Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Развитие противовоздушной обороны войск в Великой Отечественной войне

Генерал-майор М. ТУР

Одним из наиболее могущественных средств подавления противника в операциях второй мировой войны была авиация. Ее господство в воздухе и возможность нанесения массированных ударов было одним из важных условий успешного решения войсками задач как в оборонительных, так и в наступательных операциях.

Создание эффективной противовоздушной обороны, способной отразить массированные удары авиации противника и тем самым обеспечить своим войскам свободу маневра на поле сражения, в силу ряда причин составляло исключительно сложную проблему первой половины войны. Исследование некоторых вопросов этой проблемы и составляет цель настоящей статьи. В ней рассматривается состояние ПВО войск к началу войны, развитие средств противовоздушной обороны и ее организационных форм в ходе войны1.

***

Зенитная установка на охране коллоны советских войск

Зенитная установка на охране коллоны советских войск

Наша предвоенная теория оперативного искусства правильно определяла роль и значение противовоздушной обороны войск в операциях. Развитию средств противовоздушной обороны и ее организации в предвоенное время уделялось немало внимания. Но по ряду причин в операциях первого периода войны противовоздушная оборона войск не отвечала предъявляемым к ней требованиям, что весьма тяжело сказывалось на боевых действиях соединений и частей и являлось одной из серьезных причин наших неудач в этом периоде.

К началу войны сухопутные войска не располагали необходимыми средствами борьбы с авиацией противника. В составе стрелковой дивизии имелся зенитный артиллерийский дивизион, а в каждом стрелковом полку — зенитно-пулеметная рота. Всего в дивизии было 8—37-мм и 4 —76,2-мм зенитных пушек, 9 крупнокалиберных зенитных пулеметов и 24 счетверенные зенитно-пулеметные установки. В стрелковом корпусе имелся зенитный артиллерийский дивизион из 12—76,2-мм или 85-мм зенитных пушек. Таким образом, стрелковый корпус в составе трех стрелковых дивизий имел 48 зенитных орудий, 27 крупнокалиберных зенитных пулеметов и 72 счетверенные зенитно-пулеметные установки2.

При обороне корпуса на фронте в 20—25 км даже штатное количество огневых средств давало возможность иметь на 1 км фронта всего лишь два зенитных орудия, один крупнокалиберный пулемет и 3 счетверенные зенитные установки, чего, конечно, было очень мало.

Истребительная авиация, как и вся авиация в целом, была организационно распылена по армиям, что не позволяло массировать ее усилия по прикрытию войск на решающих направлениях. На вооружении истребительной авиации были в основном устаревшие типы самолетов (И-15, И-16 и другие), значительно уступавшие в скорости, потолке полета и в вооружении основному истребителю немецко-фашистской авиации—Me-109.

Система воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) не обеспечивала успешного решения возложенных на нее задач. К началу войны в войсках не было своих штатных средств воздушного наблюдения, оповещения и связи. Считалось, что задача наблюдения и оповещения войск о воздушной опасности будет успешно выполняться нештатными наблюдателями частей и подразделений, а в армейском и фронтовом тылу—также нештатными наблюдателями тыловых объектов и сетью воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) противовоздушной обороны страны. В случае же перенесения боевых действий за пределы нашей территории предусматривалось усиление фронтов и армий радиоротами ВНОС. Средств дальнего обнаружения система ВНОС не имела. Визуальное же наблюдение обеспечивало обнаружение самолетов противника на дальности всего лишь в 10—12 км, которые самолет преодолевал за 1—2 минуты.

До Великой Отечественной войны наша теория исходила из того, что противовоздушная оборона, какой бы сильной она ни была, не может полностью исключить пролеты мелких групп и отдельных самолетов противника к намеченным объектам. Поэтому главная цель войсковой противовоздушной обороны состояла в том, чтобы отражением массированных налетов обеспечить своим войскам свободу маневра на всех этапах операции. Эту задачу предполагалось выполнять совместными усилиями зенитной артиллерии и истребительной авиации, прикрывавших войска и объекты тыла, а также зенитными пулеметными установками, которым в противовоздушной обороне войск отводилось значительное место.

Весь фронтовой район разбивался на три зоны противовоздушной обороны: войсковую — глубиной в 30—50 км (от линии фронта до границы войскового тыла); зону армейского тыла и зону фронтового тыла. Войсковая зона противовоздушной обороны в свою очередь делилась на корпусные, дивизионные и полковые районы.

Войсковая зона прикрывалась в основном наземными средствами противовоздушной обороны. Истребительная авиация в этой зоне действовала лишь эпизодически. Первый рубеж встречи авиации противника нашей истребительной авиацией устанавливался в армейском тылу на глубине 50—60 км от линии фронта. Однако и здесь вражеская авиация могла встретить сопротивление лишь дежурных смен истребителей. Массированное применение истребительной авиации фронта против вторгшихся воздушных сил противника предусматривалось лишь на глубине более чем в 100 км от линии фронта, т. е. во фронтовом тыловом районе. Таким образом, основная масса войск, действовавшая в первом эшелоне, при отсутствии авиационного прикрытия и недостатке зенитных средств оказывалась весьма слабо защищенной от ударов вражеских ВВС.

Управление системой противовоздушной обороны было довольно сложным. Армейские наземные средства ПВО СССР были распылены по частям и соединениям. Истребительная авиация подчинялась командующему ВВС. С целью объединения усилий всех средств, организации лучшего их взаимодействия в полевом управлении фронта (армии) имелся отдел противовоздушной обороны, подчиненный командующему войсками фронта (командарму). Однако начальник этого отдела мог в какой-то степени влиять на применение лишь наземных средств противовоздушной обороны. В отношении же истребительной авиации он никаких прав не имел. Все это обусловливало распыление и без того ограниченных средств противовоздушной обороны, которыми располагали наши войска к началу войны, и не способствовало созданию надежной войсковой ПВО.

Из сказанного можно сделать вывод, что к началу Великой Отечественной войны организация ПВО войск, как и средства противовоздушной обороны, не обеспечивали эффективную борьбу с воздушным противником и надежное прикрытие войск с воздуха.

***

В ходе войны противовоздушная оборона войск развивалась в зависимости от количественного и качественного роста средств ПВО, особенно зенитной артиллерии и авиации.

В первые месяцы войны (июнь — октябрь 1941 года) значительная часть зенитной артиллерии, входившей в состав войск противовоздушной обороны территории страны, в связи с общим отступлением наших войск была включена в состав фронтов. Это в некоторой степени компенсировало недостаток зенитной артиллерии в войсках, но не могло коренным образом улучшить их противовоздушную оборону. К тому же ожесточенные сражения с воздушным противником мы вынуждены были вести в условиях, когда значительное количество зенитных частей не было полностью отмобилизовано, а авиация приграничных округов, находившаяся на стационарных аэродромах у самой границы, в первые же дни войны понесла большие потери и не смогла осуществить надежное прикрытие войск. Система воздушного наблюдения, оповещения и связи была также нарушена. Войска отходили и вели оборонительные бои в условиях полного господства в воздухе авиации противника, наносившей систематические удары по боевым порядкам войск, районам погрузки и выгрузки, воинским эшелонам, пунктам управления, аэродромам, железнодорожным узлам, переправам и другим объектам группами от 3 до 40 бомбардировщиков с высот 1000—3000 м.

Вследствие больших потерь авиации и невозможности ее массирования противовоздушная оборона войск осуществлялась в основном зенитной артиллерией и стрелковым оружием, приспособленным для стрельбы по воздушным целям. Войска противовоздушной обороны в ходе операций несли большие потери в материальной части. Кроме того, значительное количество зенитного артиллерийского вооружения было использовано на укомплектование истребительно-противотанковых частей. Производство же зенитного артиллерийского вооружения в связи с начавшейся эвакуацией промышленных предприятий сократилось. Все это обусловило- большой некомплект огневых средств в частях противовоздушной обороны. Например, Юго-Западный фронт к концу второго месяца войны имел всего 232—76,2-мм и 176—37-мм зенитных пушек, что составляло соответственно 70 и 40 проц. штатной потребности фронта в этой артиллерии.

После расформирования стрелковых корпусов их зенитные артиллерийские дивизионы были обращены на доукомплектование зенитных дивизионов стрелковых дивизий и дивизионов противовоздушной обороны страны. Однако это мероприятие серьезно не повлияло на укомплектованность частей зенитной артиллерии, так как потери материальной части продолжали возрастать. Например, укомплектованность зенитно-артиллерийских частей того же Юго-Западного фронта на 1 сентября 1941 года по зенитным орудиям составляла около 40 проц., а по зенитным пулеметам — примерно 66 проц. штатной потребности.

В связи с невозможностью пополнения материальной частью зенитные артиллерийские дивизионы стрелковых дивизий в декабре 1941 года были реорганизованы в зенитные артиллерийские батареи в составе 6— 37-мм зенитных пушек. С этого времени прикрытие войсковых группировок осуществлялось, как правило, лишь отдельными батареями зенитной артиллерии малого или среднего калибра.

Одним из наиболее существенных недостатков противовоздушной обороны войск в операциях 1941—1942 годов было исключительно слабое истребительно-авиационное прикрытие. Малочисленная истребительная авиация прикрывала главным образом тыловые объекты, резервы, вторые эшелоны, командные пункты. На прикрытие же боевых порядков войск первого эшелона оставалось очень мало сил. Так, из 4451 самолето-вылета, совершенного военно-воздушными силами Западного фронта в ноябре 1941 года, для прикрытия боевых порядков .войск было произведено только 325 самолето-вылетов, т. е. 7,3 проц., в то время как противник в полосе фронта в это же время совершил 2500 самолето-вылетов. За семь дней оборонительного сражения (17—23 августа 1942 года) 8-я воздушная армия Сталинградского фронта с целью прикрытия войск совершила 596 самолето-вылетов (в среднем по 85 в день), авиация же противника совершала до 1000—1500 самолето-вылетов в день. Ввиду недостаточного количества истребительной авиации, удаленности наших аэродромов (до 100 и более км) авиационное прикрытие войск первого оперативного эшелона было очень слабым, что при господстве в воздухе авиации противника крайне тяжело сказывалось на их действиях.

В оборонительном сражении Сталинградского фронта в период с 23 июля по 7 августа истребительная авиация прикрывала сосредоточение резервов, выгрузку войск и техники на железнодорожных станциях. Прикрытие осуществлялось из положения «дежурство на земле», в готовности № 1 и периодическим патрулированием в воздухе групп по 4—6 истребителей. Истребительная авиация часто завязывала воздушные бои с истребителями сопровождения, а бомбардировщики противника получали возможность безнаказанно наносить удары по нашим войскам.

Другим не менее существенным недостатком было неправильное распределение средств противовоздушной обороны по объектам, что приводило к их чрезмерному распылению. Например, при организации противовоздушной обороны войск Западного фронта в мае 1942 года для прикрытия войск было выделено 59 проц. зенитной артиллерии, станций снабжения — 21 проц., аэродромов—12 проц., мостов и переправ— 8 проц. Такое распределение средств противовоздушной обороны не обеспечивало массированного использования зенитной артиллерии для надежного прикрытия войск 1-го эшелона, против которого обычно действовала основная часть бомбардировщиков противника.

К числу недостатков следует также отнести слабое взаимодействие наземных средств противовоздушной обороны с авиацией, вследствие чего имели место случаи обстрела своих самолетов или ударов авиации по своим войскам; нечеткую работу системы воздушного наблюдения, оповещения и связи; отсутствие централизованного управления зенитной артиллерией при отражении налетов авиации противника; и, наконец,

отсутствие единого руководства всеми средствами противовоздушной обороны.

К лету 1942 года с целью улучшения управления главным образом наземными средствами противовоздушной обороны был проведен ряд мероприятий. Приказом Народного Комиссара Обороны от 2 июня 1942 года вся зенитная артиллерия, зенитные пулеметы и средства воздушного наблюдения, оповещения и связи были подчинены командующему артиллерией Советской Армии и соответственно командующим артиллерией фронтов и армий. Этим же приказом руководство отделами противовоздушной обороны армий и фронтов было возложено на соответствующих командующих артиллерией и введена должность заместителя командующего артиллерией фронта (армии) по противовоздушной обороне. Одновременно началось формирование армейских полков противовоздушной обороны в составе 4 батарей по четыре 37-мм зенитные пушки в каждой и одной зенитно-пулеметной роты крупнокалиберных пулеметов (16 пулеметов).

В важнейших операциях второй половины 1942 года армии, действовавшие на главном направлении фронта, имели уже по нескольку армейских зенитных артиллерийских полков. Например, 33-я армия Западного фронта в наступательной операции юго-западнее Гжатска в августе 1942 года располагала пятью полками. С окончанием операции в армии был оставлен один полк, а четыре переданы в другие армии фронта. В наступательной операции в ноябре 1942 года 5-я танковая армия Юго-Западного фронта имела пять зенитных артиллерийских полков, а 21-я армия — четыре полка.

Несмотря на ряд мероприятий, проведенных с целью улучшения противовоздушной обороны войск, массирование зенитной артиллерии в масштабе фронта и армии продолжало оставаться слабым. В приказе НКО от 22 октября 1942 года указывалось, что неправильное распределение войсковых средств противовоздушной обороны, влекущее за собой их распыленное использование, не обеспечивает необходимого прикрытия войск и объектов тыла на решающих направлениях. В результате этого авиация противника, действуя массированно, почти безнаказанно наносит систематические удары по нашим войскам. Приказ требовал для прикрытия главной группировки использовать, кроме авиации, зенитные артиллерийские группы, состоявшие из армейских зенитных артиллерийских полков, зенитных батарей и зенитно-пулеметных рот соединений. В зенитную артиллерийскую группу требовалось включать от половины до двух третей всех войсковых зенитных средств фронта (армии). Армейскую зенитную группу должен был возглавлять заместитель командующего артиллерией армии по противовоздушной обороне. Благодаря созданию зенитных артиллерийских групп зенитное прикрытие войск несколько улучшилось, однако только изменением организации управления наземными средствами противовоздушной обороны нельзя было решить всей проблемы повышения эффективности ПВО. Наряду с этим необходимо было резко увеличить в войсках количество зенитной артиллерии и истребительной авиации.

С осени 1942 года наступил перелом в работе военного производства страны. Войска во все больших количествах стали получать боевую технику. Например, если в 1942 году в войска поступило 3499 — 37-мм и 2761—85-мм зенитных орудий, то в 1943 году соответственно 5472 и 3713.

Количество и качество наземных средств противовоздушной обороны возрастали в ходе почти всей войны, что видно из следующей таблицы.

Поступление зенитной артиллерии от промышленности в ходе войны

 Поступление зенитной артиллерии СССР в ходе войны

Расширение производства зенитного артиллерийского вооружения дало возможность приступить с ноября 1942 года к формированию крупных соединений зенитной, артиллерии — зенитных артиллерийских дивизий резерва Верховного Главнокомандования. Первоначально они создавались в составе четырех полков зенитной артиллерии малого калибра (типа армейского зенитного артиллерийского полка). Всего в дивизии было 64—37-мм зенитные пушки и 64—12,7-мм зенитных пул-мета. Отсутствие зенитной артиллерии среднего калибра исключало участие подобных дивизий в борьбе с авиацией противника на высотах более 3000 м. и являлось серьезным их недостатком. Кроме того, дивизии не имели своих тыловых подразделений, что было одной из причин частых перебоев в снабжении частей боеприпасами.

Со второй половины февраля 1943 года в состав зенитных артиллерийских дивизий была включена батарея управления, а один из полков зенитной артиллерии малого калибра заменен полком артиллерии среднего калибра, что позволило вести борьбу с вражескими самолетами на высотах более 3000 метров.

В марте 1943 года была утверждена инструкция по боевому применению зенитной артиллерийской дивизии, в которой указывалось, что дивизия может прикрывать войска на площади в 63 кв. км (9 км по фронту и 7 км в глубину) с плотностью 1,5 орудия на 1 кв. км или 9 орудий на 1 км фронта.

В целях обеспечения большего массирования зенитной артиллерии на решающих направлениях в первой половине 1943 года отдельные зенитные артиллерийские батареи были исключены из штата стрелковой дивизии и переданы для укомплектования зенитных артиллерийских дивизий резерва Верховного Главнокомандования. Одновременно часть уже созданных армейских зенитных артиллерийских полков и отдельных зенитных артиллерийских дивизионов резерва Верховного Главнокомандования также обращена на формирование зенитных артиллерийских дивизий.

Таким образом, с мая 1943 года почти вся зенитная артиллерия была включена в резерв Верховного Главнокомандования и организационно входила в зенитные дивизии, отдельные дивизионы резерва Главного Командования и армейские зенитные артиллерийские полки. Зенитные дивизии, как правило, прикрывали войска; отдельные дивизионы зенитной артиллерии среднего калибра — тыловые объекты; армейские же полки использовались для прикрытия войск и тыла армии. Появилась возможность использовать зенитную артиллерию массированно на решающих направлениях.

В связи со значительным количественным ростом зенитной артиллерии повысилась эффективность противовоздушной обороны войск. Это объяснялось также и резким изменением условий, в которых приходилось осуществлять противовоздушную оборону. Советские Военно-воздушные силы, в том числе и истребительная авиация, намного вы-росли количественно и качественно, в то время как военно-воздушные силы немецко-фашистских войск были значительно ослаблены. Поступление самолетов-истребителей возрастало из года в год. В 1942 году авиационной промышленностью было выпущено 9844 истребителя, в 1943 году—14 607, а в 1944 году—17 872. Соотношение сил быстро изменялось в пользу Советских Военно-воздушных сил. В борьбе за господство в воздухе, которая достигла наивысшего напряжения в первой половине 1943 года, Советские Военно-воздушные, силы вышли победителями.

Операции наших войск от битвы под Курском и до конца войны протекали в условиях господства нашей авиации, что намного облегчало выполнение задач противовоздушной обороны. Теперь войска часто прикрывались крупными силами истребителей. Наземные средства противовоздушной обороны в ряде случаев уже сравнительно смело массировались на решающих направлениях фронта.

К началу битвы под Курском наши ВВС имели значительное численное превосходство над противником, особенно в истребительной и штурмовой авиации.

В составе 16-й воздушной армии Центрального фронта к началу операции было семь истребительных авиационных дивизий, из которых три дивизии прикрывали войска фронта, а остальные — действия бомбардировочной и штурмовой авиации. Во 2-й воздушной армии Воронежского фронта было пять истребительных авиационных дивизий. Прикрытие войск к началу операции осуществлялось двумя истреби-тельными дивизиями. Таким образом, на прикрытие войск предназначалось 40—43 проц. всей истребительной авиации Центрального, и Воронежского фронтов.

Центральный и Воронежский фронты располагали большим количеством зенитной артиллерии. В Центральном фронте было пять зенитных-артиллерийских дивизий, десять отдельных армейских зенитных артиллерийских полков и четыре отдельных зенитно-артиллерийских дивизиона. Воронежский фронт располагал четырьмя зенитными артиллерийскими дивизиями, одиннадцатью отдельными зенитными артиллерийскими полками и двумя дивизионами зенитной артиллерии среднего калибра резерва Верховного Главнокомандования. Для борьбы с низколетящими и пикирующими самолетами противника в значительном количестве использовалось стрелковое оружие. Фронты и армии имели отдельные роты воздушного наблюдения, оповещения и связи.

Наземные средства противовоздушной обороны в полосе Центрального фронта массировались на решающем направлении. Так, из общего количества всей зенитной артиллерии фронта, прикрывавшей войска первого эшелона, в полосе 13-й армии шириной 32 км (несколько более 10 проц. общей ширины полосы обороны фронта) было сосредоточено 50 проц. зенитной артиллерии среднего и 40 проц. малого калибра. Это позволило создать на решающем направлении среднюю плотность зенит-ной артиллерии около 5 орудий на 1 км фронта. Всего же в главную группировку войск фронта (48, 13 и 70-я армии) входило 100 проц. зенитной артиллерии среднего калибра и около 90 проц. артиллерии малого калибра.

Зенитная артиллерия, выделяемая для прикрытия главных группировок армий, в ряде случаев сводилась в одну зенитную артиллерийскую группу, которую возглавлял командир зенитной артиллерийской дивизии или заместитель командующего артиллерией по противовоздушной обороне.

Совершенствовалась и служба воздушного наблюдения, оповещения и связи. В стрелковых полках были созданы нештатные посты, в дивизиях за счет армейской роты воздушного наблюдения, оповещения и связи — по два поста, из которых один располагался на переднем крае обороны, а другой — в районе командного пункта дивизии. Посты армейской роты ВНОС создавались при штабах корпусов, на аэродромах, в авиазасадах и при штабе армии. Во фронте посты ВНОС несли службу оповещения в районе командных пунктов армий и фронта, на аэродромах и у объектов фронтового значения. Полковые и дивизионные посты для передачи сигналов воздушной тревоги пользовались только войсковой телефонной связью. Посты армейских и фронтовых рот были связаны по радио с аэродромами истребительной авиации и при появлении самолетов противника оповещали об этом в первую очередь аэродромы.

Таким образом, к началу битвы под Курском противовоздушная оборона войск, несомненно, была организована лучше, чем в предыдущих операциях. Несмотря на это, боевые действия войск ПВО в первые дни битвы характеризовались исключительной напряженностью. Отсутствие средств дальней разведки воздушного противника по-прежнему значительно сокращало боевые возможности зенитной артиллерии и истребительной авиации.

Развернувшиеся оборонительные сражения Центрального и Воронежского фронтов выявили целый ряд недостатков в организации противовоздушной обороны войск, главным образом в части истребительно-авиационного прикрытия. Оба фронта осуществляли прикрытие войск методом патрулирования большими группами истребителей на одной высоте. Из-за недостатка на аэродромах резерва дежурных истребителей силы истребительной авиации в воздухе наращивались слабо, управление авиацией по радио с земли и ее взаимодействие с наземными средствами противовоздушной обороны не были достаточно устойчивыми. Существенным недостатком противовоздушной обороны являлось плохое оповещение войск. Широко развитая система оповещения, включавшая большое количество нештатных и слабо подготовленных постов, не имевших своих средств связи, оказалась недостаточно устойчивой. С началом оборонительного сражения она была нарушена. Однако основной причиной слабости оповещения войск являлось отсутствие средств дальнего обнаружения самолетов.

Несмотря на наличие большого количества средств, противовоздушная оборона войск ввиду указанных недостатков организационного порядка в первые дни сражения не смогла отразить массированных ударов авиации противника. Наши войска несли серьезные потери.

В целях повышения эффективности противовоздушной обороны уже в ходе оборонительного сражения был принят ряд срочных мер: для прикрытия войск привлечена почти вся истребительная авиация фронтов; боевые порядки истребителей стали эшелонироваться по высоте; пункты управления командиров истребительных авиационных дивизий приближены к линии фронта и на них находились радиостанции наведения; проведен маневр зенитной артиллерией, в результате чего ее плотность на направлениях главных ударов противника была доведена до 9—12 орудий на 1 км фронта. Улучшилась и организация взаимодействия наземных и воздушных средств ПВО. Зенитная артиллерия стала вести огонь по самолетам противника до того, как их атакуют наши истребители, и прекращала огонь при выходе последних на курс для атаки.

В условиях усиливающегося сопротивления противовоздушной обороны авиация противника несла большие потери, ее активность со второго дня наступления стала резко падать и к концу сражения ограничивалась полетами лишь отдельных самолетов. Господство в воздухе было завоевано нашей авиацией на орловско-курском направлении к исходу третьего, а на белгород-курском — к исходу шестого дня оборонительного сражения. Потери авиации противника на обоих направлениях в ходе оборонительного сражения составили свыше 1700 самолетов, из них около 1400 (более 80 процентов) было сбито нашей истребительной авиацией.

Наиболее важными факторами, оказывавшими влияние на улучшение противовоздушной обороны наших войск в наступательных операциях 1943 года, были: дальнейший рост количества и качества средств противовоздушной обороны, завоевание и удержание нашей авиацией господства в воздухе, а также рост мастерства командного состава.

Важнейшей особенностью противовоздушной обороны в операциях 1944 и 1945 годов было повышение эффективности оповещения и истребительно-авиационного прикрытия. Со второй половины 1943 года авиация и зенитная артиллерия фронтов начали оснащаться радиолокационными станциями, с помощью которых можно было обнаруживать самолеты противника на удалении до 80—120 км, что позволило значительно расширить границу действия нашей авиации и встречать самолеты на дальних подступах к линии фронта наших войск. Например, в Берлинской операции 1-го Белорусского фронта было организовано три зоны действий нашей истребительной авиации прикрытия: истребителей-охотников; истребительных патрулей на подступах к полю боя; истребительных патрулей непосредственно над боевыми порядками наступающих войск. Группы самолетов-охотников патрулировали над немецкими аэродромами, вели борьбу с взлетающими самолетами противника, с его разведкой, искали и уничтожали в воздухе небольшие группы самолетов и сообщали о приближении больших групп авиации противника. Зона истребительных патрулей на подступах к полю боя распространялась на глубину до 15 км от линии фронта, между линией фронта и зоной свободной охоты.

Вместе с повышением эффективности действий истребительной авиации заметно улучшалось и зенитное прикрытие войск. Искусное маневрирование и перераспределение зенитной артиллерии, решительное массирование средств на важнейших направлениях составляло основу боевого применения зенитной артиллерии в наступательных операциях 1944—1945 годов.

В армиях накапливался опыт зенитного прикрытия подвижных войск мощными зенитными артиллерийскими группировками. Например, в Ясско-Кишиневской операции 6-я танковая армия имела зенитную артиллерийскую группу в составе зенитной артиллерийской дивизии и трех отдельных зенитных артиллерийских полков. .

Зенитное орудие 85-мм, образца 1939 г. на фоне Исаакиевского собора в блокадном Ленинграде

Зенитное орудие 85-мм, образца 1939 г. на фоне Исаакиевского собора в блокадном Ленинграде

Однако вместе с общим улучшением обстановки в воздухе противовоздушная оборона войск еще имела ряд недостатков. В ходе наступательных операций нередкими были случаи значительного отставания зенитной артиллерии и аэродромов от войск. В результате этого войска фронтов завершающий этап большинства операций проводили при ослабленном зенитном и истребительно-авиационном прикрытии. Авиация противника получала возможность наносить удары по нашим войскам значительными группами, задерживала их продвижение и тем самым содействовала своим войскам в стабилизации фронта. Так было на завершающем этапе Белорусской операции, когда авиация противника наносила массированные удары по войскам 1-го Прибалтийского фронта в районе Иелгава, Шауляй, по войскам 3-го и 2-го Белорусских фронтов на рубеже реки Неман и по войскам 1-го Белорусского фронта на реке Висла. 29 июля авиация противника группами от 4 до 30 самолетов наносила удары по 69-й армии в районе Пулавы и 2-й танковой армии 1-го Белорусского фронта восточнее Варшавы, произведя около 300 самолето-вылетов. Наша же 6-я воздушная армия, обеспечивавшая наступление левого крыла фронта, смогла совершить в этот день всего лишь 95 самолето-вылетов. 1 августа авиация противника группами 6—8 и до 40 самолетов неоднократно бомбила районы переправ через Вислу в полосе 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта, совершив около 340 самолето-вылетов, в то время как 6-я воздушная армия смогла сделать только 98 самолето-вылетов. В последних числах июля 1944 года авиация противника по указанной выше причине безнаказанно наносила удары по боевым порядкам 3-го гвардейского механизированного корпуса и 51-й армии 1-го Прибалтийского фронта в районе Шауляй. В ходе Будапештской операции авиация противника в отдельные дни наносила удары по войскам 6-й гвардейской танковой армии 2-го Украинского фронта группами от 4 до 30 самолетов.

В подавляющем большинстве операций Великой Отечественной войны противовоздушная оборона войск усиливалась за счет сил и средств противовоздушной обороны территории страны. Особенно большую роль такая мера сыграла в операциях под Ленинградом, Москвой, в битве на Волге и в Берлинской операции. Выполняя исключительно ответственные задачи по прикрытию крупных объектов за пределами прифронтовой полосы и объектов стратегического значения в прифронтовой полосе, войска ПВО территории страны вместе с тем очень часто обеспечивали также прикрытие объектов фронтового тыла, а в ряде случаев и резервов фронта. Например, в Берлинской операции для обороны объектов тыла и переправ 1-го Белорусского фронта было использовано 1203 зенитных орудия Западного фронта противовоздушной обороны.

Таково вкратце развитие противовоздушной обороны войск в операциях Великой Отечественной войны.

***

Опыт противовоздушной обороны войск, приобретенный в ходе Великой Отечественной войны, во многом сохраняет свое значение и в современных условиях. Массирование сил и средств противовоздушной обороны на решающих направлениях, маневр этими силами в ходе операции, четкое взаимодействие всех средств ПВО и централизованное управление ими — все это и теперь лежит в основе организации противовоздушной обороны.

Вместе с тем дальнейшее развитие средств воздушного нападения ставит перед противовоздушной обороной все более сложные задачи и требует дальнейшего совершенствования средств противовоздушной обороны и способов их применения. Глубокое изучение и обобщение опыта противовоздушной обороны войск в Великой Отечественной войне поможет более правильно определить пути дальнейшего развития форм и методов противовоздушной обороны в современных условиях.

Военно-исторический журнал №1/1962 г.

Примечания:
  1. При разработке статьи автором использованы некоторые положения и цифровой материал из рукописи покойного генерал-майора Шумихина А. М. о развитии организации зенитной артиллерии в ходе Великой Отечественной войны. — М. Т. []
  2. Указанное количество зенитных пушек и пулеметов было предусмотрено по штатам, а фактически имелось их значительно меньше из-за неукомплектованности зенитных подразделений материальной частью. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image