Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Гулян (Рильский) Артур Васильевич

Артур Васильевич Гулян-Рильский

Артур Васильевич Гулян-Рильский

Артур Гулян (Рильский)— командир Первого Армянского авиационного отряда (эскадрильи). Вся его жизнь и деятельность представляет цепь героических подвигов. Он родился 16 марта 1896 г. в Нухе в семье ашуга. Ему было 9 лет, когда спасаясь от турецкой резни семья Воскана (Василия) Гуляна переехала в Баку. Здесь Артур поступил в Бакинскую гимназию и успешно учился. В свободное время он работал чернорабочим на нефтяных промыслах.

В 1910 г. в Баку для проведения публичных полетов прибыл известный русский летчик Габер-Влынский. Он остановился в доме Гулянов. Тут мальчик познакомился с летчиком и посещал с ним бакинский ипподром, где Габер-Влынский и его механик проводили ремонт, подготовку самолета к полетам. Он полюбил авиацию и решил посвятить ей свою жизнь.

Когда в 1912 г. Артур окончил гимназию и поехал в Москву, он поселился в семье своих родственников Азаровых, в доме которых жил и Габер-Влынский. Артур часто встречался с Габером и бывал вместе с ним на московском аэродроме (на Ходынском поле), где русские авиаторы проводили тренировки, а курсанты Московской авиашколы — учебные полеты. Там Артур познакомился с первым русским летчиком М. Н. Ефимовым — победителем многих международных авиационных соревнований. М. Ефимов готовил русский добровольческий авиационный отряд для участия в войне против турок на стороне Балканского союза (Болгарии, Сербии, Греции, Черногории)—за освобождение братских славянских народов от турецкого ига.

Идея борьбы против турок и любовь к авиации вызвали в юноше большое желание поехать с авиаотрядом добровольцем в Болгарию. И в октябре 1912 г., как младший моторист-фотогранометрист, вместе с летчиками М. Н. Ефимовым, Б. С. Масленниковым, Д. Н. Костиным и другими он выезжает в Софию. Русские летчики-добровольцы смело сражались за свободу славянских народов. Гуляну часто приходилось летать в качестве летчика-наблюдателя. Он вел разведку поля боя и проводил воздушное фотографирование расположения и движения турецких войск. Несколько раз он производил разведку крепости Андриаполь. Добытые его экипажем разведывательные данные о противнике помогали командованию наносить ощутительные удары по турецким янычарам.

Действия русского авиационного отряда на Балканах были первыми в истории авиации примерами использования самолета в качестве боевого средства для разведки, фотографирования, бомбардировки и обстрела войск противника. Этот опыт был использован в Первую мировую войну авиациями всех воюющих держав.

Артура Васильевича можно считать первым летчиком-наблюдателем, использовавшим фотоаппарат в разведывательных целях. Он один из первых российских летнабов, проводивших глубокую разведку самолетом тылов и фронта противника. За боевые успехи на балканском фронте все русские летчики и в том числе Артур Васильевич были награждены орденами и медалями.

После разгрома турецкой армии и окончания войны на Балканах в 1913 г. Гулян поступил в Софийское юнкерское училище. Он успешно окончил его по первому разряду в 1914 г. В конце 1914 г. в Софии была открыта военно-авиационная школа. Гулян, как имеющий опыт в летном деле, без препятствия был принят туда.

Шла Великая мировая война. 14 октября 1915 г. Болгария вступила в войну на стороне Германии и Австрии против России и ее союзников. Болгарские войска заняли Македонию и часть Сербии, а в августе 1916 г. захватили часть Румынии.

В последние дни учебы будущих летчиков привели в Рильский монастырь для принятия присяги. Во дворе монастыря из строя вывели А. Гуляна, нескольких армян и русских юнкеров и офицеров. Им не разрешили принимать присягу, так как их страны воевали на стороне Антанты против Германского блока, на стороне которых воевала Болгария. Артуру предложили покинуть школу. А Гулян не хотел уходить из авиации и решил остаться в Болгарской армии и помочь России разгромить Германию (хотя и находился в армии союзника Германии). Он заявил командиру и епископу Рильского монастыря, что он участник Балканской войны, награжден болгарской медалью, имеет большой опыт в использовании авиации в военном деле. Летчик выразил желание принять болгарское подданство и в знак преданности Болгарии принять в качестве своей фамилии имя этого монастыря — Рильский. А. Гуляна зачислили в 39-й солунский пехотный полк в качестве командира роты. Командование боялось доверить ему самолет, считая, что летчик может перелететь на сторону врага. В боях на Салоникском фронте соединение болгарских войск было разбито французами. Часть офицеров и солдат попали в плен. В раненом состоянии попал в плен и Артур Васильевич.

После выздоровления А. Гулян заявил французскому командованию, что он армянин и желает поступить в летную школу. Вскоре он был зачислен в авиационную школу. После ее окончания его направили в состав русского авиационного отряда Российского экспедиционного корпуса.

Артур Васильевич, имея хорошую военную подготовку, опыт двух войн, стал одним из боевых русских летчиков. Каждый его вылет на разведку, фотографирование переднего края обороны немцев, корректирование артиллерийского огня приносили успехи французскому командованию. Он в составе французской авиации впервые применил тактику штурмовки аэродромов противника для уничтожения летно-технического состава и самолетов. Много новшеств было внесено им в тактику воздушного боя и борьбы с дирижаблями и аэростатами. За мужество и отвагу в бою и за высокое летное мастерство Артур Васильевич был награжден русскими орденами Святого Станислава 2-й степени с «мечами и бантом» и Святого Владимира 3-й степени с «мечами и бантом», а также французским орденом. Ему было присвоено звание капитана русской армии.

Артур Васильевич с большой радостью встретил весть об Октябрьской социалистической революции в России и стремился на родину. Но вернуться ему не удалось. 3 октября 1918 г. болгарский царь Фердинанд был вынужден под натиском народных масс отречься от престола, передав его своему сыну Борису. Последовало перемирие. После перемирия англо-французские войска оккупировали Болгарию. Это создало возможность Гуляну вернуться туда и продолжать службу в экспедиционных войсках, так как по Нейскому мирному договору 1919 г. Болгарии не разрешалось иметь армию и авиацию.

Артур Васильевич вступил в Болгарскую Коммунистическую партию и выполнял особые поручения Центрального Комитета, совершая полеты из Болгарии во Францию. Именно Гулян обеспечил доставку части делегации Коммунистической партии Болгарии в 1919 году на учредительную конференцию Коммунистического Интернационала. За этот поступок буржуазное правительство Болгарии объявило Гуляна вне закона. И он остался во Франции. Однако его тянуло на родину. Он узнал, что турки продолжают бесчинствовать. Артур Васильевич решил вернуться в Армению и посвятить себя делу освобождения своего народа. Но без самолета он не воин. И здесь ясный ум и смекалка Гуляна нашли выход из положения. Учитывая некоторое заигрывание французского правительства с дашнаками, Гулян решил воспользоваться этим. Он организовал сбор средств на покупку самолетов среди армянского населения Франции. Но богачи на это не пошли. Они до этого собрали большую сумму денег для дашнакского правительства, закупили в Англии 60 самолетов и отправили в Каир для отправки их в Армению. Однако английское правительство всемерно препятствовало отправке этих самолетов в Армению1. Много потрудился Гулян во Франции, чтобы добиться отправки этих самолетов в Армению, но старания его были безуспешными. После установления Советской власти в Армении Англия за бесценок купила эти самолеты у армянско-дашнакской организации в Каире.

Собранных Гуляном деньги хватило только на покупку двух самолетов «Сальмсон-2А» и доставку их в Карс2. На вокзале в Карсе Гуляна встретило городское начальство, солдаты и летно-технический состав Карсского отряда. На руках из вагонов вынесли самолеты, погрузили их на машины и торжественно доставили на аэродром. Командование Карсского гарнизона назначило Гуляна командиром армянского отряда, а М. Сундукяна—его заместителем3.

Артур Васильевич весной 1920 г. в течение нескольких месяцев сформировал отряд. Он пригласил на службу летчиков М. Хаяна, Г. Ервандяна, П. Вержбицкого, Я. Садовского; из Тифлиса пригласил в качестве механика Г. Иванова, восстановил на работе в качестве мотористов А. Рафаэлянца, Р. Бабаяна, С. Егиазаряна, С. Задояна. Помощником главного механика он назначил С. Багдасарова. Пригласил в качестве летнабов В. Нурова, В. Абовянца, Н. Хорозова и др. В отряде началась регулярная теоретическая учеба летного и технического состава.

Г. Иванов, С. Багдасаров, А. Рафаэлянц и Р. Бабаян возглавили работу по сбору старых самолетов из запасных частей на аэродромах Эривани, Александрополя, Караклиса и др. Они стали восстанавливать самолетный парк. А. Гулян начал тренировать летный состав для полетов на самолете «Сальмсон-2А».

Май 1920 года ознаменовался установлением Советской власти в Азербайджане и продвижением XI Армии к Армении. Вспыхнуло Майское восстание в Армении против ненавистного дашнакского режима. А. Гулян знал об этом и готовил свой отряд к переходу на сторону Советской власти. В отряде сплотилось крепкое революционное ядро, в числе которых были Г. Ервандян, А. Рафаэлянц, С. Мелик-Саркисян и другие. Под их руководством многие из отряда активно участвовали в Майском восстании в Карсе и не были арестованы только благодаря авторитету А. Гуляна.

Турецкая армия при поддержке англо-американских империалистов вновь напала на Армению. 23 сентября 1920 г. был взят Сарыкамыш, спустя месяц— 30 октября— Карс, а 6 ноября — Александрополь. За пять дней до взятия турками Карса правительство дашнаков опубликовало успокоительный бюллетень: «Имеется большая надежда, что в близком будущем все будет ликвидировано, и турки будут отброшены от наших границ»4. Это сообщение успокоило А. Гуляна и его товарищей. В отряде не было горючего для ведения разведки и установления положения на фронте, чтобы принять меры для спасения самолетов, а дашнакское правительство бездействовало. Поэтому, когда 30 октября турки начали бой за Карс, Гулян на одном самолете вместе с летнабом Н. Хорозовым и механиком Р. Бабаяном для связи вылетел в Эривань. Имевшегося горючего не хватило, чтобы долететь до Эривани. Планируя, А. Гулян еле дотянул до окраины города, совершил посадку на неподготовленную площадку и разбил самолет. Члены экипажа отделались ушибами.

Личный состав отряда пытался спасти остальные самолеты, но ничего не вышло. Дороги от Карса на Александрополь были забиты беженцами. Турки обстреливали дорогу из артиллерии. Дашнаки у с. Мазра, возглавляемые местным попом Аджиян Тер-Оганесом, начали обстреливать отступающих. В этих условиях А. Н. Рафаэлянц вместе с другими товарищами приняли решение сжечь самолеты, чтобы они не попали к туркам.

Из коммунистов отряда в Карсе остались Г. Ервандян и его друг-шофер из правительственного военного автогаража бывший летчик П. Погосян. Они имели задание от Карсского комитета остаться в тылу врага для ведения подпольной партийной работы среди солдат, военнопленных и граждан г. Карса. Они решили в начале ноября организовать выступление военнопленных против турок. Но план не удался. Ервандян и Погосян были арестованы и как летчики отправлены в Сивас для работы на аэродроме. Ремонтируя самолеты, Ервандян и Погосян подготовили самолет для перелета в Эривань. Но они предательски были выданы турецкому командованию и побег был сорван. Летчиков арестовали и расстреляли. В живых остался лишь главный механик отряда — соучастник предполагаемого побега Герман Константинович Иванов5.

В период от 15 до 17 ноября личный состав Карсского армянского авиаотряда разными путями добрался до Эривани. Здесь А. Гулян объединил его с бывшим 3-им Кавказским авиаотрядом, называвшимся тоже Армянским авиаотрядом и стал готовить отряд для встречи советских войск.

29 ноября 1920 г. стало известно, что трудящиеся северных районов Армении под руководством Коммунистической партии Армении подняли восстание против дашнакского правительства. Находившиеся в этих районах правительственные войска присоединились к повстанцам и повернули оружие против дашнаков. В эти дни Гуляна вызвали в штаб дашнакского командования и приказали провести воздушную разведку. Он заявил, что пока исправных самолетов он не имеет и совершенно нет авиагорючего. Так дашнаки не смогли использовать авиацию против восставшего армянского народа.

Сломив сопротивление дашнаков, повстанцы совместно с частями Красной Армии двинулись на Эривань. Город был освобожден. 3 декабря 1920 г. А. Гулян и А. Рафаэлянц собрали в Канакере армянский авиаотряд, где зачитали декларацию Ревкома Армении и решили добровольно вступить в Красную Армию.

А. Гулян и А. Рафаэлянц были на приеме у тов. Касьяна, доложили о решениях отряда. 16 декабря Наркомвоен ССР Армении назначил Артура Васильевича Гуляна командиром отдельного Армянского авиационного отряда. Комиссаром отряда был назначен Арам Назарович Рафаэлянц6. Однако Гуляну недолго пришлось командовать отрядом. Его, как опытного боевого летчика, направили в Первый истребительский авиадивизион для участия в боях за освобождение братского грузинского народа от меньшевистского предательского правительства.

Командиром Армянского авиаотряда был временно назначен Арам Васильевич Саркисян — авиамеханик отряда. В период дашнакской авантюры Арам Васильевич со своим отрядом влился во вторую роту особого Коммунистического полка Янишевского и участвовал во многих боях. В одном из боев А. Саркисян был ранен и взят в плен. Дашнаки бросили его в крепостную тюрьму и включили в список смертников. Однако его как авиатора не расстреляли. Они хотели после своей победы использовать его. После разгрома дашнаков 3 апреля 1921 г. Саркисян был освобожден из тюрьмы и снова назначен командиром Армянского авиаотряда до приезда Гуляна.

Меньшевистская Грузия в руках империалистов Англии, Франции и США была самым удобным местом, откуда можно было организовать новый авантюристический поход на Советскую Армению, Азербайджан и Россию. В Ливане в 1921 г. страны Антанты признали меньшевистское правительство «де-юре». «Верховный комиссар» Франции А. Шевалье, прибывший в Грузию в декабре 1920 г. заявил, что интересы всего мира требуют свержения Советской власти в Азербайджане и в Армении, и обещал меньшевистскому правительству вооруженную помощь7.

Правительство Советской России в специальном обращении к рабочим стран Антанты 18 ноября 1920 г. разоблачило тайные сговоры грузинских меньшевиков.

В ночь с 11 на 12 февраля 1921 г. грузинский народ Лорийского района поднял восстание. Это выступление было поддержано повстанцами Горийского, Дюшетского, Лечхумского уездов, Мегрелии, Гурии, Абхазии. Трудящиеся Грузии создали орган революционной власти — Военно-революционный комитет, в состав которого вошли испытанные большевики Ф. Махарадзе, С. Кавтарадзе, Ш. Элиава, А. Гегечкори, С. Тодрия, А. Назаретян, В. Квиркелия и другие.

Ревком Грузии от имени восставшего народа обратился к Советскому правительству с просьбой помочь в борьбе с контрреволюцией. По решению ЦК РКП(б) и Советского правительства для оказания помощи в Грузию была направлена XI Армия. В это время 1-й истребительский авиационный дивизион под командованием тогда уже орденоносца — героя гражданской войны (ныне генерал-майора запаса) И. К. Спатареля находился в Кюрдамире. Туда и был в начале января направлен А. В. Гулян. Дивизион и другие авиаотряды по заданию командования поддерживали наступательные действия XI Армии. Самые активные действия дивизион начал с 21 февраля 1921 г. с аэродрома Акстафа. В эти дни погода была не летная. Шли дожди, аэродром раскис, самолеты с трудом отрывались от земли.

Летчики рисковали жизнью при каждом взлете и посадке, особенно если учесть, что самолеты в дивизионе уже были изношены за 4 года войны. И тем не менее боевой приказ, как всегда, летчики выполняли точно. В этом дивизионе были такие прославленные летчики, как В. Л. Мельников, Б. Н. Кудрин, А. Петренко и др.

А. Гулян вместе со своими боевыми товарищами вылетал ежедневно и доставлял командованию ценные разведывательные данные. В результате действий авиации с наземными войсками был освобожден Тифлис от меньшевиков.

Наступление наших войск продолжалось. Штаб XI армии поставил перед летчиками задачу: отыскать главные силы противника, их оборонительные рубежи и срочно доложить. Эту задачу выполнили блестяще летчики В. Мельников и Б. Кудрин. Одновременно разведку другого района вел А. Гулян. Несмотря на плохие метеоусловия в горах, обстрел самолета сильным ружейно-пулеметным огнем, Гулян также отлично справился с выполнением боевого задания, за что получил благодарность от начальника авиадивизиона И. К. Спатареля.

Наступающие части Красной Армии при помощи авиации полностью разгромили численно превосходящую армию меньшевистской Грузии. А 25 февраля 1921 г. Г. К. Орджоникидзе телеграфировал В. И. Ленину: «Над Тифлисом реет Красное Знамя Советской власти. Да здравствует Советская Грузия!».

Военком Ратнек издал приказ по группе войск Тифлисского направления, в котором отмечалось, что «все командиры, комиссары летчики и красноармейцы в боях под Тифлисом действительно заслужили звание Красных орлов Кавказа. Слава им»8.

«Вступление Красных войск бурно приветствовало население. На улицах и площадях Тифлиса скопилась огромная толпа, которая криками выражала свою радость вступающим в город Красным героям, принесшим с собой знамя Советской власти»9.

Авиадивизион наутро 26 февраля совершил посадку на Навтлугский аэродром близ Тифлиса и стал вести разведку в направлении Батуми и Кутаиси, куда отступили меньшевистские войска. 21 марта 1921 г. советские войска совместно с партизанами освободили г. Батуми от меньшевистских и турецких войск. Так позорно закончилась попытка грузинских меньшевиков при помощи Антанты утвердить свое господство в Грузии. Однако, в горах Сванетии, Хевсурии, в Гурии и в других районах Грузии оставались банды грузинских меньшевиков и давали о себе знать. Гуляну и его товарищам не раз приходилось летать на поиски этих банд, бомбить их расположение и вести с воздуха пулеметный огонь. Данные воздушной разведки были использованы наземными частями в борьбе против этих банд.

Когда возникло мусаватистское восстание в районе Елизаветполя (ныне Кировобад) и других пунктах Азербайджана, Гулян участвовал в боях по уничтожению мусаватистских банд. Несколько боевых вылетов он совершил в горах Зангезура по разведке дашнакских банд. Всего в боях на Закавказском фронте А. Гулян совершил более 130 боевых вылетов, за что неоднократно получал благодарности, денежные вознаграждения и ценные подарки от командования XI Армии. Артур Гулян в бою всегда проявлял смелость и находчивость. Он умело преодолевал обстрел с земли по самолету. Летая в сложных метеорологических условиях всегда добывал ценные сведения о противнике. Это характеризует его как первоклассного летчика и отважного человека. Был случай, когда он обнаружил большую банду и сбросил написанное им самим ультимативное письмо: «Если не сдадитесь, будете уничтожены. Сдавайтесь и идите по ущелью на восток с поднятым белым полотном». Этот ультиматум сильно подействовал на солдат. Они перебили своих руководителей и сдались советским войскам северо-западнее Гянджи.

После разгрома банд мусаватистов и дашнаков А. Гулян вернулся в Эривань и стал командовать Армянским авиаотрядом. В отряде в это время произошла реорганизация, Часть бывших офицеров 3-го Кавказского авиаотряда демобилизовалась. В отряде имевшиеся три старых самолета разного типа пришли совершенно в негодность. Гулян со своими планами по вопросу укомплектования отряда летно-техническим составом и новыми самолетами обратился к Александру Мясникяну. Мясникян очень любил А. Гуляна за его смелость, расчетливость и трезвый ум. Выслушав его, он как член Военного совета обратился к начальнику Военно-воздушных сил Красной Армии. Начальник Военно-воздушных сил одобрил предложение Мясникяна и разрешил отряду выехать в Москву для переформирования и получения самолетов. Это решение очень обрадовало Гуляна и комиссара отряда А. Н. Рафаэлянца.

В Москве личный состав Армянского авиаотряда встретили работники армянского постпредства во главе со старым большевиком соратником В. Ленина и Ст. Шаумяна Сааком Мирзоевичем Тер-Габриеляном10. Для отряда были подготовлены помещения в Лазаревском институте. Через начальника ВВС Красной Армии Тер-Габриелян добился получения самолетов для отряда из Калинина (Тверь) и из Горького (Нижний Новгород). Самолеты были доставлены механиком авиаотряда С. Багдасаровым в Москву на аэродром Ходынка. В Москве были приняты в отряд ряд летчиков, служившие с Гуляном еще в Эривани. К началу 1922 г. отряд имел следующий состав: командир А. В. Гулян, комиссар А. Н. Рафаэлянц, парторг, он же старший моторист, Волобуев; летчики: П. Вержбицкий, Г. Ф. Натаров, Г. В. Григорьев, С. Я. Бразас, Я. Садовский, П. И. Некрасов, Г. К. Горбань; штурман отряда Н. Зайничиковский; летнабы В. Абовян, И. Ефимов, Н. Нуров11. Отряд был укомплектован мотористами, механиками и другими штабными работниками, С. Багдасаров и С. Егиазарян возглавили учебу технического состава и подготовку самолетов к полету. А. Гулян и Я. Садовский начали тренировать летный состав на полученных самолетах.

Первый армянский авиационный отряд, 1922 г. (В шубе — сидит В. Гулян, справа от него поспред. Армении С.М. Тер-Габриелян, Справа первый сидит комиссар отряда А. Н. Рафаэлянц).

Первый армянский авиационный отряд, 1922 г. (В шубе — сидит В. Гулян, справа от него поспред. Армении С.М. Тер-Габриелян, Справа первый сидит комиссар отряда А. Н. Рафаэлянц).

Вскоре значительно возросла летно-техническая готовность отряда. Летчики летали как отдельно, так и в группе на разных высотах. Саак Мирзоевич нередко присутствовал на полетах. И когда инспекторы ВВС проверили каждого летчика в воздухе, а инженеры — работу технического состава, был издан приказ по ВВС Красной Армии, что отряд подготовлен для ведения учебно-боевой работы на отлично и может быть направлен на место постоянного базирования в Эривань.

В 1922 г. отряд отбыл из Москвы. Благодаря Сааку Мирзоевичу отряд вез в Армению все необходимое: самолеты, запасные части, моторы, оружие, боеприпасы, обмундирование. В двух пульмановских вагонах по поручению Тер-Габриеляна Гулян и Рафаэлянц везли также ценности Эчмиадзина и Матенадарана, которые в 1916 году, были спасены от разграбления. По пути, в Ростове, к эшелону прицепили еще два вагона с ценностями музеев Армении. В Тифлисе отряд был встречен С. Кировым, С. Орджоникидзе, А. Мясникяном и Г. Атарбековым. Они поблагодарили летный и технический состав за полученную высокую оценку от ВВС Красной Армии. Отряду было разрешено побыть три дня в Тифлисе и выехать в Эривань.

Прибыв в Эривань, Гулян и Рафаэлянц сдали все привезенные ценности Эчмиадзина и армянских музеев комиссии под председательством художника Мартироса Сарьяна.

Отряд приступил к продолжению учебы. Но Гуляну недолго пришлось быть в отряде. Ему, как опытному летчику, вместе с Нуровым и Вержбицким приказали перелететь в Тифлис и участвовать в подавлении меньшевистского восстания в горах Грузии. Летчики армянского авиаотряда приняли активное участие во всех проводимых операциях наземных войск.

Вскоре А. Гулян был отозван в Москву и направлен в Китай в распоряжение Сун-ят-Сена в качестве советника по организации китайской авиации. Проработав там 3 месяца, по болезни он вернулся в Москву. После лечения 15 декабря 1923 г. Гулян был зачислен в тренировочную эскадрилью, где обучался полетам на немецких самолетах «Ю-13» и «Ю-21». После окончания учебы он был оставлен в эскадрилье в качестве летчика-инструктора и обучал летный состав полетам на новых самолетах. Много прекрасных летчиков он подготовил, которые командовали авиачастями Красной Армии в борьбе с басмачеством в Туркестане.

В январе 1925 г. А. Гулян был командирован в 14-й авиаотряд для переподготовки летчиков на самолетах «Ю-21». Гулян не мог спокойно смотреть на то, как в Средней Азии басмачи, бесчинствуя, мешали народу заняться мирной жизнью. Он подал рапорт командующему ВВС, чтобы его направили в Туркестан.

А. В. Гулян и летчик А. Туманский. Ташкент, 1925 г.

А. В. Гулян и летчик А. Туманский. Ташкент, 1925 г.

В марте 1925 г. группа летчиков во главе с А. Гуляном (А. В. Туманский, А. К. Переготь, В. Шкапа, летнаб Янко) были отправлены в г. Ташкент. Здесь Артур Васильевич умело переучивал летный состав для полетов на самолетах «Ю-13» и «Ю-21». Он передавал им свой богатый боевой опыт, приобретенный во Франции и в Закавказье. Он учил летчиков тактике штурмовки конницы противника. Вскоре сам Гулян включился в боевую работу. В своих воспоминаниях бывший командующий Воздушными силами Туркестанского фронта А. Н. Афанасьев писал: «Когда к нам в Ташкент прибыли выдающиеся летчики, активные участники империалистической и гражданской войны Гулян-Рильский, Алексей Туманский и другие, авиация фронта ожила. Все наши летчики были переучены на более современную матчасть. Они не только научили их летать, бомбить и стрелять с самолета по наземным целям, но и одновременно передавали им свой богатый боевой опыт. Наша авиация стала оказывать более существенную помощь наземным войскам как в обеспечении их разведывательными данными о противнике, так и в боевом взаимодействии авиации с пехотой и кавалерией. Часто по долгу службы бывая на аэродроме, где Гулян проводил переучивание летчиков и занятия по боевому применению авиации против конницы в условиях Средней Азии, я в нем заметил высокие летные и командирские качества. Он произвел на меня большое впечатление своими незаурядными знаниями летного дела, аэродинамики и боевого применения авиации. Он имел высокие моральные и политические качества. Я никогда его не видел унылым. Он был жизнерадостным, веселым, скромным, дисциплинированным человеком. Я наблюдал и радовался тому, что в нашей интернациональной семье авиаторов был человек — летчик-командир, пользовавшийся исключительно высоким авторитетом и уважением среди летно-технического состава и членов их семей.

Как командир он был требовательным к себе и к подчиненным. Всегда сам выполнял точно, вовремя все приказания и требовал от своих подчиненных выполнять их так же. Во всем он воспитывал своих подчиненных личным примером и хорошим советом. Из-за его высоких летных, командирских и человеческих качеств я назначил его своим шеф-пилотом и поручил ему возить командующего фронтом, членов военного совета, членов правительства и других ответственных офицеров и работников руководящих партийных и советских органов.

В 1926 году после инспекторской проверки войск командующим Туркестанским фронтом Аксевтевским был парад войск. Для показа войскам боевого искусства авиации и мастерства летчиков, я приказал Гуляну-Рильскому и Туманскому во время прохождения войск торжественным маршем мимо правительственной трибуны на высоте 1000 метров продемонстрировать технику высшего пилотажа на самолете «Ю-21». Вдруг на высоте 200 метров над трибуной пронеслись 2 самолета и тут же начали набирать высоту и расходиться по сторонам, выполняя каскады высшего пилотажа. Гулян изумительно выполнял «мертвые петли», «бочки», «иммельманы» и вдруг штопором пошел вниз. На трибуне все считали виток за витком: восемь—десять—тринадцать и вдруг на высоте 200 метров самолет вышел из штопора, набрал высоту и снова повторил все под бурные аплодисменты присутствующих. Потом снизился до 50 метров, бреющим полетом прошел над трибуной и, совершив несколько восходящих «бочек», направился на аэродром. Это была демонстрация не только качества самолета, но и высокого летного мастерства самого летчика А. Гуляна, который своим полетом покорил всех присутствующих. Командующий фронтом наградил Гуляна и Туманского именными золотыми часами».

Т. Афанасьев рассказал много боевых эпизодов из жизни Артура Гуляна. «Однажды, в 1925 г.— вспоминает он,— нашим летчикам вместе с Артуром Васильевичем и с наземными войсками пришлось участвовать в разгроме иранских и басмаческих войск, вторгшихся в Советский Туркестан. У иранцев было много самолетов с немецкими летчиками. Бой был на земле и в воздухе в районе реки Отрек. Наша авиация базировалась на аэродроме Гасан-Кули. Летчики отряда быстро отучили немцев летать на советскую территорию. В воздушных боях особо отличался А. Гулян. Он часто вступал в бои с немецкими летчиками. При виде его самолета они старались скрыться в облаках, избежать боя».

Часто кавалеристы и пехотинцы, видя как советские летчики преследуют воздушного противника, сами воодушевлялись и переходили в атаку. Несмотря на прекрасное вооружение ирано-басмаческих войск, они все же не выдерживали натиска наших и, бросая оружие, обращались в бегство или сдавались в плен. За проявленное мужество и отвагу в боях против ирано-басмаческих войск и против немецкой авиации командующий Туркестанским фронтом объявил благодарность и наградил А. Гуляна ценным подарком. Были награждены и летчики его звена. На полученном Гуляном серебряном портсигаре была золотая монограмма и надпись: «Смелому, отважному воздушному бойцу Гуляну-Рильскому от Реввоенсовета фронта».

Летный состав — участники борьбы с басмачами в Туркестане (в центре в куртке командующий ВВС Туркестана Т. Афанасьев, слева от него — А. Гулян, 1926 г.).

Летный состав — участники борьбы с басмачами в Туркестане (в центре в куртке командующий ВВС Туркестана Т. Афанасьев, слева от него — А. Гулян, 1926 г.).

В 1925—1926 гг. Гуляну много пришлось участвовать в боях, в розыске, преследовании и уничтожении банд Ибрагим-бека. Полеты совершались с аэродрома Душамбе. Часто А. Гулян проводил разведку далеко от аэродрома в песках Кара-Кума и Кзылкума. Он умело выполнял ответственные боевые задания. Примечательно следующее. Как только Гулян обнаруживал отряды басмачей и устанавливал направление их движения, он возвращался, брал с собой на самолет несколько бойцов с пулеметами и боеприпасами и вылетал туда. Гулян смело совершал посадку близ путей их движения. Пулеметчики устраивали засаду и ждали приближения противника. Как только они подходили к засаде, пулеметчики открывали огонь. С воздуха на врага обрушивался бомбами и пулеметным огнем Гулян со своим звеном.

Басмачи, изучив тактику Гуляна и других летчиков Туркестанского фронта, стали охотиться за ними. Однажды они ружейно-пулеметным огнем подбили самолет летчиков Ташаузского гарнизона П. М. Фокина и Н. В. Смирнова. Летчики совершили вынужденную посадку в песках недалеко от противника. Басмачи окружили их. Долго шла перестрелка. Наконец раненые летчики последними патронами застрелились. Отряд советских летчиков во главе с Гуляном и наши кавалеристы нагнали эту банду и почти полностью уничтожили. Ныне в городе Ташаузе у моста сооружен памятник бойцам и командирам, погибшим в боях против басмачества.

Руководители бандитских шаек дорого оценили голову каждого летчика. В частности за голову Гуляна было назначено вознаграждение в 10 тысяч рублей золотом. В объявлении говорилось: «Кто доставит летчика Гуляна живым или мертвым, или собьет его «шайтан арабу»12— получит 10 тысяч рублей золотом». Многие басмачи охотились за ним. Нередко они пытались незаметно пробраться на аэродром и поджечь самолеты, но бдительность летного состава и населения предотвращала все диверсионные вылазки бандитов.

В 1926 г. в одном из боев Артур Васильевич еще раз особо отличился. Когда большая группа басмачей стремительной атакой пыталась уничтожить небольшой гарнизон красноармейцев, Гулян подоспел вовремя. Он с низкой высоты метко пробомбил расположение противника. От взрывов бомб кони с всадниками стали панически разбегаться. Со второго и последующих заходов Гулян стал обстреливать группы всадников. В это время красноармейцы и дружинники, заняв удобные позиции, стали добивать оставшиеся группы противника. За этот подвиг командующий ВВС тов. Афанасьев наградил Гуляна именным маузером и грамотой.

В марте 1926 г. в Термез прибыл инспектор кавалерии Красной Армии прославленный герой гражданской войны Семен Михайлович Буденный. Он производил осмотр войск фронта, в частности кавалерийской бригады, которой командовал гроза басмачей комбриг Яков Мелкумов. После осмотра состоялся митинг. На митинге С. М. Буденный от имени Центрального Комитета партии и Советского правительства выразил надежду, что народ и армия в этом году полностью разделаются с врагом и обеспечат мирное строительство социализма в Средней Азии.

На этом митинге присутствовал и Гулян с летчиками 2-го и 4-го авиаотрядов. По возвращении в авиагарнизон командиры отрядов собрали летный состав и стали разрабатывать план взаимодействия с красными конниками по разгрому банд басмачей в ближайших к Термезу районах. В своем письме от 14 апреля 1961 г. автору настоящей книги командир Отдельной Туркестанской бригады Яков Мелкумов вспоминает: «Из Термеза полки походным порядком пошли в Курчен-Тюбе, который входил в боевой район нашей бригады. С. М. Буденный участвовал в походе полков. Его теплое напутствие согревало сердца бойцов. Бригаду поддерживала с воздуха и прикрывала наше движение красная авиация. Летчики часто приземлялись вблизи расположения кавалерии, передавали разведывательные данные, получали донесения, новые задания и снова взлетали. Авиация нам крепко помогла как в походе, так и в бою». Гулян тоже часто вылетал на разведку с офицерами штаба бригады, с начальниками штабов полков, а иногда и с командирами полков. Благодаря хорошему взаимодействию авиации с наземными войсками, бригада комбрига Мелкумова разбила банды. После этого наступило на некоторое время затишье. Об этом периоде генерал-майор авиации Афанасьев вспоминает: «Артур Васильевич много работал со своими подчиненными и помогал командирам других звеньев. На партийных и общих собраниях он выступал со страстью и огоньком, со знанием дела. Своими выступлениями он зажигал присутствующих. Его боевая деятельность, кипучая воспитательная работа и большая любовь к родине снискали ему огромный авторитет.

Однажды экипаж Гуляна вылетел на выполнение особо важного задания командования фронта, имея на борту офицеров штаба фронта. Во время полетов над песками Ак-Кума внезапно стало падать давление масла, и мотор стал нагреваться. Гулян сбавил обороты и совершил вынужденную посадку в песках. Посадка была удачная. Гулян и Федоров принялись выяснять причину неисправности. Леденовский и офицеры штаба организовали оборону у самолета, зная о том, что где-то поблизости орудует банда басмачей. Гулян и Федоров устранили неисправность. Пока они наливали масло из резервного бачка в основной бак самолета, на горизонте появилась банда басмачей.

Горячий песок жег ноги. Пот лился градом. Надо было до подхода басмачей запустить мотор и взлететь, чтобы не быть захваченными в плен или убитыми. У штабных офицеров были ценные документы и огромная сумма денег. Гулян быстро закончил работу, приказал всем занять свои места, запустил двигатель, развернул самолет в сторону надвигающихся на них конников и поднялся в воздух. Басмачи открыли огонь по самолету. Но было поздно. Гулян, набрав высоту, зашел над группой басмачей. Леденовский из пулемета открыл огонь по врагу. После двух успешных заходов и обстрелов Гулян взял курс на Термез и выполнил задание командования. Высокая техническая подготовка, хладнокровие и выдержка Гуляна и на этот раз привели его к успеху».

Бывший начальник Добролета Средней Азии Абрам Моисеевич Черняков рассказывал о Гуляне: «Я хорошо знал Гуляна-Рильского, так как он часто бывал у нас в отряде, проводил занятия, а иногда вместе с нашими летчиками вылетал на боевые задания. С ним летали М. Т. Слепнев (один из первых Героев Советского Союза), Н. В. Смирнов, Э. И. Шварц, В. Г. Левченко, С. М. Семенов, Я. Г. Пауль, П. А. Семенов и др. Он им передавал свой огромный боевой опыт.

Гулян был отличным боевым летчиком и прекрасным человеком. Мы часто восхищались его смелыми, хорошо продуманными полетами. Он иногда один делал все, что могло сделать целое звено. Его боевой дух и смелость, его тактику в бою перенимали летчики наших подразделений гражданской авиации, так как нам не только приходилось летать по перевозке пассажиров, почты, груза, перевозить раненых, но и выполнять боевые задания командования фронта».

Начальник аэропорта г. Ташкента, бывший бортмеханик самолетов гражданской авиации Константин Александрович Знаменский также вспоминает о Гуляне: «Помню, когда с 1 по 15 октября 1925 г. со своим звеном Артур Васильевич проводил боевую работу. Он тогда за 15 дней сам совершил 49 боевых вылетов и налетал 132 ч. 15 м. Я вел тогда учет боевой работы их звена. Он летал на разведку и бомбардировку банд басмачей. Вся его работа велась в тесном взаимодействии с наземными войсками. Летчики восхищались его смелостью и расчетливостью. Например, 11 октября 1925 г. командир звена Гулян-Рильский с летнабом Дистановым совершили в течение дня 3 боевых вылета с заданием бомбардировки и обстрела с воздуха шайки Курбаша Турды-Токсабая. При первом же полете самолет получил 11 пробоин. Невзирая на повреждение самолета, Артур Васильевич и Дистанов до наступления темноты преследовали и расстреливали банду. Помню его прекрасную работу в период маневров Туркестанского фронта. При подведении итогов командующий фронтом Михаил Васильевич Фрунзе вынес Гуляну благодарность». Об А. В. Гуляне вспоминают и рассказывают многие его боевые друзья: Герой Советского Союза М. Т. Слепнев, С. А. Шестаков, П. Д. Иванов, Н. Н. Баранов, Н. В. Смирнов, Э. И. Шварц, Я. Г. Пауль и другие. Все они восхищаются боевой деятельностью Артура Васильевича. В 1927 г. с территории Афганистана, вооружившись за счет англичан, басмаческие банды под командованием матерого врага Среднеазиатских народов Джунаид-хана вторглись на территорию Туркестана. На своем пути они уничтожали всех, кто в чем-либо оказывал помощь Советской власти. Авиаразведка установила движение этой банды к Ташаузу. 22 сентября 2 экипажа под командованием Петрова и Гуляна с летнабом Фомиченко и Леденевским вылетели в Ташауз для оказания помощи местному авиагарнизону в борьбе против Джунаид-хана. Экипажи вошли в оперативное подчинение командования 83-го кавалерийского полка. В эти дни Джунаид-хан имел более 300 хорошо вооруженных всадников против 80 наших бойцов. Обнаглевшие басмачи, зная об этом, атаковали кавотряд и советизированный кишлак Ходжа-Кумбет. В этой обстановке наш отряд, пренебрегая опасностью, героически сражался. Летчики Петров и Гулян поддерживали смелые контратаки советских конников. Враг, не выдержав, отступил. 27 сентября 1927 г. кавотряд при поддержке авиации вновь атаковал большую банду Джунаид-хана. С севера должен был подойти отряд добровольцев. По разным причинам отряд добровольцев своевременно к банде не подошел. Кавотряд попал под сильный обстрел басмачей, засевших в арыках и окопах. Неожиданно над полем боя появился самолет «Ю-21», ведомый командиром отряда Петровым и летнабом Леденовским и «Ю-13», ведомый Гуляном-Рильским и летнабом Фомиченко. Красные соколы снизились до 400—500 метров и смело атаковали банду. Штурмовые налеты продолжались в течение 20—25 минут. В результате басмачи, спасаясь, бросились врассыпную.

Несмотря на сигналы самолетов, чтобы кавотряд преследовал противника, командир не решился на это. Тогда самолеты ушли на аэродром для пополнения боезапасов. В это время противник, оправившийся от налетов летчиков, сам атаковал кавотряд, который стал отступать под давлением превосходящих сил. Вернувшиеся на место боя самолеты увидели тяжелое положение кавотряда. Вновь энергично с малой высоты атаковали они банду и рассеивая ее, дали возможность отступить отряду и занять удобные позиции у кишлака Ходжа-Кумбет13.

Благодаря героическим действиям обоих экипажей много басмачей погибло от меткого воздушного огня. Противник в панике отступил далеко от места боев и не решался возобновлять свои атаки.

Вскоре Джунаид-хан получил новое подкрепление от англичан. Ему доставили несколько зенитных пулеметов и другое вооружение. 2-го октября противник снова атаковал кишлак Ходжа-Кумбет (в 15 км. южнее г. Ташауз). На помощь снова вылетели самолеты Петрова и Гуляна-Риль-ского. Летчики мужественными атаками рассеяли банду. Повторяя атаки, самолеты поддерживали защитников кишлака и помогли отряду отбиться от банды. В тот же день во время бомбометания и обстрела самолет «Ю-13», управляемый летчиком Гуляном-Рильским, летнабом Фомиченко и бортмехаником Козловым был подбит басмачами. Вынужденно приземлившись в расположении банд, экипаж самолета после кровопролитного боя с басмачами погиб. Трупы летчиков вместе с самолетом были сожжены басмачами14.

Многие очевидцы помнят эту трагическую гибель. Начальник Центрального Госархива Ташкента тов. Л. Малярж сообщил: «Один из старых жителей Ташауза т. Рязанов А. Р. рассказал о том, что весь округ в октябре 1927 года был взволнован гибелью самолета в бою против банд Джунаид-хана. Самолет очень снизился и обстреливал противника. Банды подбили его выстрелами из винтовок и пулеметов. Это было в районе кишлака Ходжа-Кумбет Тахтинского района… Самолет приземлился. Летчики отстреливались из пулемета. Раненные, они потом застрелились. Бандиты привязали трупы к самолету, облили бензином и подожгли. Останки летчиков после разгрома банды перевезли в Ташауз и захоронили около моста. Пропеллер от самолета долго стоял на их могиле».

По рассказам летчиков из 2-й и 4-й авиаотрядов бандиты опознали труп Гуляна. Так трагически оборвалась жизнь одного из выдающихся советских летчиков, отважного сына армянского народа А. В. Гуляна. Впоследствии останки Гуляна со всеми воинскими почестями были похоронены в Ташаузе.

В журнале «Вестник воздушного флота» по поводу смерти Гуляна был помещен некролог.

«Тов. Артур Гулян (Рильский) 1895—1927 год.

2-го октября трагически погиб один из отважных летчиков Советского Союза — летчик Артур Рильский…

Как-то не верится, что его нет среди нас, что оборвалась жизнь, столь нужная молодой советской авиации.

Покойный тов. А. Мясникян ценил т. Гуляна — отличного летчика, талантливого организатора.

В советской авиации тов. Артура знают по его многим ответственным боевым полетам.

Тов. Рильский участвовал в усмирении нескольких контрреволюционных восстаний на Кавказе в период гражданской войны. В последние годы тов. Рильский служил в Туркестане, где он пал на боевом посту смертью героя. За проявленную доблесть т. Гулян-Рильский представлен к боевому ордену Красного знамени. Ст. летчик-наблюдатель Н-ов»15.

Летчики Туркестана и кавалерийская бригада под командованием комбрига Якова Мелкумова отомстили за смерть своего товарища. Банды Джунаид-хана и других во всей Средней Азии были уничтожены.

Источники:

  • X. С. Петросянц «В рядах советских авиаторов». — Ереван: «Айастан», 1969 — 310 с., ил.
Примечания:
  1. См. Переписку начальника Военно-воздушного флота и Совнаркома Армении по этому вопросу ф. 4/144, оп. 1, дд. 21, 19, 20, 23. []
  2. В это время в Карсе из остатков 2-го Карсского отряда летчик Михаил Сундукян организовал армянский авиаотряд, который почти бездействовал, т. к. не имел ни одного исправного самолета. Полученный им в Тифлисе еще один самолет при посадке на Карсский аэродром разбился. []
  3. Михаил Сундукян учился теории авиации на курсах в Москве у Н. Е Жуковского. После окончания курсов его отправили по Францию. Окончив там обучение летному делу, он после Октябрьской революции вернулся в Россию и был направлен на Кавказ, в Баку. После падения Бакинской коммуны Сундукян приехал в Ереван, а оттуда — в Карс. После установления Советской власти в Армении он был демобилизован. В 1923 г. Сундукян переехал в Тифлис и до последних дней жизни работал инженером на заводе. []
  4. Центральный гос. архив Армении, ф. 68/200, д. 312, л. 404. []
  5. О героической гибели Г. Ервандяна и П. Погосяна сообщил автору Г. К. Иванов — персональный пенсионер, проживающий ныне-в г. Тбилиси. []
  6. Архив Министерства обороны СССР, ф. б/12, к. 617, д. 260859, лл. 1—8. Личное дело А. В. Гуляна, []
  7. См. Г. В. Хачапуридзе. Борьба грузинского народа за установление Советской власти. М., 1956, стр. 243. []
  8. ЦГАСА, ф. 128, оп. 1, д. 297, л. 102. []
  9. ЦГАСА, ф. 195, оп. 4, д. 132, л. 14. []
  10. Тер-Габриелян был назначен постпредом Армении в Москве 25 декабря 1920 г. []
  11. ЦГАСА, ф. 29, оп. 5, д, 64. []
  12. Самолет Гуляна басмачи называли «шайтан-арабой», т. е. мертвой телегой. []
  13. См. ЦГАСА, ф. 29, оп. 7, л. 51. []
  14. Там же, л. 52. []
  15. «Вестник Воздушного флота», М., 1927, № 12. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image