензина, получивши каковой школа приступила к обучению 13-ти учеников, из которых в последствии выделила четырех, как наиболее способных, чтобы дать возможность им окончить школу на этом бензине. В это время с фронта стала прибывать новая группа учеников. Но так как горючего школа больше не получала и обучение полетам за неимением такового должно было прекратиться, оставалась единственная надежда на созываемый третий Всероссийский Авиасъезд. На съезде было поставлено снабжать школу техническим имуществом наравне с фронтом. Во время весенних разливов школой было получено сто пудов авиасмеси, расход которой в час в два раза более нежели бензина.

В начале марта сего года ученики-летчики, начавшие теоретическое обучение в авиационном классе, закончили таковое и сдали экзамены. Потом начался второй сокращенный теоретический курс с учениками, прибывшими с фронта. Кроме того, проходят занятия с учениками мотористами.

Полетная часть школы была налажена и пригодна к полному функционированию, если только будет отпускаться, в достаточном количество, горючее, а при условии утверждения смет, перечисленных в описи, Егорьевская школа авиации может с успехом выполнять задачи летной школы, так как все необходимое, как-то:
— моторный и авиационный классы имеются налицо и функционируют;
— аппараты для первоначального обучения имеются в школе,
— кроме того в мастерских Школы изготавливаются для них запасныя части, а для дальнейшего школой было преступлено к изготовлению некоторых частей к самолетам системы «Пороховщикова», теперь же согласно распоряжение Главоздухфлота изготовление запасных частей к самолетам «Пороховщикова» приостановлено.

Разведывательные самолеты также имеются в школе в достаточном количестве. Для прохождения же курса бомбометания, корректирования и фотографии в школе существуют: прицельные приборы для бомбометания, радиотелеграфная станция для корректирования и фотографическая лаборатория для воздушной съемки.

Настоящее положение школы таково: второй сокращенный теоретический курс закончился и сейчас остался последний экзамен. Все ученики-летчики этой группы разбиты по полетным группам. В моторном классе прошли уже большую половину общеобразовательных предметов, и экзамены по арифметике, алгебре и геометрии уже сданы учениками мотористами. С 1-го августа начинается, если вовремя будут присланы ученики-летчики, новый теоретический курс авиационного класса.

Что же касается хозяйственной жизни школы, то таковая протекает таким образом: школа получает от Главоздухфлота ежемесячный аванс, и из этого аванса производит траты на свои нужды. Нормы этих расходов обозначены в штате школы, объявленном в приказе Наркомвоен за № 299 от 22 апреля 1918 года. Но так как по прошествии года жизнь вздорожала в несколько раз, то нормы штатных отпусков слишком малы, а потому их необходимо увеличить в несколько раз, сообразно с требованиями жизни.

Содержание служащим выплачивается, как военнообязанным, так и военнослужащим по ставкам профессионального союза металлистов, за исключением специалистов, коим жалованье выплачивается по приказу Реввоенсовета Республики. Но решение вопроса о материальном положении служащих тесно связано с подтверждением приказа Наркомвоен № 287 за 1918 года о том, что все служащие школы пользуются правами и преимуществами, присвоенными для красноармейцев.

Обмундирование /кожаные куртки и брюки/ ученикам-летчикам, мотористам и шоферам1 должны быть обязательно за счет казны, так как таковое сильно изнашивается на их специальной работе. Заготовлять же обмундирование собственным попечение указанные лица не в состоянии, ввиду большой дороговизны указанных предметов.

Все же остальные служащие обязаны получать /положенное красноармейцам/ обмундирование за плату.

Что же касается пайка, то таковой выдается всем служащим, за исключением учеников, за плату.

Кроме того, жизнь школы, в периоде строительства на новом месте, заставляет принимать иногда поденных рабочих. Но для продуктивности работы этих рабочих, им точно также необходимо выдавать паек за плату, так как без такового даже трудно бывает найти где-либо рабочих.

В заключение считаю необходимым сказать следующее: школой представлены в Главоздухфлот, по его требованиям, проекты двух штатов авиационных школ одной – Летной авиационной школы, другой – истребительной авиационной школы, согласно постановлению 3-го Всероссийского Авиасъезда. Как я уже выше указал Егорьевской авиашколе бесспорно надлежит быть летной авиационной школой, так как здесь все подготовлено для выполнения программы таковой.

В проекте представленного штата летной школы, заведующие различными отделениями и т.д. Но так как всякое учреждение может хорошо справиться с возложенной на него задачей только тогда, когда во главе этого учреждения стоят вполне подходящие для этой деятельности лица, а потому с моей стороны и со стороны ячейки рекомендуются: на должность начальника школы теперешний начальник школы военный летчик Леонид Григорьевич Попов, а на должность Помощника Начальника Школы – военный летчик Сергей Никанорович Попов, как наиболее энергичный и знающий школьное дело. Заведующим же практическими занятиями по моему мнению должен быть назначен военный летчик С.А.Куликов.

И следующим непременным условием продуктивной работы школы является отпуск горючего не менее 600 пудов в летные месяца.

Военный Комиссар Андреев2

 

***

Источник:
РГВА, фонд 29 «Управление начальника военно-воздушных сил РККА», опись 11 «Учебный отдел», дело 11 «Доклады, отчеты и протоколы инспекторов Главвоздухфлота об исследовании авиационных школ», 24.12.1918 — 29.05.1919 г.г., 112 листов, листы 94-95 с об., 96.

  1. По правилам правописания 1919 года слово «шофер» писалось как «шоффер». []
  2. Правописание документа приводится в соответствии с нормами современного русского языка, с сохранением стилистики оригинала. []

Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image