Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

Советские летчики-асы в войне КНР против Тайваня

После Великой Отечественной войны, наряду со строительством ВВС и Войск ПВО СССР, советские военные специалисты были откомандированы в Китайскую Народную Республику (КНР), образованную 1 октября 1949 года. Гражданская война, прерванная в 1937 г. вторжением на территорию Китая японских войск, во второй половине 1940-х гг. вспыхнула с новой силой. В результате власть полностью перешла в руки коммунистов. Сторонники Китайской Национальной Народной партии (Гоминьдан) во главе с генералиссимусом Чан Кайши бежали на остров Тайвань, провозгласив его независимым государством под названием «Республика Китай» (РК).

Тем временем боевые действия между КНР и РК продолжились, с использованием преимущественно воздушных сил. ВВС РК на тот момент располагали 361 самолетом, из них: 158 истребителей (в том числе P-51 «Мустанг» — 110 и Рипаблик Р-47 «Тандерболт» — 48), 65 бомбардировщиков (из них B-24 — 21, B-25 — 28 и Дэ Хэвилленд «Москито» — 16), 16 самолетов-разведчиков и 1 транспортный самолет[1].

Воздушные силы КНР были ограничены лишь 113 боевыми самолетами, частью захваченными в ходе гражданской войны (в том числе P-47, P-51, В-25), частью переданными Советской армией из числа японских трофеев. Однако большинство из них были в неудовлетворительном техническом состоянии. Кроме того, ощущался острый недостаток в подготовленных летных экипажах. Таким образом, ВВС Китайской Народной Республики имели крайне низкую боеспособность и не могли организовать достойное сопротивление. То же самое касалось зенитной артиллерии.

Имея превосходство в воздухе, гоминьдановская авиация, базировавшаяся на о. Тайвань и Чжуашаньском архипелаге, подвергла периодическим интенсивным бомбардировкам промышленные объекты, электростанции, железнодорожные узлы и аэродромы КНР, города Шанхай, Нанкин, Сюйчжоу, а также места дислокации подразделений Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в районе населенного пункта Нинбо.

Не имея возможности дать должный отпор, правительство КНР обратилось за помощью к СССР. Совет Министров Союза ССР 19 сентября 1949 г. принял решение послать в Китай военных специалистов, подбор которых проводился заранее. В конце сентября в Пекине уже работал главный военный советник и одновременно военный атташе в Китае генерал-лейтенант П.М. Котов-Легоньков со своим аппаратом, куда входили заместитель главного советника и старшие советники по основным родам войск. К 7 октября были подобраны специалисты для создания шести летно-технических школ: четырех — для истребительной авиации и двух — для бомбардировочной. Весьма скоро в каждой школе работало до 120 советских специалистов. В целом к концу декабря 1949 г. с НОАК сотрудничали 1012 военных специалистов из СССР.

В сложных условиях, преодолевая языковой барьер, группа советских военных советников в течение трех месяцев — с 1 ноября 1949 г. по 5 февраля 1950 г. — в две очереди обучила на базе Мукденского (Шэньянского) зенитно-артиллерийского училища 1386 командиров и 15 100 рядовых и сержантов для молодой НОАК. Это позволило в общей сложности сформировать 10 зенитно-артиллерийских полков, 10 дивизионов СЗА, 20 дивизионов МЗА, 20 пулеметных рот.

Большинство из них приняло участие в организации и проведении боевых действий в составе войск ПВО Шанхая, Нанкина и Сюйчжоу.

Заместитель командующего Группой советских войск в Китае по авиации генерал-лейтенант авиации С.В. Слюсарев

Заместитель командующего Группой советских войск в Китае по авиации генерал-лейтенант авиации С.В. Слюсарев

14 февраля 1950 г. был подписан очередной советско-китайский договор, в соответствии с которым Советский Союз брал на себя обязательство «оказывать помощь Китаю», в том числе военную. В тот же день постановлением Совета Министров СССР №582-227сс для организации ПВО г. Шанхай была создана Группа советских войск противовоздушной обороны (более 4 тыс. чел., руководитель — генерал-лейтенант П.Ф. Батицкий, начальник штаба — полковник Б. Высоцкий)[2].

Заместителями командующего Группой войск являлись: по авиации — Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации С.В. Слюсарев, по зенитной артиллерии – полковник С.Л. Спиридонов (командир 52-й зенитно-артиллерийской дивизии)[3].

В боевой состав Группы входили: оперативная группа (управление Группы войск, управление 106-й истребительной смешанной авиационной и 52-й зенитно-артиллерийской дивизий); 29-й гвардейский истребительный (на самолетах МиГ-15), 351-й истребительный (на самолетах Ла-11) авиационные полки; 1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк; 64-й отдельный радиотехнический батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС); 278-й, 286-й и 300-й отдельные автотехнические батальоны; отдельные радиотехническая и автомобильная кислородно-добывающая станции; 45-я отдельная рота связи и транспортная авиагруппа (на самолетах Ли-2)[4].

В распоряжении начальника советской Группы также имелись 4 китайских зенитно-артиллерийских полка смешанного состава (2-й, 3-й, 11-й и 14-й).

Основу вооружения и военной техники Группы составляли: 118 самолетов (МиГ-15 — 39 экземпляров, Ла-11 — 40 истребителей, Ту-2 — 10 бомбардировщиков, Ил-10 — 25, Ли-2 — 4 транспортных самолета), 73 прожекторных и 13 радиотехнических станций, 116 радиостанций, 31 радиоприемник и 436 единиц автотранспорта[5].

Согласно приказу Министра Вооруженных Сил СССР от 16 февраля 1950 г. №0040 район боевых действий истребительной авиации советской группировки был строго ограничен: 70 километров северо-восточнее Шанхая, Цзыйцзыюй и далее на юг о-ва Хэнша, по северному берегу залива Ханьчжоувань до города Ханчжоу.

Действия советской Группы с приданными китайскими частями в зависимости от активности противника подразделялись на два этапа.

На первом этапе (с 24 февраля по 18 мая 1950 г.) противник одиночными самолетами производил систематические разведывательные полеты в обороняемом советскими войсками районе, а также одиночными самолетами и мелкими группами пытался как днем, так и ночью совершать налеты на аэродромы и объекты Шанхая. Кроме того, гоминьдановская авиация одиночными самолетами и мелкими группами наносила воздушные удары по боевым порядкам войск НОАК на побережье. Всего противником было произведено 367 самолето-вылетов, из них 10 — ночью.

Замкомандующего по зенитной артиллерии полковник С.Л. Спиридонов

Замкомандующего по зенитной артиллерии полковник С.Л. Спиридонов

На втором этапе (с 18 мая по 20 октября 1950 г.) противник прекратил всякие полеты в обороняемом районе и только с началом военных действий в Корее производил полеты вне границ района советской Группы по маршруту Тайвань — Южная Корея — Тайвань. Гоминьдановцами было совершено только 12 самолето-вылетов, в том числе 9 ночью.

За весь период боев (с 20 февраля по 20 октября) гоминьдановская авиация потеряла 7 самолетов (В-24 — 2, В-25 — 2, «Мустанг» — 2 и «Лайтнинг» — 1), после чего налеты на Шанхай и его пригороды прекратились. Основные усилия ВВС противника были перенацелены на борьбу с наземными войсками НОАК. Они систематически вели разведку вдоль побережья, наносили удары по автоколоннам и скоплениям малоразмерных судов. Однако это не наносило существенного ущерба армии Китая[6].

Несколько воздушных побед записали на свой счет советские летчики. Осуществляя 13 марта 1950 г. патрулирование заданного воздушного сектора, звено истребителей Ла-11 (командир — старший лейтенант В. Сидоров) обнаружило южнее Сюйчжоу, где базировался 351-й иап, неприятельский средний бомбардировщик B-25 «Митчелл». Командир звена произвел две атаки с задней полусферы сверху с дистанции 800-400 метров. Подбитый самолет противника упал в горах северо-западнее Нанкина[7] (по другим данным — на берег Желтого моря в районе Ляньюнчан).

На следующий день во втором воздушном бою патрулировавшим звеном Ла-11 под командованием старшего лейтенанта П. Душина был сбит еще один самолет B-25, который с горящим мотором произвел посадку на фюзеляж в 5 километрах северо-восточнее аэродрома Сюйчжоу. Экипаж (кроме погибшего стрелка-радиста) был взят в плен. После этого случая активность воздушного противника снизилась[8].

2 апреля ВВС РК потеряли сразу два своих самолета «Мустанг», атакованных в районе северного побережья залива Ханчжоувань звеном советских истребителей (командир — капитан Н.М.Гужев).

24 апреля был открыт боевой счет на реактивных истребителях МиГ-15. В этот день заместитель командира 29-го гвардейского истребительного авиаполка майор Ю.Я. Келейников встретил над морем гоминьдановский разведчик Локхид Р-38 Lightning и подбил его. Неприятельский самолет, дотянув до одного из островов архипелага Чжоушань, упал в 150 метрах от взлетно-посадочной полосы. Позже Келейникову засчитали это как победу.

Истребитель Ла-11 ВВС КНР в атаке

Успешная атака истребителя Ла-11 ВВС НОАК

В начале мая на перехват группы четырехмоторных бомбардировщиков Консолидейтэд B-24 Liberator ВВС РК, шедших в темное время суток курсом на Шанхай, было поднято 8 ночных истребителей МиГ-15. При попадании в световое поле прожекторов ПВО самолеты противника оказались в зоне огня наших истребителей. Первый тяжелый бомбардировщик был сбит командиром эскадрильи капитаном И.И. Шинкаренко, второй — летчиками К. Румянцевым и В. Ковалевым, остальные вражеские самолеты в панике повернули назад и ушли в сторону Тайваня.

С 1 августа 1950 г. части Группы параллельно с несением боевой службы приступили к переучиванию и обучению личного состава частей ПВО НОАК на технике Группы войск[9]. При этом вся она, как и имущество группировки советских войск, в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 21 июля, позднее была передана китайской стороне.

К 19 октября вся система ПВО Шанхая была включена в состав противовоздушной обороны НОАК, а советские воинские части частично возвращены на родину, оставшиеся направлены в Северо-Восточный Китай на формирование 64-го истребительно-авиационного корпуса для участия в боевых действиях по прикрытию частей и соединений китайских добровольцев в Северной Корее.

Всего в период активной фазы военного конфликта советские авиационные части произвели: на прикрытие аэродромов и объектов Шанхая и на перехват самолетов противника — 238 самолето-вылетов; на учебно-боевую подготовку — 4 676 самолето-вылетов; на обеспечение полетов транспортной авиации — 193 самолето-вылета. В шести воздушных боях советские летчики сбили 7 самолетов противника, не потеряв при этом ни одного своего. Кроме того, китайская зенитная артиллерия уничтожила еще один самолет гоминьдановцев (Б-24)[10].

Безвозвратные потери личного состава советской Группы с февраля по октябрь 1950 г. составили 3 человека: 2 офицера (летчики Макеев и П.В. Простеряков) и 1 рядовой. За это же время в авиакатастрофах было потеряно 2 самолета (МиГ-15 и Ла-11) с гибелью летчиков.

По ошибке был сбит один самолет ВВС НОАК (Ту-2), нарушивший во время сильной облачности режим запретной зоны и подвергшийся атаке звена наших истребителей (летчики Орлов и Богатырев)[11]. Командование ВВС КНР полностью признало свою вину.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1950 г. (без публикации в печати) за отличное выполнение своего служебного долга орденом Ленина были награждены: капитан Н.М. Гужев, старшие лейтенанты С.И. Володкин и П.Ф. Душин, майор Ю.Я. Колесников и капитан И.И. Шинкаренко.

Ордена Красного Знамени были удостоены: старший лейтенант Н.Н. Абрамович, генерал-лейтенант П.Ф. Батицкий, полковник В.А. Высоцкий, старший лейтенант В.И. Люфарь, лейтенант С.А. Попов, генерал-лейтенант авиации С.В. Слюсарев, старший лейтенант В.Д. Сидоров, полковники С.Л. Спиридонов и М.Н. Якушин.

Все советские военнослужащие были награждены китайской медалью «За оборону Шанхая», а командование НОАК объявило им благодарность[12].

В это же время на Корейском полуострове разворачивались события, связанные с участием советских летчиков в противостоянии Северной Кореи (Корейская Народно-Демократическая Республика, столица — г. Пхеньян) и Южной Кореи (Республика Корея, столица г. Сеул) – эти государства возникли в результате раздела Корейского полуострова на две примерно равные по площади территории. Искусственная граница, проходящая по 38-й параллели, была создана, как объявлялось в приказе главнокомандующего американскими вооруженными силами на Дальнем Востоке, для удобства приема капитуляции японских войск двумя союзными державами, участвовавшими в разгроме Японии[13].

После Второй мировой войны началась новое мировое противостояние бывших союзников. И в условиях «холодной войны» бывшие союзники по антигитлеровской коалиции по-своему видели будущее корейских государств. С выводом с Корейского полуострова своих оккупационных войск правительства СССР и США тем не менее оставили на его территории определенное количество военных советников.

По материалам издания: 100 лет Военно-воздушным силам России (1912 — 2012 годы) / [Дашков А. Ю., Голотюк В. Д.] ; под общ. ред. В. Н. Бондарева. — М. : Фонд «Русские Витязи», 2012. — 792 с. : ил.

ПРИМЕЧАНИЯ:
  1. ЦАМО РФ. Ф. 23. Оп. 173346. Д. 474. Л. 25-26. []
  2. Вартанов В.К. Операция «Z». Советские добровольцы в антияпонской войне китайского народа в 30-40 гг. М., 1992. С. 36-48. []
  3. Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. — М.: Кучково поле; Полиграфресурсы, 2000. С. 63. []
  4. ЦАМО РФ. Ф. 23. Оп. 173346. Д. 474. Л. 1-2. []
  5. Там же.Л. 38-39. []
  6. Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. С. 66. []
  7. Там же. С. 65. []
  8. Там же. []
  9. Шифротелеграмма военного министра СССР №от 13 июля 1950 г. № 3365. []
  10. Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. С. 66. []
  11. ЦАМО РФ. Ф. 23. Оп. 173346. Д. 473. Л. 1-3; Д. 39. Л. 21-39. []
  12. РФ. Книга памяти, 1946-1982. Т. 10. — М.: «Патриот», 1999. С. 14-29. []
  13. Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. — М.: Триада-фарм, 2002. С. 84. []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image