Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Вынужденная посадка

/Рассказ Героя Советского Союза В.С.Молокова/

Это было в 1932 году. Я тогда впервые прокладывал воздушную пассажирскую трассу между Красноярском и Дудинкой. Полеты мои в этот раз не сопровождались особыми приключениями. Запомнился один лишь любопытный случай, о котором я и хочу рассказать.

15-го сентября мне нужно было перебросить из Дудинки в Норильск участников научной экспедиции, проводившей работу на р. Хатанке. От Дудинки до Норильска 110 километров. Требовалось не более 40-45 минут, чтобы покрыть это расстояние. Примерно в час дня мы загрузили самолет научными приборами экспедиции, усадили пассажиров и двинулись в путь.

Погода стояла отличная. В такую погоду хорошо производить разведки: видимость прекрасная. Машина шла на высоте 700 метров. Внизу ровным полотном расстилалась тундра. Изредка попадались оленьи пастбища. Далеко впереди виднелись Норильские горы. Вершины их ослепительно блестели на солнце. Между высокими горами извивалась река Рыбная. Каждый раз, когда мне приходится пролетать над Норильскими горами, я буквально зачаровываюсь их красотой. После однообразного пейзажа тундры местечко это кажется своеобразным оазисом.

Так мы пролетели первую половину пути. Моторы работали без перебоев. Однако, на второй половине нас ждала большая неприятность.

В 30 километрах от Норильска у одного из моторов сломался коленчатый вал. Мотор выбыл из строя. Машину начало сильно трясти. Положение становилось катастрофическим. Надо было делать посадку. Но ка? Посадить морской самолет в тундре – это в лучшем случае разбить машину. Но могло сказаться, что вместе с машиной погибнут и люди. В данном случае я опасался больше всего именно этого. Требовалось немедленно принять необходимые меры. Но что значит принять меры, когда воды перед тобой нет и что так или иначе, а придется садиться на землю? Напрасно я осматривался кругом в надежде увидеть где-нибудь поблизости озеро или реку. Под нами была сплошная тундра. А машина медленно, но неуклонно снижалась. И не было силы, которая могла бы остановить это губительное снижение.

Когда рассказываешь об этом событии теперь, то может показаться, что меры предосторожности принимались мной по какому-то определенному плану. Планов при таких обстоятельствах у меня не было. Летчик, очутившись в таком положении в воздухе, делает все автоматически. У него сильно развит рефлекс. Соображать он начинает уже потом. При порыве мотора ломается машина. Сразу мелькает мысль: где сделать посадку. Если, например, приходится садиться в тундре, быстро принимаешь решение: прежде всего надо спасти людей, не обращая внимания на поломку машины. Когда же через некоторое время положение меняется к лучшему, то уже начинаешь думать о том, как бы спасти и машину. Самое важное, при таких обстоятельствах выдержка, хладнокровие.

Итак, удобной посадки не предвиделось. Я уже решил садиться на суше. Вдруг второй пилот Чернявский, крикнул: «Вода!». Слово это прозвучало как спасение. Я посмотрел вниз и действительно, увидел довольно широкую полосу воды. Дело, казалось, оборачивалось к лучшему. Однако, радость наша тотчас же сменилась разочарованием. Присмотревшись, я убедился, что это была отмель глубиной 10-15 сантиметров. Садиться здесь было также рискованно, как и на земле. Но нам определенно повезло. Впереди, примерно в семи километров от нас, показалась река. Надо было во чтобы то ни стало дотянуть до нее.

Машина шла уже на высоте 50 метров. Еще немного и она снизится совсем. Но вот и река. Передо мной вырос крутой берег, высотой примерно в 30 метров. Идти на посадку, имея перед собой этот страшный барьер, нелепо. Уткнуться в берег – это значит наверняка разбиться. Садиться на мели – тоже не лучший выход.

Я решил использовать последнюю возможность: развернуть машину и сделать посадку вдоль берега. Это было связано с громадным риском. В другой обстановке я едва ли решился бы на подобный эксперимент. Некогда было раздумывать. Лучшего не предвиделось. Я сделал разворот под углом 90 градусов и посадил машину, как и рассчитывал, вдоль берега.

Отсюда нам пришлось идти до Дудинки пешком. Путь этот у нас занял пять с половиной суток. В Дудинке находился другой самолет, на котором мы переправились в Игарку. Сюда из Красноярска нам прислали новый мотор, которым мы заменили испорченный.

3-го октября я возвратился из Норильска в Дудинку.

***

Источники: ЦГАМО, фонд 1091 «Молоков Василий Сергеевич», опись 1, дела 157, 273, 307, 309.

Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image