Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Воздухоплавание на флоте

В ходе русско — японской войны военно-морское командование не получило убедительных аргументов в пользу применения аэростатов в боевых действиях на море. Поэтому 17 апреля 1906 г. морской министр вице-адмирал А.А. Бирилёв добился согласия Николая II упразднить воздухоплавание на флоте и передать воздухоплавательное имущество крейсера «Русь» и воздухоплавательных парков в Севастополе и Владивостоке Военному ведомству. Решение относительно Севастопольского воздухоплавательного парка вскоре пересмотрели, но «Русь» 21 октября 1906 г. продали на слом в Германию и 21 ноября исключили из списков флота. Морское воздухоплавание в России оказалось практически свёрнуто: только в 1909-1910 гг. в Севастопольском воздухоплавательном парке состоялось несколько подъёмов и один свободный полёт, и возродилось вновь лишь в 1910 г., но уже на базе авиационной техники.

Задачи по обороне побережья решали сухопутные воздухоплаватели: на Балтийском море — Свеаборгской крепостной воздухоплавательной роты, а на Чёрном — 8 — й воздухоплавательной роты в Севастополе. В 1909 г. планировалось также при мобилизации сформировать из Воздухоплавательного батальона ОВШ две роты с привязными аэростатами (по одной для Кронштадта и для войск Петербургского военного округа) и роту с управляемыми аэростатами для С.-Петербурга с районом разведки — Балтийское море.

Воздухоплаватели 8-й воздухоплавательной роты (до её расформирования 25 мая 1913 г.) выполняли привязные подъёмы не только на берегу, но и, насколько можно судить по сохранившимся фотографиям, со вспомогательных судов флота. Экскурсии по Севастополю, точнее — над ним, первых воздушных путешественников дали столько прекрасных фотографических видов из корзины аэростата, что дух захватывает!

В конце практики со змейковым аэростатом газ, как правило, переливался из него в воздушный шар для выполнения свободных полётов. В 28-30 ноября 1911 г. воздухоплаватели роты — пилот штабс-капитан А.Н. Пилькевич и наблюдатели поручики Е.Д. Карамышев и Ефимов — совершили свободный полёт, пройдя за 13 часов более 100 км с двумя промежуточными спусками. Из-за большой потери газа завершающий отрезок пути А.Н. Пилькевич прошёл один, спустившись в 3 — 4 км от места подъёма — Константиновской батареи.

Если в Свеаборге свободные полёты выполнялись над сушей, то в Севастополе они практиковались и над морем. Первую попытку такого полёта предприняли 8 июля 1912 г. капитан Пилькевич и поручики Астрожников и Карамышев.

Вид на Севастополь с воздушного шара

Вид Севастополя с аэростата. 1911 — 1912 гг.

Задание на полёт предусматривало подъём на возможно большую высоту (5 — 6 тыс. м) и спуск на воду не далее 50 вёрст (53 км) от Севастополя. До прибытия миноносца «Звонкий», который должен был отбуксировать шар к месту старта, аэростат следовало удерживать у поверхности воды при помощи морского якоря. Аэростат поднялся в 9.10 с плаца у Константиновской батареи. В 9.31 он пересёк береговую линию и вышел в открытое море, но уже через 25 минут оказался снова над сушей в районе устья р. Бельбек и в море больше не выходил. Не удалось, несмотря на большой расход балласта, и подняться выше 3650 м. В 13.00 после четырёхчасового полёта воздухоплаватели опустились в трёх километрах от с. Гурзуф. По линии полёта шар прошёл 61 км со средней скоростью 15 км/ч1.

Примечания:
  1. Карамышев Е.Д. Отчёт о свободном полёте на лакированном аэростате 1000 кб. м. (№ 112) 8 июля 1912 года // Архив семьи Карамышевых. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image