Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

36-й минно-торпедный Краснознамённый авиационный полк ВВС ЧФ/СФ/ТОФ

На основании приказа НК ВМФ №0053 от 28.02.1942 г., предписывалось к 15 апреля, в составе 8-й БАБ ВВС Балтийского флота, на аэр. Богослово Новгородской области сформировать минно-торпедный полк двухэскадрильного состава, по штату №030/255-А, вооружённый самолётами ДБ-3ф . Однако впоследствии решение было изменено, и базой формирования нового полка стал г. Саранск, где дислоцировался 1-й ЗАП ВВС ВМФ.

Фактически 36-й минно-торпедный авиационный полк был сформирован одновременно с 35-м МТАП ВВС ВМФ, в период с 4 марта по 15 апреля 1942 г. После окончания формирования он вошёл в состав ВВС Черноморского Флота. Командиры эскадрилий и звеньев прибыли с ТОФ, а лётчики — из лётных училищ Морской Авиации. Полк создавался по штату 030/255-А и имел две эскадрильи по 10 самолётов ДБ-3ф .

К 15 апреля 1942 г. формирование было, в основном, завершено, и полк приступил к боевой подготовке. Она продолжалась до 5 июня, когда был получен приказ: передислоцироваться на аэр. Майкоп, где 6 июня полк поступал в распоряжение находившегося на Чёрном море заместителя НК ВМФ адмирала И.С.Исакова. На аэр.Белореченская (в 20 км северо-западнее Майкопа) 36-й МТАП продолжил боевую подготовку. Выполнить это оказалось не так-то просто. При перелёте один бомбардировщик потерпел катастрофу на промежуточном аэродроме в селе Борское, где базировался 2-й ЗАП ВВС ВМФ. Погибли стрелок-радист и два механика. В Майкопе, во время учебно-тренировочного полёта, разбилась машина командира 2-й АЭ капитана П.Осипова. Весь экипаж погиб. За высокую аварийность командир полка А.Г.Биба был снят с должности. Вместо него командиром 36-го МТАП был назначен майор А.Я.Ефремов.

К концу июня боевое слаживание полка было завершено. Полк был готов к нанесению бомбовых ударов и минометанию одиночными экипажами и составом тактических групп. К торпедометанию экипажи полка не готовились в полном объёме.

Первый боевой вылет полка состоялся в ночь на 28 июня, когда бомбардировщики ДБ-3ф 5-го гвардейского МТАП и 36-го МТАП бомбили ялтинский порт, где базировались итальянские торпедные катера.

1 июля 1942 г. экипажи полка прикрывали с воздуха эвакуирующиеся из Севастополя корабли Черноморского флота СССР.

В ночь с 5 на 6 июля самолёты полка ставили мины на внешнем рейде и фарватере Севастополя.

В ночь на 12 июля 1942 г. 11 ДБ-3ф 36-го МТАП, совместно с 9 ДБ-3ф 5-го гв. МТАП, а также с 6 Пе-2 и 6 СБ 40-го БАП, под прикрытием истребителей 62-го ИАП, совершили налёт на плавсредства противника в порту Мариуполь.

25 и 26 июля самолёты полка бомбили скопление эшелонов противника на станции Керчь-2, а ночью нанесли удар по аэродрому противника в станице Таяршской. Кроме того, в конце июля полк неоднократно вылетал на бомбежку переправ в районах Цимлянской и Белой Калитвы.

1 августа полк производил минирование Керченского пролива. В последующие дни он наносил удары по плавсредствам противника в портах и аэр. Керчь-2 и Багерово.

4-5 августа 1942 г., ввиду неблагоприятной обстановки на сухопутном фронте, 36-й МТАП (19 ДБ-3ф ) был перебазирован с аэр. Белореченская на аэр. Адлер. В это же время полк был включён в состав 63-й БАБ ВВС ЧФ, вместе с 5-м гв. МТАП и 40-м БАП.

С 11 по 17 августа, из-за плохой погоды, полк боевые вылеты не производил.

17 августа самолёты полка, в составе бригады, были направлены на бомбардировку немецких танковых колонн на дороге Краснодар — Георгие-Афинская.

С 22 августа немецкие войска начали наступление на Новороссийском направлении. Вместе с другими полками бригады 36-й МТАП 24 августа и в последующие дни наносил удары по скоплениям войск и техники противника в районе станиц Наберджаевской и Нижне-Баканской.

В первых числах сентября задачей полка было нанесение бомбовых ударов на новороссийском направлении.

4 сентября 1942 г., в связи с прорывом немецких войск в Новороссийск и ухудшением оперативной обстановки на фронте, полк перебазировался с аэр. Адлер на аэр. Алахадзе на м. Баглан, в 15 км от Сухуми.

С выходом 7 сентября немецких войск к кавказским перевалам полку, вместе с 5-м гв. МТАП и 40-м БАП, была поставлена задача бомбовыми ударами сдержать их наступление.

9 сентября 1942 г. 4 ДБ-3ф 36-й МТАП и 4 ДБ-3ф 5-го гв. МТАП нанесли бомбовый удар по Ялтинскому порту. В результате налёта, были потоплены итальянские торпедные катера MAS-571 и MAS-573, а также повреждены ещё 3 катера.

С середины сентября, в связи со стабилизацией линии фронта на Кавказе и одновременном усилении морских перевозок противника в порты Крыма, полк стал выполнять воздушную разведку в юго-восточной и юго-западной частях Чёрного моря. Кроме того, он стал осуществлять поиск кораблей противника в торпедоносном варианте. Таким образом, только спустя пять месяцев с момента формирования 36-й МТАП приступил к выполнению боевых задач по своему основному предназначению.

Во второй половине сентября полк продолжал наносить удары по плавсредствам противника в море и портах Керчь и Балаклава, а также по скоплениям войск на перевалах. Кроме этих задач, на экипажи полка была возложена и весьма специфическая задача — поиск подводных лодок возле Кавказского побережья.

К 24 сентября, из-за больших потерь, 36-й МТАП располагал всего 11 самолётами Ил-4 на аэр. Бабушеры, Алахадзе и Адлер, из которых было только 7 исправных.

С начала октября экипажи полка выполняли минные постановки в Керченском проливе, бомбили порты Ялта, Тамань, Балаклава.

С 9 октября 1942 г. 36-й МТАП был переведён на штат 030/264. В соответствии с ним, в полку было три эскадрильи по 10 самолётов и ещё 2 самолёта в управлении.

28 октября 1942 г. оставшиеся 11 самолётов Ил-4 и 14 экипажей были переданы в 5-й гв. МТАП ЧФ1. Остальные экипажи в ноябре выехали в Казахстан, на станцию Тайнча, где им предстояло получить новую авиатехнику и переформироваться на базе 3-го ЗАП ВВС ВМФ.

За время активных боевых действий, с июня по ноябрь 1942 г., полк уничтожил более 30 плавединиц — боевых кораблей и транспортов, 15 самолётов противника, более 100 автомашин, около 60 железнодорожных вагонов, разрушил 4 переправы, 10 портовых сооружений, 10 складов с горючим и боеприпасами, более 5000 солдат и офицеров.

В период со 2 по 18 января 1943 г. 36-й дальнебомбардировочный авиационный полк (так он стал именоваться) вернулся на кавказский аэр. Джандар-Гель. Там он был вторично переформирован по штату 030/264 трёхэскадрильного полка, пополнен выпускниками лётных училищ и лётчиками ВВС ТОФ, и переучен на американские самолёты А-20В и А-20С «Бостон». Новые самолёты не были оборудованы торпедными мостами.

С 19 марта 1943 г. 36-й ДБАП вернулся в боевой состав Авиации Черноморского Флота.

По состоянию на 25 марта 1943 г., в составе 36-го ДБАП числилось 24/22 DB-7B «Бостон» и 1/1 A-20G «Бостон».

25 апреля 1943 г. полк перебазировался на аэр. Алахадзе, и с 30 апреля вновь приступил к боевой работе.

До середины 1943 г. полк был отдельным, подчинённым непосредственно командующему ВВС ЧФ, а летом того же года он был включён в состав 1-й МТАД (бывшая 63-й БАБ).

В июне 1943 г. 1-я АЭ 36-го ДБАП приступила к обучению низковысотному торпедометанию, которое было завершено в начале августа, и 9 августа состоялся первый вылет на «свободную охоту» с торпедами двух «Бостонов» полка (правда, завершившийся безрезультатно).

К сентябрю 1943 г. часть полка базировалась на аэр. Геленджик.

26 сентября 1943 г. 15 самолётов A-20G «Бостон» 36-го ДБАП, под командованием Героя Советского Союза подполковника А.Я.Ефремова, совместно с самолётами Пе-2 40-го БАП и Ил-4 5-го гв. МТАП ВВС ЧФ, нанесли удар по порту Севастополь. В результате удара, были уничтожены транспорт, 2 катера и склад.

28 сентября 1943 г. произошло одно из наиболее трагических событий в истории полка. В этот день семёрка самолётов A-20G «Бостон», под общим командованием командира 1-й АЭ майора А.И.Фокина, вылетела с аэр. Геленджик на нанесение низковысотного торпедного удара по румынской ВМБ и порту Констанца. Это был единственный случай такого применения торпедного оружия в ВВС ВМФ в годы войны, Ведущим первой двойки летел помощник командира полка полковник Ш.Б.Бидзинашвили.2 В результате этого налёта противник серьёзных потерь не понес. Среди самолётов ударных групп три торпедоносца были подбиты над целью. Самолёт Ш.Б.Бидзинашвили упал в районе склада ГСМ, экипаж погиб. Советская пропаганда преподносила это как «огневой таран». Самолёт мл. лейтенанта М.Дюкова упал в море, экипаж, кроме стрелка-радиста П.И.Миронова, попавшего в плен, погиб. Еще один самолет полка (капитана В.Левашова) был подбит и приземлился в 15 км от побережья. Все члены экипажа погибли в перестрелке с румынскими солдатами. На аэродромы Кавказа сумели вернуться самолёты ударных групп майора А.И.Фокина, капитана А.Д.Рыхлова и ст. лейтенанта В.П.Рукавицына. В мае 1944 г. все трое авиаторов были удостоены звания Героя Советского Союза, а ещё ранее, в январе, этого звания был удостоен штурман одного из экипажей ст. лейтенант А.С.Клюшкин.3 На свой аэродром вернулся также самолёт A-20G «Бостон» лейтенанта Маслова, который выполнял фотоконтроль результатов удара.

По состоянию на 1 октября 1943 г., в боевом составе полка числилось 11 А-20С и 6 A-20G, из которых только 6 самолётов были оборудованы торпедными мостами. Основной задачей полка в это время была бомбардировка портов южного побережья Крыма.

В середине ноября 1943 г. 1-я АЭ полка перебазировалась на аэр. Скадовск, войдя в состав формируемой Скадовской авиагруппы, а 2-я АЭ — на аэр. Геленджик — Верхний.

В начале 1944 г. в составе 36-го ДБАП имелось 6/6 A-20G и 2/2 А-20С на аэр. Скадовск (1-я АЭ) и 9/9 A-20G на аэр. Геленджик (2-я и 3-я АЭ). Кроме того, ещё один «Бостон» полка находился на аэр. Мериа.

На основании приказа НК ВМФ №0122 от 15.02.1944 г., 36-й ДБАП в течение двух месяцев должен был быть перебазирован на Север на аэр. Ваенга-1. Взамен ему оттуда прибыл 29-й БАП ВВС Северного Флота. Тем же приказом полк вновь переименовывался в 36-й минно-торпедный авиационный полк. Однако, ввиду продолжавшихся ожесточённых боёв за освобождение Крыма и Севастополя, к марту 1944 г. 36-й МТАП, вместе с 5-м гв. МТАП, с аэр. Скадовск и Сокологорное соответственно, продолжали наносить удары по отступающему противнику.

В начале марта 1944 г. весь 36-й МТАП сосредоточился на аэр. Скадовск. На это время в полку имелось всего 10 исправных «Бостонов» в 1-й и 2-й АЭ, а 3-я эскадрилья и вовсе была «безлошадной».

По состоянию на 1 апреля 1944 г., в составе 36-го МТАП имелось 2/2 DB-7B и 7/7 A-20G «Бостон».

23 апреля 5 A-20G 36-го МТАП, под прикрытием 6 истребителей 43-го ИАП, нанесли удар по транспорту водоизмещением 3000 т, двум тральщикам и двум сторожевым катерам.

24 апреля наиболее сильные удары ВВС ЧФ пришлись на долю прорывавшегося из Севастополя каравана, куда входил теплоход «Тотила», транспорты КТ-25, КТ-26, повреждённый эсминец «Реджеле Фердинанд» и несколько мелких кораблей эскорта. Бомбовой удар 15A-20G «Бостон» по конвою стал последней операцией для пилотов 36-го МТАП на данном ТВД. На следующий день полк начал перебазирование на Север.

26 апреля 1944 г., передав оставшиеся «Бостоны» в 13-й гв. ДБАП ВВС ЧФ, 1-я и 3-я АЭ 36-го МТАП убыли на станцию Тайнча. Там они получили новые самолёты «Бостон» и на них перелетели на Север, а 2-я АЭ последовала за ними после 2 мая.

Всего за время своего пребывания в составе ВВС ЧФ (с учётом отвода в тыл на переформирование) полк потерял 13 самолётов и 9 экипажей.

К 1 июня 1944 г. на аэр. Североморск-1 находилось 8 самолётов А-20. Ещё 20 «Бостонов» перелетело туда с 12 по 20 июня.

На Севере полк, вошедший в состав 5-й МТАД ВВС Северного Флота, учитывая низкий уровень торпедной подготовки экипажей, в основном, использовался в бомбардировочном варианте.

17 июня экипажи Волынкина, Ильюшкина и Моисеева открыли боевой счёт полка на Севере, нанеся бомбовый удар по артиллерийской батарее и КП немцев.

С конца июня по сентябрь 1944 г. лётчики 36-го МТАП неоднократно бомбили корабли и портовые сооружения в Киркенесе.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22.07.1944 г., «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» 36-й МТАП был награждён орденом Красного Знамени.

21 сентября 1944 г. произошёл трагический случай, оставивший тёмное пятно в истории полка. В этот день самолёт A-20G, пилотируемый капитаном Протасом, в районе м. Гамвик атаковал торпедой и потопил в надводном положении подводную лодку, оказавшуюся нашей гвардейской Краснознамённой Щ-402 (такое предположение высказало командование СФ).

В октябре 1944 г. полк переключился на нанесение торпедных ударов по конвоям противника. Соответственно, резко возросли потери. Если за первые три месяца пребывания на Севере он потерял 10 самолётов, то только за октябрь в боевых вылетах было потеряно 11 «Бостонов».

С ноября боевая активность полка пошла на убыль. Это было связано с тем, что советские войска освободили северную Норвегию, и порты, ещё занятые немцами, находились за пределом разделительной линии действий советского и британского ВМФ. Самолёты полка стали привлекаться к решению специфических задач: противолодочному охранению конвоев и поиску подводных лодок в операционной зоне флота.

По состоянию на 1 января 1945 г., в полку имелось 14 самолётов A-20G «Бостон» и 20 экипажей.

В начале февраля 1945 г. 36-й МТАП понёс свою последнюю потерю на Севере. 2 февраля не вернулся из вылета на поиск подводных лодок A-20G, пилотируемый лейтенантом Моисеевым. Всего за время своего пребывания в составе ВВС СФ полк потерял 23 самолёта и 18 экипажей.

23 апреля 1945 г. два A-20G из 36-го МТАП (командир группы — ГСС капитан В.П.Рукавицын) сбросили бомбы на немецкую ПЛ, идущую под перископом. Лодка вскоре всплыла, имея большой крен. Лётчики сбросили на нее ещё серию бомб, после чего лодка скрылась под водой, оставив на поверхности большое масляное пятно. Объектом атаки, очевидно, была U-481, однако, фактически, лодка не пострадала.

В конце апреля (в марте) шесть экипажей полка были переданы в состав 51-го МТАП ВВС БФ, который к этому времени понёс значительные потери в боях по ликвидации Курляндской и Восточно-Прусской группировок противника.

По состоянию на 9 мая 1945 г., в боевом составе полка оставалось всего 12 самолётов A-20G «Бостон»…

После окончания боевых действий на Западном театре, на основании приказа НК ВМФ №00141 от 14.07.1945 г., 36-й МТАП, содержащийся по штату №030/264, в числе других частей ВВС ВМФ получил приказание передислоцироваться на Дальний Восток. Недостающие по штату 19 машин он должен был получить в Москве.

В соответствии с циркуляром НГМШ №0707 от 04.07.1945 г., 36-й МТАП был принят в состав 2-й МТАД ВВС Тихоокеанского флота. Перелёт самолётов полка из Москвы на аэр. Романовка начался 26 июля и был завершён только 17 августа 1945 г. В составе полка на этот момент имелось 27 A-20G «Бостон».

18 августа 1945 г. 36-й МТАП выполнил свой первый и последний боевой вылет в войне с Японией. 10 самолётов «Бостон» полка совершили налёт на станцию Кюсю (Корея) . Таким образом, этот полк, единственный из частей МТА ВВС ВМФ, успел принять участие в боевых действиях в составе трёх флотов из четырёх.

С 7 марта 1946 г., на основании приказа командующего ТОФ №004 от 02.02.1946 г., 36-й МТАП был передислоцирован с аэр. Романовка на аэр. Тученцзы (Китай) и вошёл в состав вновь сформированной 18-й САД Порт-Артурской ВМБ (приказ командующего ТОФ №097 от 07.03.1946 г.). Личному составу полка вновь пришлось осваивать ещё один театр действий — Жёлтое море.

С 15 декабря 1947 г., на основании циркуляра НГШ ВМС №0036 от 07.10.1947 г., полк переводится на единую с ВВС СА структуру четырёхэскадрильного состава (на штат №98/705).

На основании директивы начальника ГОУ МГШ ВМС №1297226 от 03.08.1950 г., 36-й МТАП переводится на новый, трёхэскадрильный штат (№98/15).

С 5 февраля 1951 г., на основании директивы начальника ГОУ МГШ ВМС №Орг/7/21204 от 30.12.1950 г., 36-й МТАП был передан из 18-й САД в состав 589-й МТАД (бывш. 194-я БАД ВВС КА), без изменения места дислокации.

К декабрю 1953 г. полк переучился на реактивные самолёты Ил-28.

В 1955 г. на базе 36-го МТАП, с привлечением лётного состава из 52-го гв. МТАП 89-й МТАД ВВС ТОФ, осуществлялось обучение китайских лётчиков на самолётах Ил-28. (В 1955-1956 гг. из состава частей МТА ВВС ТОФ Китаю было передано 5 самолётов Ил-28).

С 26 апреля 1955 г., на основании директивы ГШ ВМС №ОМУ/57326 от 29.12.1953 г., 36-й МТАП был передислоцирован с аэр. Тученцзы в Приморье на аэр. Николаевка и вошёл в состав 89-й МТАД ВВС ТОФ.

С 1 декабря 1957 г., в соответствии с директивой ГК ВМФ №ОМУ/4/30250 от 20.07.1957 г., 36-й МТАП был переведён со штата №98/316 на штат №15/721 и стал числиться полком 2-й линии.

1 июля 1960 г., в рамках «дальнейшего значительного сокращения ВС СССР», на основании директивы ГШ ВМФ №ОМУ/13030 от 27.03.1960 г., 36-й МТАП на аэр. Николаевка был расформирован.

Лётные происшествия в послевоенное время

  • — 18 августа 1945 г. самолёт A-20G «Бостон» 36-го МТАП был повреждён огнем японской зенитной артиллерии над Северной Кореей в районе Сюэцуондзио — Ехчендогом и потерян, в результате вынужденной посадки на воду в Японском море в районе Сейсина (судьба экипажа неизвестна);
  • — 23 марта 1949 г. произошла катастрофа самолёта A-20G «Бостон» 2-й АЭ полка;
  • — 20 июля 1949 г., днём, при выполнении полкового ЛТУ, через 50 мин. после взлёта с аэр. Тученцзы над Жёлтым морем без вести пропал самолёт A-20G «Бостон», пилотируемый заместителем командира полка майором Владимиром Яковлевичем Булатовым. Поиски самолёта и экипажа результатов не дали. Экипаж, в составе лётчика В.Я.Булатова, штурмана лейтенанта Александра Фёдоровича Неняева, ВСР сержанта Виталия Васильевича Иванова и оператора РЛС мл. сержанта Ивана Никитовича Тобратова, погиб;
  • — 14 апреля 1950 г., во время учений, при столкновении в воздухе самолётов A-20G, погибли лётчик лейтенант Василий Георгиевич Фисенко и ст. лётчик Алексей Семёнович Машковцев, а также штурман Анатолий Николаевич Вертоградов. В живых остался штурман одного из самолётов — Иван Семегук;
  • — 4 сентября 1950 г. над Жёлтым морем произошёл трагический инцидент. Американскими истребителями F-4U «Корсар» из эскадрильи VE-53, с авианосца «Вэлли Фордж» под командованием Р.Е.Даунса, в районе 8 км южнее о. Хайяндао был сбит торпедоносец A-20G полка, выполнявший воздушную разведку эсминца ВМС США «Герберт Дж. Томас» (DD-833). Победу засчитали лейтенанту Эдварду В.Лейни. Экипаж советского самолёта, в составе: командир звена ст. лейтенант Константин Павлович Карпаев (по Аругим данным, Карполь), штурман лейтенант Геннадий Васильевич Мишин и ВСР мл. сержант Алексей Афанасьевич Макагонов, погиб. Тело лейтенанта Мишина было поднято из воды американцами на борт своего корабля. Истребители сопровождения Р-63 «Кингкобра» из состава 405-го ИАП 18-й САД ВВС 5-го ВМФ, пилотируемые капитанами Бобенко и Левчуком, уклонились от боя и вернулись на свой аэродром. Этот международный инцидент, вместе с другими подобными случаями, послужил формальным поводом для участия Советских ВВС в Корейской войне 1950-1953 гг.;
  • — 10 мая 1958 г., при заходе на посадку на аэр. Николаевка, из-за ошибки руководителя полётов, выдававшего неверные команды, произошла катастрофа самолёта Ил-28, в которой погибли командир корабля ст. лейтенант Кулешов и штурман лейтенант Владимир Андреевич Дрема. Самолёт столкнулся с сопкой, экипаж погиб. За эту катастрофу командир полка полковник Н.И.Ефремов был снят с должности и назначен заместителем командира 50-го гв. ОДРАП ВВС ТОФ.

На вооружении авиаполка состояли самолёты: Ил-4, A-20G «Бостон», Ил-28.

Командирами 36-го МТАП в различные годы:

А.Г.Биба (март — июнь 1942 г., снят);
ГСС А.Я.Ефремов (июнь 1942 г. — октябрь 1944 г.),
П.Н.Обухов (октябрь — декабрь 1944 г., ВрИД),
Ф.М.Коптев (декабрь 1944 г. — март 1945г., ВрИД)
ГССА.Я.Ефремов (апрель 1945 г. — 1948 г.)
П.К.Панов (до сентября 1949 г.)
С.М.Рубан (сентябрь-декабрь 1949 г.)
В.В.Соколов (1950-1953 гг., снят)
А.В.Чёрнов (1953-1955гг.)
Н.И.Ефремов (1956-1958 гг., снят).

Наименования авиаполка в разные годы:

  • 36-й минноторпедный Краснознамённый авиационный полк ВВС ЧФ/СФ/ТОФ
  • 36-й дальнебомбардировочный авиационный полк

Источники:

  • Левшов П. В., Болтенков Д. Е. Век в строю ВМФ: Авиация Военно-Морского Флота России (1910-2010). Справочник. — СПб., Специальный выпуск альманаха «Тайфун», 2012. — 768 с.
Примечания:
  1. В мемуарах В.И.Минакова «Командиры крылатых линкоров» сказано, что в 5-й гв. МТАП было передано 13 самолётов и восемь экипажей. []
  2. Полковник Бидзинашвили (Бедзиношвили) Шио Бидзинович (1904-1943 гг.) в советско-финскую войну командовал 1-м МТАП ВВС БФ. В августе 1940 г. он был снят с должности и уволен из рядов Вооружённых Сил СССР. С его именем связан трагический эпизод с уничтожением в воздухе 14.06.1940 г. финского пассажирского самолёта Ju-52 «Kalev». С февраля 1941 г. Бидзинашвили становится лётчиком-испытателем Иркутского авиазавода № 125. С февраля 1942 г. он был назначен начальником ЛИС авиазавода №39. В 1943 г. Ш.Б.Бидзинашвили по рапорту был направлен в действующую армию и назначен помощником командира 36-го ДБАП ВВС ЧФ по лётной подготовке. []
  3. Из экипажа полковника Ш.Б.Бидзинашвили этого звания был удостоен в 1990 г. посмертно штурман полка капитан. Ш.А.Кордонский (Корданский). Сам же командир экипажа, совершившего «огневой таран», был посмертно награждён орденом Красного Знамени… []

Ключевые слова:
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image