Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Первые воздушные парады

Во всех развитых странах мира авиация всегда являлась предметом национальной гордости. Демонстрационные полёты самолётов, воздушные военные парады и авиационные праздники неизменно привлекали внимание широких слоев населения, особенно если они проходили над «святым местом», каким в Советской России после 1917 г. стали Кремль и Красная площадь в Москве.

Ленин и Свердлов наблюдают за самолётом

Ленин и Свердлов наблюдают за самолётом

Первый «демонстрационный» полёт над центром Москвы состоялся ещё задолго до 1917 г. Во время авиационных состязаний на Ходынке 5 июня 1911 г. русский лётчик Михаил Фадеевич Де-Кампо-Сципио, как писали газеты, «…совершил блестящий полёт над городом1. По исконному русскому обычаю его за этот полёт оштрафовали на 100 рублей и объявили выговор с угрозой, в случае повторения такого страшного преступления, запретить совершать полёты с аэродрома».

В том же году в Севастополе состоялся первый военный парад авиаторов, завершившийся воздушным праздником. Начальник авиашколы Отдела Воздушного Флота полковник С. Одинцов объявил в приказе: «30 июля… вверенная мне школа примет участие в параде войскам 13 пех. дивизии, для чего гг. офицерам и команде с самолётами построиться, согласно правил, объявленных в пр. № 99, на поле перед сараями к 7’/г ч. утра, фронтом к лагерю 13 пех. дивизии. Форма одежды парадная…»

В этом первом в России параде авиаторов участвовали 15 самолётов школы, построенных в одну линию у ангаров. У самолётов выстроились команды лётчиков-инструкторов, учеников и механиков. По завершении строевой части парада летали 6 самолётов (4 «Фармана» и 2 «Блерио»), поочередно взлетавших. Парад и воздушный праздник привлекли много публики, кольцом окружившей аэродром.

Первый военно-воздушный парад в России состоялся в День Ильи Пророка (покровителя всех авиаторов) 18 июля 1913 г. (ст. ст.) в присутствии царя Николая II со свитой на аэродроме в Красном Селе. В тот день 13 самолётов 1-й авиационной роты выполнили в воздухе ряд групповых маневров и строем вернулись на свой аэродром.

В апреле 1918 г. ВЦИК постановил в ознаменование Первомая организовать на Красной площади митинг и демонстрацию трудящихся, а на Ходынке устроить военный парад. Начальник Московской авиашколы Б.К. Веллинг получил указание направить один самолёт для пролёта над Красной площадью. Лететь поручили инструктору Ивану Николаевичу Виноградову, опытному фронтовому летчику, воевавшему с 1915 г. Выбрали истребитель «Ньюпор-XXI» постройки завода «Дукс» с мотором «Рон» в 80 л.с. и максимальной скоростью в 145 км/час. Он считался тогда одним из лучших, другие машины с толкающими винтами не годились, в них могли попасть листовки.

К полету самолёт готовил механик A.M. Гусев. Кабину загрузили листовками так, что едва осталось место для рук и ног лётчика, чтобы можно было управлять машиной. Кстати, первые листовки с самолётов стали разбрасывать в Москве и Петербурге ещё в 1913—1914 гг., извещая таким образом о предстоящих авиационных праздниках.

Об этом историческом полёте сам И.Н. Виноградов спустя более полувека вспоминал: «В 11 часов самолёт оторвался от земли. С набором высоты веду его к центру столицы… Впереди показалось здание Исторического музея. На высоте 200 м над площадью делаю приветственное покачивание крыльями и одну за другой выбрасываю из кабины пачки… Самолёт, как мне показалось, очень быстро прошел над площадью. Не успел я опомниться, как промелькнул Устьинский мост. В кабине ещё остались листовки. Принимаю решение — сделать ещё один круг над Красной площадью. Круто разворачиваю самолёт вправо. Но что такое? Вокруг внезапно стало тихо: двигатель перестал работать.

Николай II проводит смотр во время первого в России воздушного парада. Красное Село, 18 июля 1913 г.

Николай II проводит смотр во время первого в России воздушного парада. Красное Село, 18 июля 1913 г.

Самолёт быстро теряет высоту. Планируя, я направляю машину вдоль Москвы-реки, рассчитывая посадить её на воду. Было обидно и досадно, что так удачно начатый полет завершается вынужденной посадкой на виду у москвичей. То и дело нажимаю на «газ» (лапки магнето), пытаясь включить двигатель. И когда, казалось, исчезла всякая надежда на него, он вновь застучал, сначала нехотя, с перерывами, а потом в полную силу. Я опять набрал высоту. Однако о возвращении на Красную площадь нечего было и думать. Разбрасывая оставшиеся пачки листовок, я повёл самолёт к аэродрому…»2.

На Красной площади хорошо видели, как лётчик привстал, разбрасывая пачки листовок и приветствуя демонстрантов. Корреспондент английской газеты по этому поводу написал так: «Царский капитан приветствовал Ленина над Красной площадью».

Прямо с Красной площади колонны демонстрантов, в которых шли войска, направились по Тверской на Ходынское поле, где состоялся военный парад и первый в Советской России воздушный праздник.

7 ноября 1918 г. состоялся первый в Москве военный парад на Красной площади, и пролетел один самолёт. Отметим, что в годы гражданской войны военные парады на Красной площади назначались довольно часто в связи с различными событиями. Так, уже 24 ноября военным парадом отметили День Красного Офицера. Аналогичные парады состоялись 7 марта, 25 мая (годовщина Всевобуча) и 15 июня 1919 г., 12 мая и 27 июля 1920 г. Последняя дата связана с проходившим в Москве 2-м конгрессом 3-го Интернационала, в этот день состоялся воздушный парад над Красной площадью.

Советские авиаторы Веллинг, Жуков, Петрожицкий

В 12.30 с Красной площади поднялся аэростат, на нём аэронавты Н.Д. Анощенко, И.И. Олеринский и Л.Э. Куни совершили «первый свободный полёт в свободной России». Аэростат достиг высоты около 5 км и после 3,5 часов полёта приземлился у деревни Щеканцево в 15 верстах от Богородска. Еще до взлёта аэростата над Красной площадью пролетел «моран», пилотируемый инструктором школы А.И. Жуковым. Сделав несколько кругов над Красной площадью на высоте 300 м, Жуков решил пройти вдоль трибун на малой высоте над головами демонстрантов и разглядеть Ленина, а заодно «показать рабочему классу, иностранным гостям, как летают красные лётчики…»

Жуков направил самолёт на высоте нескольких метров над землей между Спасской башней и боковым крыльцом Храма Василия Блаженного. Так низко здесь ещё ни один самолёт не опускался, все демонстранты (направление движения по Красной площади в те годы было обратным) с радостью, страхом или изумлением смотрели на него. Самолёт летел вровень с перилами высокой трибуны правее неё метрах в десяти. Пытаясь рассмотреть Ленина, Жуков увлекся и затем с ужасом увидел, что через здание Исторического музея уже не перескочит. Тогда он бросил машину в правый крутой вираж: «Встав на крыло вертикально, почти запрокидываясь на спину, рядом с наощупь близкой каменной толщью музея самолёт прочертил невероятный пируэт и выскочил на Никольскую улицу». Едва переведя дух и выскочив из каменного мешка Никольской, Жуков «всё-таки полный радости… бреющим полётом пошёл между домами, над трамвайными проводами Тверской»3. Летать высоко тогда считалось ниже собственного достоинства.

В тот день над Москвой летало больше десяти самолётов Московской школы авиации с лётчиками Левиным, Дмитриевым, Поляковым, Калиншиным, Паулем и другими. Особых указаний о воздушном параде не давалось. Никогда ещё над столицей не появлялось столько самолётов сразу, их пролёт и разбрасывание листовок стали большим событием, широко освещавшимся в прессе.

Групповые полеты (о полётах строем тогда и не мечтали) настолько поражали воображение зрителей, что не обходилось без происшествий. «Вестник Воздушного Флота» бесстрастно сообщал, что «во время пробного группового полёта над Ходынкой у наблюдавшего за полетом постового милиционера выпала из рук винтовка, и раздавшимся выстрелом убит прохожий».

Аэроплан "Ньюпор-11", летавший 1 мая 1918 года над Красной площадью

Аэроплан "Ньюпор-11", летавший 1 мая 1918 года над Красной площадью

После гражданской войны, когда стали возрождать практически исчезнувшую авиацию, возникла необходимость создать впечатление силы и мощи Красного Воздушного флота. Будущий Герой Советского Союза знаменитый штурман И.Т. Спирин вспоминал об одном из таких парадов над Красной площадью, состоявшимся года через два по окончании гражданской войны. В нём участвовало, по-видимому, всё, что вообще могло тогда летать — около 30 самолётов разных типов — «Авро», «Фоккер», DH-9 и т.д… По словам Спирина «летать воздушным строем в те годы почти не умели. Равнение, дистанция — всё это было для большинства лётчиков китайской грамотой. Наша колонна вытягивалась длинной кишкой, и, если посмотреть с земли, зрелище получалось отнюдь не живописное. Видно было, что группа самолётов летит как попало»4.

Всех очень беспокоило, как показать «силу и мощь» 30 разнокалиберных самолётов. Поскольку колонна очень вытягивалась, кто-то предложил, чтобы создать впечатление массовости, пройти над площадью несколько раз, так и поступили. После Красной площади снижались, заходили за Москву-реку на малой высоте, чтобы не было видно, затем по кругу на Ходынский аэродром, оттуда опять вдоль Тверской и снова над площадью. «Нам казалось, что с земли нас каждый раз принимают за новую колонну самолётов и что мы производим блестящее впечатление… На самом же деле на площади нас бурно приветствовали как старых знакомых».

В течение трех часов сделали около 10 кругов, пока прямо над площадью два самолёта в ведущем звене чуть не столкнулись и не разбились. После этого ведущий дал команду на посадку, во время которой сам разбил свою машину. С мелкими поломками приземлились ещё две машины. Это был один из первых «больших» воздушных парадов.

Осенью 1922 г. в преддверии 5-й годовщины Советской Республики приняли решение 7 ноября провести на Красной площади грандиозный воздушный парад. Назначенный начальником воздушных «парадных» сил командующий ВВС МВО И.И. Петржицкий 11 октября доложил Главначвоздухофлота Республики А. Знаменскому план подготовки к параду.

Основной задачей являлось поднять в воздух как можно больше самолётов. Тем не менее под вопросом оставались участие 1-й отдельной Петроградской истребительной эскадрильи и групповые полёты самолётов авиашкол. Существенно повлиять на прохождение авиации над Красной площадью могла и погода.

По специально разработанному плану предписывалось: если высота облачности выше 600 м, то должны лететь две эскадрильи: разведывательная в составе двух отрядов Де-Хевиленд DH-9, каждый в журавлином строю с одним замыкающим; отряды будут идти один за другим, и второй будет выполнять эволюции первого: повороты, снижения и т.п. Истребительная эскадрилья также летит в составе двух отрядов «Мартисайдов», каждый в журавлином строю; ведущими будут «Бристоль-Файтер» и два DH-9, управляющих движением самолётов ракетами и тоже делающих развороты и т.д.

Петржицкий предлагал: «У трибуны, где будут приветствующие манифестацию наши вожди, желательно поставить приёмную радиостанцию и во время полёта передавать с самолёта приветствия от воздушного флота. «Вуазен» 14-го авиаотряда (ао) сбросит с небольшой высоты букет красных цветов, в виде вымпела, и со вложенным в пакет приветствием от воздухофлота»5. Оба самолёта 14-го ао будут уходить вниз строем и в их задачи входит передача по радио, сбрасывание цветов и прокламаций. В случае облачности на высоте от 300 м до 600 м более целесообразно выпустить один отряд «Мартинсайдов», а при облачности ниже 300 м полёты производить только отдельными самолётами.

Вскоре после одобрения общего замысла парада разработали детальный план пролёта самолётов над Красной площадью.

Аэростат на Красной площади на Воздушном параде 27 июля 1920 г.

Аэростат на Красной площади на Воздушном параде 27 июля 1920 г.

Авиацию МВО представляла истребительная эскадрилья в составе двух отрядов «Мартинсайдов», каждый летел в журавлином строю, ведущие — «Бристоль-Файтер» и, возможно (!), два DH-9 с мотором «Либерти». Также должны были лететь два разведывательных отряда DH-9, каждый в журавлином строю с одним замыкающим.

По плану истребители приходили к месту параллельно друг другу, разведчики приходили в затылок один другому, второй отряд повторял эволюции первого. Вне строя должен был лететь «Эльфауге» с радио и «Вуазен» 14-го отряда для сбрасывания приветствий.

Военные учебные заведения на параде представлял один отряд из шести «Ньюпоров» в строю и 30-35 самолётов вне строя. Строем они могли лететь лишь в том случае, если к тому времени прибудут и будут установлены ожидаемые моторы «Рон» в 120 л.с. Два из этих DH-9 имели спецзадание сбрасывать листовки.

Материальную часть Опытного аэродрома (позже — НИИ ВВС) в то время представляли лишь три исправных самолёта (два DH-9 и «Эльфауге»).

Подготовленная к параду «вся авиация страны» размещалась тогда на двух аэродромах — частей МВО в Подосинках (ныне Ухтомская) и на Ходынке, где базировались самолёты авиашколы, Опытного аэродрома и 14-го ао.

Порядок пролёта определялся следующим образом: «К указанному командованием часу все перечисленные самолёты появляются над местом парада, причем отряды эскадрилий на высоте от 800-1000 м (ниже — разведчики, выше — истребители). Отряд авиашколы — на высоте 1400-1500 м. Остальные самолёты школы и Опытного аэродрома ввиду ненадежности моторов набирают высоту в 1600 м над Ходынским аэродромом и к указанному времени, приблизительно построившись, проходят вслед за своим идущим строем отрядом над местом парада. Возвращаются таким же образом обратно и садятся на свой аэродром. В воздухе остаются эскадрильи МВО, летающие час, после чего они уходят в Подосинки. В воздухе будут постоянно находиться до окончания дня по два дежурных самолёта, сменяемые через каждый час»6.

Время передачи по радио, сбрасывания приветствий (цветов и вымпела) и литературы устанавливалось по согласованию с программой наземного празднования.

Порядок пролёта уточнялся в зависимости от высоты облачности: при её высоте 600-1000 м в воздух поднимались только самолёты с надёжными моторами; при высоте 600 м порядок пролёта оговаривался отдельно; при облачности ниже 300 м предлагалось ограничиться пролётом одного—двух отрядов «Мартинсайдов» или отдельных самолётов.

3 ноября 1922 г. появился специальный приказ с уточненной программой парада (приведём его здесь полностью с грамматикой и орфографией того времени):

«В параде принимают участие: Разведывательная эскадрилья. Истребительная эскадрилья № 2. 14 отряд. Разведывательный авиаотряд. Московская школа военных летчиков. Опытный аэродром. Аэрофотограмметрическая школа. Воздушные корабли: Хионы, Хавелянд 34, Фридрихсгафен, Фоккер. 1-й Артвоздухоплавательный отряд.

Полеты.

1. Самолёты появляются над Красной площадью в 13 час 30 мин в следующем порядке: на высоте 700-900 м 2 отряда Мартинсайдов истребительной эскадрильи в журавлином строю уступом вверх с замыкающим самолётом позади каждого отряда. Оба отряда идут по направлениям, параллельным друг другу. Перед отрядами Мартинсайдов следуют развернутые строем три DH-9 с Либерти /разведэскадрилья/ и впереди них Бристоль-Файтер истребительной эскадрильи. Пройдя место парада, группа разворачивается влево над Павелецким вокзалом, перестраивается гуськом, сохраняя отрядный строй. Продолжает полёт по кругу против часовой стрелки, группа проходит вновь над Красной Площадью, совершая этот круг в течение часа, после чего уходит на свой аэродром.

Пролет одиночных аэропланов на воздушном празднике

Пролет одиночных аэропланов на воздушном празднике

За отрядами истребительной эскадрильи на дистанции не свыше 500 м на высоте 1000-1200 м следует разведывательная эскадрилья, имея 2 отряда DH-9 с Пума, идущие параллельно друг другу и отряд DH-9 с Мерседесом, следующий позади первых двух. Позади последнего отряда следует отряд СПАДов истребительной эскадрильи. Каждый отряд следует в журавлином строю с одним замыкающим самолётом. После прохождения над парадом при развороте над Павелецким вокзалом отряды, сохраняя свой строй, выстраиваются гуськом и, продолжая полёт, следуют в направлении истребительной эскадрильи. Позади разведывательной эскадрильи на дистанции не выше 500 м и на высоте 1300-1700 м следуют самолёты Московской школы и Опытного аэродрома в составе:

а) одной группы Ньюпоров в журавлином строю на высоте 1300-1400 м.

б) сводной группы из прочих самолетов, идущей в приблизительном строю на высоте 1500-1700 м вслед за группой Ньюпоров. Сделав поворот влево над Павелецким вокзалом, обе группы вторично проходят над Красной площадью и уходят на свой аэродром для посадки.

2. Появившись и пройдя указанным выше порядком над местом парада, группы самолётов при дальнейшем следовании будут приходить на произвольных дистанциях, ввиду разности скоростей самолётов отдельных групп.

Самолёты спецназначения.

1. Самолёт ДЕ-2Е Аэрофотограмметрической школы производит фотографирование парада на Красной площади на высоте 600-700 м.

2. На самолёт Эльфауге 14-го авиаотряда возлагается передача по радио приветствия Воздухофлота. Район полёта — Сокольники.

3. Воздушные корабли: Хиони, Хавелянд 34, Фридрихсгафен, Фоккер и Вуазен 14-го авиаотряда выпускаются после окончания группового полёта.

Маршрут полётов… устанавливается: село Всехсвятское — Петроградское шоссе — Красная площадь — Павелецкий вокзал /поворот налево/ — Красная площадь.

Самолёты, вышедшие из строя или почему-либо не могущие быть на указанной им высоте, выходят из строя в удобную для них сторону и немедленно возвращаются на свой аэродром.

Условия полётов в зависимости от погоды. Если облачность не позволит произвести полёты выше 1000 м, но будет ниже 600 м, то в полёте принимают участие только самолёты обеих эскадрилий и самолёты спецназначения, причем отряды эскадрилий, сохраняя отрядный строй, движутся гуськом все по кругу против часовой стрелки. Если облачность будет ниже 600 м, то полёты производиться не будут. Подъем аэростата производится на Красной площади у церкви Василия Блаженнного»7. О том, как 7 ноября 1922 г. действительно прошел первый массовый воздушный парад над Красной площадью, можно судить из телеграммы № 19077/11494, 11 ноября направленной Начвоздуху МВО и Начальнику Учебного отдела РУВФ:

«Главначвоздухофлотаресп нашел, что прохождение а/частей в параде 7 ноября выполнено НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО и приказал расследовать и установить причины этого, во исполнение чего Начглаввоздухофлотаресп просит подготовить все необходимые сведения, с которыми и прибыть тт. Веллингу, Левину, Буобу 12 сего в 12 час в Штаб для совместного обсуждения»8. Уже на следующий день после обсуждения «воздушного безобразия» Главначвоздухофлоту А. Знаменскому поступила докладная от командовавшего воздушным парадом Начальника ВВС МВО красвоенлёта Петржицкого.

Вид на центральные улицы Москвы с колоннами демонстрантов

Вид на центральные улицы Москвы с колоннами демонстрантов

Ссылаясь на задание выпустить в воздух возможно большее число самолётов, он оправдывался, что вынужден использовать все имеющиеся в Москве самолёты, а разница скоростей требовала для группового пролёта над Красной площадью тщательного расчёта во времени и подробно продуманного плана. Ссылаясь на утвержденный самим Знаменским «План полётов», Петржицкий докладывал, «что с начальниками частей… как с каждым порознь, так и со всеми вместе [планы] обсуждались и обуславливались все мелочи, то Вам станет понятным, что я имел основания считать, что полёты пройдут гладко».

Петржицкий поделил всех дававших отзывы о пролёте на «компетентных» и «некомпетентных», «высказывающих свое мнение, но, к сожалению, не знакомых по-видимому: 1/ с планом—программой данного полёта и

2/ с условиями и производством групповых полётов»9. Все указанные ими дефекты он разделил на две группы: «Первые — не существующие в воображении и основанные на незнании. Вторые — действительно имевшие место». К первой группе он отнес:

«а) Разговоры о том, что самолёты Московской школы в течение «1,5 часа… ожидали» прибытия эскадрилий, которые якобы «опоздали». Комментирую, что за исключением истрэскадрильи, пришедшей раньше срока на 1,5 минуты, остальное все делалось в строго указанное время. Самолёты Московской школы авиации были выпущены ранее сознательно для того, чтобы они успели подстроиться до прихода эскадрилий. Практика показала, что они едва успели это сделать к сроку.

б) Претензии на то, что после первого прохождения самолёты не строились снова в общую колонну, а проходили отдельными отрядами: этого от них и не требовалось, т.к. благодаря колоссальной разнице скоростей такое прохождение потребовало бы минимум получасовой подготовки. А разведывательная эскадрилья, которая должна была ходить одной группой из 4 отрядов, выставила в воздух только 2 отряда.

в) Есть нарекания на пересечение курса полётов …Один старый лётчик… который, кстати, не летал, рассказывал, например, как он в облаках едва не столкнулся с самолётами отряда, шедшими навстречу. Приказанием и разъяснениями начальникам частей было установлено, что в том случае, если высота облачности не позволит всем частям летать на заданной высоте, то в таком случае пересечения курсов не должно быть, а более быстроходные самолёты обгоняют менее быстроходные по кругу против часовой стрелки с внешней стороны. В данном случае высота полётов позволила каждому отряду занять указанный ему слой воздуха, и если скорость Мартинсайдов была в два раза больше скоростей некоторых из самолётов, и они пользовались для прохождения имеющимися разрывами в облаках, то пересечение курса было возможно и совершенно безопасно.

г) Некоторые очевидцы, находившиеся на Красной площади, высказывают свое мнение о слабом соблюдении строя, но… чтобы говорить о строе самолётов, необходимо:

1) видеть их на прямой и

2) над головой, а в данном случае, т.к. точное соблюдение было приурочено к заданному месту — над Красной площадью.

К сожалению, при первом прохождении самолётов через Красную площадь строй в некоторых случаях был действительно не выдержан…»

Среди дефектов, по мнению Петржицкого действительно имевших место, он выделил:

«а) Истроэскадрилья оторвалась от остальной части и пришла на 1,5 мин раньше, чем должно, однако по Башенным часам ровно в 13 час 30 мин. За минуту до их появления Командующий округом, взглянув на часы, задал мне вопрос, где же Ваши самолёты?

Летчики первой истребительной авиаэскадрильи. Аэродром Подосинки, 1921 г.

Летчики первой истребительной авиаэскадрильи. Аэродром Подосинки, 1921 г.

Благодаря раннему приходу истребителей получился перерыв между ними и разведэскадрильей, но разведэскадрилью уже стало видно в отдалении.

Истребительная эскадрилья прошла двумя отрядами, из которых левый над Красной площадью удачно подровнялся и прошел в журавлином строю, правый, имея несколько впереди и левее Бристоль-Файтер, а наравне с головным самолётом и несколько правее Хавелянд с Либерти /второй Хавелянд не вылетал/ прошел растянутым журавлем и благодаря наличию 2-х самолётов Бристоль с Либерти, оказавшихся вне строя, не дал резко очерченного журавля.

Разведывательная эскадрилья над Ходынкой и над Красной площадью появилась в точно указанное время, но в составе 2-х отрядов, из которых левый прошел уступным строем, имея в составе 6 самолётов в виде тупого журавля, имея 3 самолёта сзади в одну линию, по выяснении оказалось, что из 6 самолётов СПАД в воздух поднялось 3 и они пристроились к отряду разведывательных самолётов по собственной инициативе.

Школа прошла 4-мя отрядами /19 самолётов/, три вместе и 4-й из Авро отдельно, значительно позади. Задание отряду Авро было ожидать у Красной площади прохождения школьных самолётов и становиться им в хвост. Этого сделано не было, и отряд с Ходынки пошел вместе с другими самолётами, вследствие чего отстал.

Опрошенный командир истребительной эскадрильи доложил, что увидел над Ходынкой в 13 час 25 мин, как было условлено, разведэскадрилью, он увидел, что они следуют в направлении от Красной площади и т.к. если бы он последовал за ними, то явно не успел бы вовремя, он повёл свою эскадрилью на Красную площадь.

Таким образом, при общем прохождении самолётов через Красную площадь дефектами можно считать: некоторый разлад между истребительной и разведывательной эскадрильями, несоблюдение ведущими самолётами истребительной эскадрильи и правым отрядом приказания, указывающего им их места в отношении друг к другу; прохождение левого отряда разведчиков уступом, а не в журавлином строю, самовольное присоединение СПАДом к правому разведывательному отряду, тогда как приказанием им было указано их место и отрыв от общей группы отряда из Авро.

Пройдя указанным выше порядком, разворачиваясь у Павелецкого вокзала, самолёты прошли обратно и на фоне медленно идущих школьных самолётов Мартинсайды успели три раза пройти над площадью. На втором кругу произошло пересечение курсов разведчиков с одним из отрядов Мартинсайдов безопасно для них, но возможно обеспокоившее публику. При обратном прохождении от Павелецкого вокзала строй отрядов был выдержан, и на втором кругу разведывательная эскадрилья пошли вместе в виде 2-х журавлей, следовавших один за другим.

Отряды Мартинсайдов ходили отдельно в хорошем растянутом журавлином строю. Хорошо на большой высоте прошел один школьный отряд из сборных самолётов.

Случаев появления над Красной площадью отдельных самолётов было три: 1) ВЕ2Е для фотографирования; 2) Мартинсайд, отставший от строя и догонявший свой отряд; 3) СПАД, низко прошедший над Красной площадью уже после прекращения полётов.

Наблюдение за полётами было сильно затруднено ввиду облачности и возможно, что публика, видя в окне облаков единичные, из строя, самолёты, принимала их за одиноко идущие. Всего в воздухе находилось 50 самолётов, 16 от истребителей, 14 от разведчиков, 19 от школы, 14 отряда и Опытного аэродрома и 1 ВЕ2Е вне строя.

Впечатление своей численностью самолёты произвели большое, т.к. сосчитать их было очень трудно, даже мне, при прохождении самолётов через Красную площадь [был] момент, когда я одновременно насчитал в воздухе 30 самолётов.

Возможно было выпускать еще большее число, но требование не выпускать в воздух слишком разнотипные машины в школе не позволило использовать всех имевшихся самолётов»10.

Судя по всему, расследование этого «воздушного безобразия» закончилось ничем, о наказаниях начальников и лётчиков сведений не найдено. Так «неудовлетворительно», по мнению начальства, закончилась первая эпопея с грандиозной воздушной «показухой».

Источник: Анатолий Дёмин. Воздушная «показуха».11

Примечания:
  1. над Кремлём и Театральной площадью, где в то время проводили военные парады. []
  2. Котлярский М. Окрыленные. М., 1970. С. 34-36. []
  3. Там же. С. 237-238. []
  4. Спирин И. Записки военного летчика. М., 1939. С. 68-69. []
  5. Российский Государственный военный архив (РГВА). Ф. 29. Оп. 75. Д. 5. Л. 46. ЧК, по-видимому, тогда еще «дремала». Представляете, что было бы в середине 1930-х годов, если бы кто-то предложил что-нибудь сбросить прямо на самого И.В. Сталина! []
  6. РГВА. Ф. 29. Оп. 75. Д. 5. Л. 47-48. []
  7. РГВА. Ф. 29. Оп. 75. Д. 5. Л. 49-49а. []
  8. РГВА. Ф. 29. Оп. 75. Д. 5. Л. 50. []
  9. РГВА. Ф. 29. Оп. 75. Д. 5. Л. 62. []
  10. РГВА. Ф. 29. Оп. 75. Д. 5. Л. 62-62а. []
  11. Легенды и мифы отечественной авиации / Сборник статей. Редактор-составитель А.А. Дёмин. Выпуск 3.   — М., Фонд содействия авиации «Русские Витязи», 2011. — 288 с, ил. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image