Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Перелет Петроград-Москва 2 апреля 1918 г.

Газета «Раннее Утро» 3 апреля 1918 г.

Перелет Петроград-Москва.

Летчик Н.И. Петров пролетел 600 вер. в 4 ч. 10 м. без спуска.

Поставлен новый рекорд русской авиации.

Летчиком отряда междугороднего сообщения Н. И. Петровым, 2 апреля (20 марта) совершен без спуска перелет Петроград – Москва.

Расстояние в 609 верст, отделяющее северную столицу от Москвы, было покрыто на французском двухместном биплане английского типа «сопвич» с 120-сильным мотором Рон в 4 часа 10 минут.

В течение последней недели Петровым на одной и той же машине совершены два перелета; первый из Москвы в Петроград, второй обратно.

Вот, что рассказал летчик нашему сотруднику:

— Первый мой перелет от Москвы до Петрограда был совершен в два дня благодаря вынужденным остановкам в пути.

Обратно из Петрограда мы с механиком решили лететь 2 апреля (20 марта ст. ст.).

В Петрограде за недостатком запаса нам отказали в бензине и масле, предложив попытать счастья достать в Обухове.

Набрав полные баки, «сопвич» вылетел с Обуховских заводов по направлению к Москве в 2 часа 55 минут по петроградскому времени 2 апреля (20 марта ст. ст.).

Погода была ясная, ветер дул хотя и боковой, но безвредный. Воздушные течения скорее подгоняли аппарат и сообщили нам даже некоторою скорость.

В 3 часа 58 минут подо мной промелькнула Малая Вишера с первой от Петрограда авиационной базой северного воздушного тракта.

Вишерский аэродром узнал по кругу и монограмме «М. В.» (Малая Вишера), сделанным из елок.

Полет протекал довольно однообразно. Мотор работал, как часы, хорошо отрегулированная машина шла без помех, не заставляя следить за управлением.

Еще через час, в 4 ч. 50 м., показалось Бологое.

Подумал: значит, еще 150 верст прошел, убавил газов и дальше.

Тверь была пройдена в 5 ч. 50 м. дня. Тут я в последний раз взглянул на показательную трубку и решил, что материалов хватит, видимо, до Москвы.

Протерев около Клина очки шлема от заливавшего масла, хлеставшего все время из мотора ручьем, я увидел верстах в 15 впереди сплошное море облаков окутывавших пеленою и скрывавших землю.

Сбавив газ я стал планировать, стараясь подойти под облака.

Спуститься пришлось почти до самой земли; стало жутко.

Лететь на высоте 30 метров, — что может быть хуже?

Наступившие сумерки уже не позволяли наблюдать приборы, да, впрочем, и смотреть на них было некогда.

В то же время я заметил, что скорость аппарата уменьшилась, по-видимому, от встречного ветра.

Пришлось думать также о возможности остановки мотора, выбиравшего из бака последние остатки бензина и масла.

Прошел уже час, как мы миновали Тверь, а Москвы все не было.

Было жутко – предательская сырость могла остудить мотор, а тогда конец всему.

Наконец, впереди мелькнул огонь, и вскоре я увидел, что мы пересекали Окружную московскую дорогу.

Сознаюсь, я обрадовался. Москва была близко. «Сопвич» приближался к аэродрому; тут новая беда: надо садиться, а я ничего не вижу из-за масла, заливающего очки.

Очутившись над аэродромом, я выключил мотор и сдернул с лица маску. Будь, что суждено, но приземлился легко и приятно.

Никто не вышел встречать нас, — на аэродроме, оказывается, не знали о вылете «сопвича» из Петрограда.

Сел я в 7 часов 5 минут по петроградскому времени.

Вот как я совершил первый перелет между Петроградом и Москвой, — улыбнулся Н. И. Петров, — без спуска, делая по 150 верст в час.

Для меня такие полеты уже не новинка: на фронте приходилось делать разведки долгие в три-четыре часа, но все-таки приятно, что случай помог нам со Шнором[1] соединить Москву с Петроградом воздушным путем и доказать, что такое сообщение возможно даже без спуска на промежуточных пунктах между столицами.

***

Поверка аппарата, произведенная по окончании полета, показала, что в заднем баке «сопвича» не осталось ни капли бензина, а передний слишком мал, и может подавать топливо только пополняясь из главного хранилища расположенного «на корме» аэроплана.

Если бы «сопвич» задержался в пути еще минут на 10, то, по отзывам компетентных лиц, Петрову пришлось бы приземляться, не дойдя до Москвы, или, что весьма возможно, разбиться, так как выбрать место для посадки с 30 метров почти невозможно.

***

Н. И. Петров – москвич.

В июле 1916 года закончил московскую школу авиации. Затем уехал на фронт, где заработал все боевые офицерские награды до Владимира 4-й степени включительно.

В разведывательном отряде летал на «спаде», «ньюпоре», а в конце войны исключительно на подбитом нашей артиллерией и взятом в плен германском би-моноплане «Бранденбург».

При перелете из Москвы в Петроград молодой летчик поставил русский рекорд быстроты, покрыв дистанцию Бологое – Петроград, 300 верст, в 1 час 30 минут.

Перелетом 2 апреля 1918 года установлено безостановочное сообщение по воздушному тракту Петроград-Москва покрыв 609 верст в 4 часа 10 минут.

С. Р.

***

Источник: РГВА, фонд 29, опись 8, дело 299.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Шнорем? Неразборчиво. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image