Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Первая в России дипломированная женщина-пилот

Первой в России профессиональной летчицей была Лидия Виссарионовна Зверева. Ее диплом под номером 31, удостоверяющий звание пилота-авиатора, — первый, полученный русской женщиной. Церемония его вручения состоялась в ноябре 1911 года на Литейном проспекте в Петербурге во Всесоюзном аэроклубе. Под аплодисменты присутствующих полковник Найденов поздравил девушку с успешным окончанием аэроклуба, пожелал ей счастья и удачи.

Диплом пилота авиатора (береве) Лидии Зеверевой

Диплом пилота авиатора (береве) Лидии Зеверевой

Диплом пилота-авиатора давал Лидии право летать на всех существующих в то время в России самолетах и участвовать в воздушных аттракционах. Тогда русские авиаторы делали в небе первые робкие шаги. Каждый полет был событием, нес в себе массу тайн и был небезопасным. К тому же его характеристики были не изучены, не проверены, особенно пугал пилотов штопор, так как не существовало еще методики вывода самолетов из него. В 1916 году впервые в мире теоретически обосновал и практически выполнил штопор известный русский летчик капитан Константин Арце-улов. Освоение этой фигуры пилотажа явилось одной из важнейших вех в обеспечении безопасности полетов.

В то время парашютов на самолетах не было, что приравнивало полеты к цирковым трюкам под куполом неба без страховки.

В 21 год Лидия Зверева поступает в авиационную школу Первого российского товарищества воздухоплавания «Гамаюн». Все знавшие ее посмеивались: «Ничего, скоро увлечение небом пройдет!» В школе тягу к авиации поддержал инструктор Иван Слюсаренко. Он всей душой понимал ее мечту летать и помог доказать, что она не случайный человек в авиации. Во многом благодаря ему полеты стали для Лидии смыслом жизни. Обучение осложнялось тем, что в школе был всего один аэроплан. Только успев взлететь, приходилось приземляться, и тем не менее мгновения в воздухе давали такой высокий душевный настрой, что никакие силы не могли преодолеть тяги к небу. Даже гибель друзей не останавливала летчиков. Как вспоминал потом Слюсаренко, его ученица еще в школе стала летать лучше многих мужчин и уже в первом полете проявила завидную выдержку и самообладание.

А полет тот мог закончиться трагически. Едва Лидия взлетела, как над ее головой появился военный самолет «Фарман», который шел на посадку. Лидия не растерялась, тут же направила свой самолет вниз и четко осуществила посадку. Все, кто наблюдал за взлетом, только успели ахнуть, так как столкновение в воздухе было просто неизбежным. Отлегло от сердца и у инструктора. Осмотрели самолет — исправен, все в норме, и командование разрешило Лидии выполнить повторно полет. На этот раз он длился 20 минут на 20-метровой высоте.

Потом она летала каждый день, осваивая сложнейшие элементы полета. Одновременно с ней в авиационной школе летал Константин Арцеулов, один из самых известных летчиков России. Позднее он писал о Лидии Виссарионовне: «Зверева летала смело и решительно, я помню, как все обращали внимание на ее мастерские полеты, в том числе и высотные. А ведь в то время не все даже бывалые летчики рисковали подниматься на большую высоту».

Еще до получения диплома пилота-авиатора Иван Сергеевич Слюсаренко предложил своей ученице принять участие в показательном перелете по маршруту Петербург — Москва. Лидия согласилась.

Лидия Зверева с мужем Иваном Слюсаренко

Лидия Зверева с мужем Иваном Слюсаренко

Утром 21 июля 1911 года самолет, принадлежавший школе, взял курс на Москву вдоль Московского шоссе. Но как только они отошли от Петербурга и стали набирать высоту, начались перебои в работе мотора. Он буквально захлебывался. Во избежание вынужденной посадки пришлось возвращаться. Вторично Лидия не полетела. Место у штурвала занял владелец нового мотора Шиманский, однако где-то в середине маршрута самолет упал на лес и сгорел. Шиманский погиб, а Слюсаренко с многочисленными ушибами и переломами был доставлен в госпиталь. Как только он поправился, его полеты с Лидией возобновились.

А вскоре Слюсаренко стал мужем Лидии. К ежедневным полетам добавились хлопоты по дому, кроме того, чтобы летать самостоятельно, участвовать в показательных выступлениях, нужно было платить огромный залог владельцам самолетов, организаторам выступлений. Только по этой причине Лидия не смогла принять участие в Царскосельских состязаниях. Граф Ростовцев, исполняющий обязанности председателя президиума аэроклуба, категорически отказался помочь Зверевой, издевательски констатировав, что это, мол, не женское дело.

И все же Лидии Виссарионовне повезло. Ее пригласили в авиационное турне по Кавказу, которое должно было состояться ранней весной 1912 года. Летчики Агафонов, Евсюков, Слюсаренко и Зверева приступили к подготовке. Они ежедневно летали над Гатчиной как по одному, так и с пассажиром. Наконец, полет был подготовлен, начался перелет в Тифлис. И тут опять неудача. Шквальным ветром повредило самолет Лидии. Полет пришлось отменить, а устроители турне потребовали огромную неустойку. Пришлось в залог оставить мотор и возвратиться в Петербург.

Вот тогда-то и возникла у Лидии мысль — создать свою школу летчиков, иметь собственные самолеты и авиамастерские. 14 апреля 1912 года Зверева подписывает контракт о показательных полетах перед рижанами. Авиатриса при переезде в Ригу сильно про студилась и заболела, но выступления своего не отменила. Позже она писала: «При очень порывистом ветре, слабой тяге мотора мне пришлось выступать перед публикой. Уже в начале полета стало ясно, что обратно на скаковое поле я не попаду ввиду сильного бокового ветра, так как он мог завернуть аппарат на трибуны. А за ипподромом была большая толпа, садиться было негде. Пришлось рисковать и идти вверх, где я попала в полосу еще более сильного ветра, порывом которого и опрокинуло мой аэроплан. При ударе о землю меня выбросило вперед и придавило обломками. Кроме ушиба левой ноги и царапин, я никаких других более или менее серьезных повреждений не получила…»

А вскоре авиатрисса вновь начала летать. Ее выступления сопровождал головокружительный успех. Это помогло ей осуществить свою мечту — создать школу летчиков и авиационные мастерские. Большую поддержку оказал ей директор завода «Мотор» инженер Федор Калеп. Вскоре к ним присоединились еще несколько авиаторов, в том числе и Слюсаренко, который не сразу поверил в эту затею своей жены.

Школа летчиков открылась в апреле 1913 года на базе завода «Мотор» в г. Засенгоффе под Ригой. Началось обучение пилотов и испытание самолетов, выпускавшихся на заводе. 19 мая 1914 года — день триумфа летчицы, когда она совершила рекламный фигурный полет на моноплане «Моран». Ипподром был переполнен зрителями, огромное количество людей расположилось за оградой. В 8 часов утра авиатрисса села в самолет и, выполнив все привычные приготовления, порулила на взлет.

Лидия Зверева в окружении авиаторов Петербурга

Лидия Зверева в окружении авиаторов Петербурга перед перелетом Петербург-Москва.

Она набрала высоту 800 м и начала выполнять акробатические трюки. Уменьшив обороты двигателя, энергично перевела «Моран» на пикирование, затем, увеличив обороты до полных и набрав определенную скорость, пошла на петлю и так выполняла фигуру за фигурой. В конце выступления летчица в горизонтальном полете прошла на малой высоте над затаившей дыхание многочисленной толпой и пошла посадку прямо со спирали. Когда самолет сел, со всех сторон раздаюсь: «Первой русской авиатриссе слава, Зверевой слава!». Выпрыгнув из самолета, Лидия попала в объятия друзей, ей преподнесли лавровый венок славы, а весь путь от самолета до маленькой машины был усыпан цветами.

На следующий день газеты писали: «Госпожа Зверева останется в благодарной памяти рижан как первая из сестер Икара, познакомившая нас с высшей школой авиации».

После этого выступления Лидия Виссарионовна получила сотни поздравительных писем и телеграмм. Самым дорогим для нее было письмо знаменитого русского летчика Петра Нестерова.

Началась первая мировая война. Авиационные мастерские из-под Риги были перебазированы в Петроград и реорганизованы в небольшую авиационную фабрику. Здесь стали строить «фарманы» и «мораны» гражданского и военного назначения. Первым помощником Слюсаренко была его жена. Всего до революции фабрика Слюсаренко выпустила 80 самолетов.

Лидия Виссарионовна ушла из жизни молодой. В 25 лет 15 мая 1916 года она скончалась от тифа. Похоронили ее в Александро-Невской Лавре. И еще долго выпускники ее школы и летчики с комендантского аэродрома кружили над местом захоронения первой профессиональной летчицы дореволюционной России.

Шли годы. Молодая советская власть выдвинула лозунг: «Все на самолет». И за штурвал самолета сели тысячи советских девушек. Хотя до сегодняшнего дня и продолжают говорить, что полеты на самолетах не женское дело, женщины летали и летают наравне с мужчинами. В годы войны они защищали вместе с мужьями и братьями небо Родины, проявляя чудеса мужества и героизма. В мирное время они осваивают воздушные трассы, испытывают новую технику, летают пилотами гражданской авиации, устанавливают рекорды на международной спортивной арене. Нашим женщинам-летчицам принадлежат более 120 рекордов мира.

Женщины на равных летают крылом в крыло с мужчинами и по праву называют себя сестрами легендарного Икара.

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image