Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Морская авиация России в Первой мировой войне

Начало Первой мировой войны застало Морскую Авиацию России на стадии организационного становления. Всего в Морском министерстве к 1 августа 1914 г. насчитывалось около трёх десятков самолётов различных типов и около 20 дипломированных лётчиков. Ещё около 10 офицеров проходило лётную подготовку непосредственно на флотах. К началу войны на Балтике было всего 10 гидросамолётов, базировавшихся в Либаве; а на Чёрном море, в Севастополе, в Килен-бухте — восемь. На Тихом океане предполагалось развернуть авиационные отряды лишь к лету 1915 г., однако это не было реализовано из-за начавшейся войны.

18 августа 1914г. приказом по флоту и Морскому ведомству №269 было введено в действие «Положение о Службе авиации в Службе связи», определявшее правовой статус авиационных подразделений флотов.

По мере совершенствования летательных аппаратов, круг задач, решаемых авиацией, постепенно вышел за рамки наблюдения и связи. Теперь морские авиаторы вели разведку, искали корабли и подводные лодки противника, корректировали огонь корабельной артиллерии, наносили бомбовые удары. Нередки были встречи в воздухе с самолётами противника. В этом случае аэропланы вступали в воздушный бой.

В начале марта 1915 г. в составе Морской Авиации имелось уже 77 самолётов, в том числе, на Балтике — 47, и на Чёрном море — 30 гидроаэропланов. Их обслуживали 78 офицеров и 859 нижних чинов.

Боевой вылет гидросамолёта М-5Официальная история от Министерства обороны Российской Федерации гласит, что 17 июля (4 июля по старому стилю) 1916 г. на Балтике произошёл воздушный бой четырёх самолётов с гидроавиатранспорта «Орлица» с четырьмя германскими самолётами. Вот как описывается бой в популярной литературе:

«В этот день линкор «Слава» и два миноносца Балтийского флота вели огонь по немецким береговым батареям у Рагоцема. Четыре гидросамолёта с авиатранспорта «Орлица» прикрывали с воздуха наши корабли. Около 9 часов утра лейтенант Петров и наблюдатель мичман Савинов, возвращаясь к своему авиатранспорту, на высоте 1500 м обнаружили в воздухе группу немецких аэропланов. Сблизившись с одним из самолётов противника на дистанцию 15 м, самолёт Петрова открыл пулемётный огонь. Немецкий аэроплан, получив повреждения, приводнился, и оба немецких лётчика оказались в воде. Два русских гидроаэроплана приводнились рядом со сбитым самолётом и, несмотря на огонь немецких береговых орудий, подобрали из воды пленных, а подошедший к месту падения русский миноносец снял с самолёта пулемёт и некоторые приборы. В это время три других гидроаэроплана «Орлицы» вели бой с тремя оставшимися немецкими самолётами. В результате боя, был сбит ещё один вражеский самолёт, который упал в расположении противника. Наши самолёты потерь не имели. Позже из допроса пленных выяснилось, что их аэроплан входил в состав группы из четырёх машин, специально посланной для уничтожения «Орлицы» с её самолётами, прикрывавшими с воздуха русские корабли.

Через 80 лет после данного события, приказом министра обороны РФ №253 от 15.07.1996 г., 17 июля 1916 г. было определено Днём рождения Морской Авиации России1. В данном случае, мы имеем дело с одной из так называемых «назначенных» дат, которые как из рога изобилия посыпались на Вооружённые Силы в середине 1990-х гг., в попытках найти свои исторические корни в «досоветской» России. В этом случае, более логичным было бы взять за дату формирования Морской Авиации 30 ноября 1916 г. В этот день вышел приказ императора Николая II о формировании Воздушных дивизий Балтийского и Чёрного морей. Одновременно с ним, приказом начальника морского штаба ставки Верховного Главнокомандующего адмирала А.В.Русина №428, вместо устаревшего положения «О Службе авиации в Службе связи» (учреждённого в 1914 г.), было введено в действие новое положение «О Службе Морской Авиации и Воздухоплавании» Императорского Российского флота. Согласно ему, определялась структура частей и соединений Морской Авиации: 4-8 самолётов составляли отряд, 2-4 отряда образовывали воздушный дивизион, 2-4 дивизиона — бригаду, а 2 и более бригад — воздушную дивизию моря. Данное «Положение» фактически придало отечественной Морской Авиации статус рода сил флота. Оно было подготовлено с учётом опыта применения авианесущих кораблей Черноморского и Балтийского флотов в кампаниях 1915-1916 гг. В тот же день было утверждено «Положение о дивизионе корабельной авиации», в котором были чётко прописаны взаимоотношения корабельных и авиационных командиров и начальников.

Боевые действия на Восточном фронте Первой мировой войны развернулись на просторах от Северного Ледовитого океана до Закавказья. Кроме Воздушных дивизий Балтийского и Чёрного морей, в течение 1916-1917 гг. для содействия действующей армии были сформированы и другие гидроавиационные части и подразделения:

— весной 1916 г. на Чудском озере формируется Чудской гидроавиационный отряд, который позднее был переведён в Ораниенбаум, и накануне Октябрьского переворота 1917 г. слился с Петроградской школой Морской Авиации;

— в 1916 г., для содействия войскам Бакинского отряда Кавказского фронта, на оз. Ван в Турции формируется Ванская военная флотилия, в состав которой были включены два гидросамолёта М-5. Для их пилотирования были направлены два лётчика: один из Гатчинской, а другой — из Бакинской авиационных школ. Начальником Ванского гидроавиационного отряда с июня по август 1917 г. был назначен инженер-механик мичман М.М. Иванов. В связи с развалом Кавказского фронта и наступлением турецких войск, в феврале-марте 1918 г. Ванская флотилия и её авиаотряд были ликвидированы;

— в феврале 1917 г., для обеспечения флотилии Северного Ледовитого океана, начала формироваться Воздушная бригада особого назначения (на правах Воздушной дивизии).

По состоянию на 1 января 1917 г., российская Морская Авиация являлась внушительной силой и имела в своём составе 264 аэроплана разных типов. Из них 152 самолёта и 4 малых управляемых аэростата находились на Черноморском флоте, 88 самолётов — на Балтийском. Ещё 29 самолётов имелось в Петроградской и Бакинской офицерских авиашколах. Только с сентября 1916 г. по май 1917 г. морское ведомство получило 61 гидросамолёт конструкции Григоровича М-11 и М-12; из них 26 летали на Чёрном море, около 20 поступили на Балтику. В черноморских и балтийских авиационных частях служили, соответственно, 115 и 96 офицеров, 1039 и 1339 кондукторов, унтер-офицеров и рядовых. Звание «морской лётчик» официально имели 56 черноморцев и 46 балтийцев.

Боевой вылет гидросамолёта М-9Согласно расчётам морского штаба ставки Верховного Главнокомандующего, на первую половину 1917 г. в Морской Авиации необходимо было иметь:

  • — на Балтике — 169 самолётов;
  • — на Чёрном море — 181 самолёт;
  • — на Белом море и Мурманское побережье — 30 самолётов;
  • — в авиашколах — 60 самолётов;
  • — в запасах Центра — 53 самолёта.
  • Всего 493 самолёта.

Одновременно с ростом численного состава флотской авиации, совершенствовалась её организационная структура. В середине января 1917 г. закончилось формирование Воздушной дивизии Чёрного моря под начальством капитана 1 ранга М.И. Федоровича. Подобное авиационное соединение на Балтике, под командованием капитана 1 ранга Б.П. Дудорова, завершило формирование в мае того же года. На Воздушную дивизию моря возлагались следующие задачи:

  • дальняя морская разведка;
  • наблюдение за прибрежной полосой;
  • противодействие неприятельской воздушной разведке;
  • борьба с подводными лодками;
  • содействие флоту в его операциях;
  • защита стоянок кораблей, портов и воздушных станций от налётов противника;
  • нанесение ударов по неприятельским кораблям, судам и прибрежным сооружениям.

К этому же времени была сделаны попытки создания Морской Авиации на Севере. С 17 февраля 1917 г. приказом №54 по управлению Беломорским и Мурманским районами было объявлено «Временное положение о Воздушной бригаде особого назначения», которой ставилась задача обслуживания флотилии Северного Ледовитого океана и частей, не входящих в состав авиаций БФ и ЧФ. Однако эта бригада так и не была создана полностью, и в июле того же года штаб Воздушной бригады особого назначения был расформирован.

Первоначально непосредственное управление частями и соединениями Морской Авиации осуществлялось на флотах. Но уже в июне 1917 г. в Петрограде был создан самостоятельный орган — управление морской авиации и воздухоплавания (УМАиВ), который должен был осуществлять руководство всей авиацией Российского флота. На него были возложены следующие задачи:

  • — разработка вопросов морской обороны (применительно к авиации);
  • — разработка вопросов организации частей и учреждений авиации, воздухоплавания и автомобильного дела во флоте и морском ведомстве;
  • — рассмотрение и разработка всех технических вопросов, проектов, чертежей, смет и прочего по авиации, воздухоплаванию и автомобильному делу;
  • — производство хозяйственных операций;
  • — наблюдение за исполнением заказов;
  • — заведывание и руководство школьно-учебным делом;
  • — личный состав Морской Авиации;
  • — разработка технических вопросов авиации;
  • — учёт материалов и имущества;
  • — научная разработка вопросов по авиации.

Первым начальником УМАиВ был назначен капитан 2 ранга А.А. Тучков. Управление состояло из отделов: учебно-строевого, технического, хозяйственного, научно-опытного, а также общей канцелярии. В том же году управление было переведено в Москву.

9 июля 1917 г. приказом морского министра №128 штаб Воздушной бригады особого назначения был расформирован, а школы Морской Авиации и Воздушные дивизии подчинены начальнику УМАиВ.

К Октябрьскому перевороту Морская Авиация России имела в своём составе Воздушную дивизию Балтийского моря (две воздушные бригады и отряд корабельной авиации) и Воздушную дивизию Чёрного моря (две воздушные бригады и дивизион корабельной авиации). Всего в них насчитывалось 269 самолётов различных типов. Однако их боевая способность была крайне низкой, и в апреле 1918г. обе дивизии прекратили своё существования.

На Дальнем Востоке, несмотря на предложение начальника Морского генерального штаба вице-адмирала А.А.Ливена, сделанное ещё в 1914 г., по созданию гидроавиационной станции во Владивостоке, реальных шагов в этом направлении, из-за начавшейся войны, предпринято не было.

28 ноября2 1917 г. по указанию В.И.Ленина был издан приказ об учреждении должности комиссара при управлении морской авиации и воздухоплавания. На неё был назначен воеморнлёт А.П.Онуфриев3 (ранее работал на авиазаводе «Дукс» в Москве), ставший одним из активных организаторов советской Морской Авиации.

По состоянию на конец ноября 1917 г., в составе Морской Авиации России находились 240 самолётов М-9, М-5, М-11, М-20. Из них в составе Балтийской воздушной дивизии было 88 самолётов, Черноморской — 152.

По состоянию на середину декабря 1917 г., в боевом ядре Морской Авиации насчитывалось 2114аэропланов и 161 лётчик, в том числе:

  • воздушная дивизия Балтийского моря располагала: 74 летающими лодками (40 М-95, 13 М-15, 21 М-16), 24 колёсными истребителями «Ньюпор-21» и 87 лётчиками;
  • воздушная дивизия Чёрного моря располагала: 104 летающими лодками (24 М-5, 60 М-9, 4М-11, 16М-15), а также 9 истребителями «Ньюпор-17». На это количество самолётов имелось всего 74 лётчика.

Ещё 75 самолётов имелось в школах Морской Авиации. Из них многие были в неисправном состоянии. Основным центром подготовки лётных кадров являлась Бакинская школа Морской Авиации, где в это время обучалось 180 курсантов. В Ораниенбаумской школе Морской Авиации и Красносельской школе воздушного боя и высшего пилотажа обучалось ещё 50 и 25 курсантов соответственно. Однако предусматривалось сократить количество обучающихся в Бакинской школе на 30 человек, а Ораниенбаумскую школу упразднить.

Морские лётчики БалтикиЛюбопытно, что, несмотря на начавшийся развал в стране, УМАиВ разработало и представило на рассмотрение Советского правительства программу заказов на производство в январе-июне 1918 г. большого количества летательных аппаратов. Этой программой предусматривалось приобрести:

— на ЧФ: для четырёх корабельных отрядов — 64 самолёта, для 15 береговых отрядов — 135 самолётов, для четырёх сухопутных истребительных отрядов — 48 самолётов (всего 247 аппаратов);

— на БФ: для 24 береговых отрядов — 216 самолётов, для шести отрядов дальних разведчиков — 25 самолётов, для 11 отрядов морских и четырёх отрядов сухопутных истребителей, соответственно, 132 и 48 самолётов (всего 421 аппарат);

— во флотилии Северного Ледовитого океана: для трёх корабельных отрядов — 48 самолётов, и двух береговых отрядов — 18 самолётов. Естественно, что такие планы не могли быть реализованными в условиях хаоса, надвигающегося на страну. Общий развал армии не мог не отразиться и на состоянии Морской Авиации. К январю 1918г. она сократилась почти втрое, и в ней оставалось всего 67 самолётов различных типов в строю, и ещё 27 — в ремонте6.

С 1910 г. по декабрь 1917 г. на вооружение Морской Авиации поступали самолёты следующих типов:

  • единичные самолёты «Антуанетт», «Вуазен Канар», «Фарман-VI», Григорович М-1, М-2, «Илья Муромец гидро», «Альбатрос» («Лебедь Морской-1»), ВМ-1 («Виллиш Морской-1»), ВМ-2 («Виллиш Морской-2»), «Энгельс-II, III», Фридрихсхафен FF.33b, Григорович-Щетинин ГАСН;
  • морские разведчики Григоровича М-5, М-9, М-15, М-16, Сикорского С-5А, С-10 «Гидро»; «Кертисс» модели D, Е, F, К; «Моран-2», «Фарман» моделиXVI, XX, XXII; FBA («Лебедь Морской-2»);
  • морские истребители Григоровича М-11, М-12;
  • колёсные истребители «Лебедь-ХП», «Ньюпор-17», «Ньюпор-21», «Ньюпор-23».

Одним из первых шагов новой большевистской власти в области военного строительства был приказ по армии и флоту №4 от 20.12.1917 г., определяющий, что морская и сухопутная авиация должны быть объединены под единым сухопутным командованием. Народный комиссариат по военным и морским делам (Наркомвоенмор) приказал поставить во главе управления воздушного флота (УВОФЛОТ) новообразованную всероссийскую коллегию УВОФ-ЛОТа под председательством К.В.Акашева. В её состав, наряду с другими членами, вошёл и комиссар управления морской авиацией (УМА) А.П.Онуфриев. Его вхождение в состав коллегии означало фактическое слияние руководства УМА и УВОФЛОТа. Однако Верховная морская коллегия, созданная по декрету СНК ещё 24 ноября 1917 г. для руководства центральными учреждениями Морского ведомства, опираясь на доклад Морского генерального штаба, признала указанное выше решение преждевременным. В связи с этим, 11 (24) января 1918 г. коллегия постановила: «Вопрос о соединении управлений временно принятием в исполнение отложить и разработать проект урегулирования отношений управлений». Против объединения двух видов авиации категорически выступил Реввоенсовет Балтфлота, твёрдо указавший на то, что «гидроавиация является типичным морским родом оружия. Она оснащается соответствующим образом приспособленными летательными аппаратами и комплектуется специально подготовленными лётчиками, знающими специфику морской войны».

Исполнявший обязанности начальника штаба флота бывший контр-адмирал А.Ружек заявил, что объединение авиации станет ошибочной мерой, находящейся в очевидном «разрыве с интересами морской обороны республики». Эти мнения энергично поддержал и начальник Морского генштаба (бывш. капитан 1 ранга) Е.Беренс. По его инициативе, приказом по армии и флоту №3 от 25.05.1918 г. управление морской авиации снова поступило в подчинение Наркомата по морским делам.

К весне 1918 г. Морская Авиация России претерпела серьёзные организационные изменения. В марте-апреле Воздушная дивизия Балтфлота, под угрозой захвата её немецкими войсками, была вынуждена вместе с флотом эвакуироваться из Ревеля и Гельсингфорса под Петроград и вглубь России, на Волгу. В конце апреля из её остатков была сформирована Воздушная бригада особого назначения, в составе трёх дивизионов (восемь авиаотрядов). К маю всё Черноморское побережье оказалось в руках австро-германских войск и армии Украинской Центральной Рады. В свете этого, Воздушная дивизия Чёрного моря, потерявшая весь авиационный парк и пункты базирования, прекратила своё существования.

6 марта 1918г., предвидя неизбежность потерь техники и кадров авиации, Наркомат по морским делам издал приказ № 183, в котором изложил командованию Балтийского и Черноморского флотов распоряжения: «1. Все авиационные части и школы сохраняются, причём личный состав этих частей обязуется приложить все усилия к сбережению имеющегося в их распоряжении имущества военного назначения. 2. По мере хода демобилизации, центральным авиационным комитетам морей надлежит стягивать авиационные части, потерявшие боевое значение, при условии сохранения тех частей, которые необходимы для поддержания воздушной связи, в Балтийском море — на северном берегу между Або, Гельсингфорсом и Петроградом, и в Чёрном море — между Одессой, Севастополем и Поти».

Состав Авиации Российского Императорского флота в декабре 1916 г.

  • Петроградская ОШМА, Бакинское отделение Петроградской ОШМА;
  • Отдел морской авиации при службе связи Балтийского флота — г. Ревель (до декабря 1916г.).
  • Воздушная дивизия Балтийского моря (в стадии формирования):

— 1-я бригада — г. Ревель (1-й, 2-й, 3-й дивизионы, 54 самолёта);

— 2-я бригада — г. Гельсингфорс (4-й, 5-й, 6-й дивизионы, 48 самолётов);

  • отряд корабельной авиации (гидроавиатранспорт «Орлица», 4 самолёта);
  • Отдел морской авиации при службе связи Черноморского флота — Севастополь (до декабря 1916 г.).
  • Воздушная дивизия Чёрного моря (в стадии формирования):

— 1-я бригада — г. Севастополь (1-й, 2-й дивизионы, 36 самолётов);

— 2-я бригада — г. Батум (3-й, 4-й, 5-й дивизионы, 54 самолёта) ;

  • дивизион корабельной авиации (гидроавиатранспорты «Император Александр I», «Император Николай I», «Алмаз», «Румыния», «Король Карл», «Дакия», «Император Траян», 6 авиаотрядов, 33 самолёта);
  • Чудской гидроавиационный отряд;
  • Ванский гидроавиационный отряд.

Состав Морской Авиации ВМФ в октябре 1917 г.

Управление Морской Авиации и Воздухоплавания (с 1917 г.) — Петроград.

  • Петроградская Школа морской авиации, Бакинская школа морской авиации, Красносельская Школа Воздушного боя.
  • Воздушная дивизия Балтийского моря;
  • Воздушная дивизия Черного моря.

Источник: Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.

Примечания:
  1. Впервые этот праздник отмечался 4 июля 1996 г., а со следующего года — уже 17 июля. Данное перемещение даты празднования вызывает недоумение, так как описываемые события происходили за полтора года до введения нового стиля летоисчисления в России, и говорить о старом или новом стиле в этом случае, мягко говоря, некорректно []
  2. Даты после 25 октября 1917 г. даны по новому стилю. []
  3. А.П.Онуфриев известен ещё и тем, что по его инициативе и при его непосредственной поддержке была организована доставка почты из Петрограда в Москву самолётами Морской Авиации, пилотируемыми Бабенко, Волковым, Држанковым и Кутьиным. 28 марта 1918 г. они совершили первый такой полёт, став основоположниками авиапочты России. []
  4. По другим данным, на конец 1917 г. в составе Морской Авиации России находились 240 самолётов М-9, М-5, М-11, М-20. Из них в составе Балтийской воздушной дивизии было 88 самолётов, Черноморской — 152. []
  5. М-9 («Морской-9») летающая лодка конструкции Д.П.Григоровича. В литературе встречается другое наименование этого самолёта — Щ-9 («Щетинин-9»), по фамилии хозяина авиазавода С.С.Щетинина, на котором он строился. Это справедливо и по отношению к другим летающим лодкам Григоровича. []
  6. П.Н.Иванов в книге «Крылья над морем» (24) даёт несколько другие цифры состава самолётного парк на 1 января 1918 г.: БФ — 98 самолётов, ЧФ — 112 самолётов, школы Морской Авиации — 78 самолётов. Всего 288 летательных аппаратов. []

Ключевые слова: ,
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image