Военные летчики России:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
 
 
 

«Странная» сидячая война: Люфтваффе против ВВС Франции

Кертис "Хок" H.75C1 из группы CG II/5

Кертис "Хок" H.75C1 из группы CG II/5

«Странная», «сидячая» война – такое название получили боевые действия на Западном фронте в период от объявления Францией и Великобританией войны Германии (3 сентября 1939 г.) до начала немецкого блицкрига (10 мая 1940 г.). Пока польская армия, истекая кровью, пыталась сдержать продвижение соединений вермахта, западные союзники без излишней спешки разворачивали свои армии, отнюдь не стремясь начать активные боевые действия против Германии. Вся активность авиации на немецко-французской границе, теперь ставшей фронтом, сводилась к разведывательным полетам. Обе стороны осторожно «прощупывали» оборону противника, отправляя одиночные самолеты-разведчики под прикрытием нескольких истребителей. Первой схватки между самолетами ВВС Франции (Армэ де л’Эр) и Люфтваффе при таком способе действий пришлось ждать несколько дней. Вечером 8 сентября пять «кертиссов» из группы GC II/5, сопровождавших разведчика, были перехвачены четверкой Bf 109E из отряда 1./JG 53.

С первого захода немцам удалось сбить самолет сержанта Франсуа Дитриха, но в последовавшей «собачьей свалке» французы постарались взять реванш. По итогам боя на их счет записали две победы: одну разделили аджюдан-шеф Робер Крушан и сержант-шеф Антуан Касеноб, а вторую с тем же Крушаном разделил аджюдан Пьер Вилле. В действительности все немецкие самолеты вернулись на базу, хотя один и вынужден был садиться «на брюхо» из-за полученных повреждений. Пилотировал его не кто иной, как сам Вернер Мёльдерс.

Следующей схватки пришлось ждать почти две недели – что поделаешь, «сидячая» война! Участниками её были «старые знакомые» – пилоты групп GC II/5 и I/JG 53, а события разворачивались по прежнему сценарию: шесть Н.75С1 сопровождали разведчика в районе Апах-Бюдинген, на перехват поднялась четверка «мессершмиттов». ведомая все тем же Мёльдерсом. Роль своеобразной приманки сыграл немецкий разведчик Хеншель Hs-126, отвлекший внимание пилотов «кертиссов». Умело воспользовавшись этим, Мёльдерс в первом же заходе поджег один Н.75С1. Пилотировавший его сержант Роже Кегинье сумел спастись с парашютом. Напарники Мёльдерса повредили ещё одну вражескую машину, совершившую вынужденную посадку. Спасти французов от «поражения всухую» сумел сержант Андре Легран. Умело используя хорошие маневренные качества своего «кертисса», он сумел зайти в хвост одному из «мессеров», сбив его. Это стало первой подтвержденной победой французских истребителей во Второй мировой войне.

В третьей декаде сентября интенсивность воздушных боев существенно возросла – люфтваффе, успешно разделавшись с польской авиацией, смогли увеличить свое присутствие на Западе и действовать более активно и уверенно, что вызвало соответствующую со стороны Армэ де л’Эр. 24 сентября уже с утра над различными участками фронта вспыхивали скоротечные воздушные схватки, оканчивавшиеся, правда, безрезультатно. Около 15:00 два звена «хоков» (шесть самолетов) из группы GC II/4 вылетели для сопровождения разведчика «Потэз» Р.637 из GR II/52, имевшего задание обследовать сектор Эппенбрумм–Хорнбах. Их перехватили полтора десятка Bf 109E из группы I/ZG 521. Несмотря на численное превосходство противника, французы решительно вступили в бой. Сержант Антуан де ла Шапель вынужден был покинуть с парашютом подбитый «кертисс», успев до того повредить одного «мессершмитта». Ещё два Bf 109E сбили аджюданы Дарден и Камиль Плюбо (на счету последнего к моменту капитуляции было 14 подтвержденных и 4 вероятные воздушные победы). В общей сложности в том бою французы ценой потери одной своей машины записали на свой счет четыре сбитые вражеские. Правда, немецкие источники подтверждают потерю лишь двух своих «мессершмиттов», но с учетом численного превосходства противника результат боя для французов был вполне благоприятным.

На следующий день накал воздушных боев не снизился. В одном из эпизодов около полудня сошлись в воздухе «кертиссы» из GC II/4, ведомые командиром 4-й эскадрильи капитаном Пьером Клодом, с большой группой «мессершмиттов» из JG 51 и JG 53. На подмогу своим товарищам подоспела шестерка Н.75С1 из GC I/4. Один из пилотов 1-й эскадрильи, аджюдан-шеф Пьер Вери, сбил сразу два Bf 109, ставших первыми победами GC I/4. Но при выходе из боя был подбит самолет капитана Клода. Пилот выбросился с парашютом, однако пехотинцы нашли на земле его бездыханное тело, иссеченное пулями – вероятно, пилоты «мессершмиттов» обстреляли летчика, спускавшегося на парашюте. Коллеги Клода, чувствуя в случившемся и свою вину – ведь они не сумели прикрыть командира – рвались в бой. Отомстить удалось 27 сентября, когда су-лейтенант Жорж Баптизе, аджюдан Жорж Тессеро и сержант де ла Шапель сбили три Bf 109D из группы JGr. 153 (подтверждены две победы).

30 сентября пришла очередь 5-й эскадры. Девять «кертиссов» (шесть из GC I/5 и три из GC II/5) во время патрулирования над линией фронта встретили 15 Bf 109E из группы II/JG 53. Действуя в активном наступательном ключе, пилоты люфтваффе заставили французов обороняться, но те, что называется, не ударили лицом в грязь, сбив пять «мессершмиттов». По две победы записали на счет лейтенанта Роббера Юве (GC II/5) и аджюдана Пьера Женти (GC I/5), ещё одного «мессера» сбил сержант-шеф Франсуа Лашо (GC II/5). Однако и французы понесли тяжелые потери – были сбиты и погибли три летчика (су-лейтенант Ив Ле Рестиф, сержанты Жак Лепро и Жан Манье).

В общей сложности в течение первого месяца войны французы потеряли в воздушных боях десять истребителей – шесть Н.75С1 и четыре Морана-Солнье MS.406C1 (первый «моран» был сбит 21 сентября). Пропорция потерь наглядно отражает долю самолетов разных типов в боевой работе: основную тяжесть боев выносили на своих плечах группы 4-й и 5-й эскадр, вооруженные «кертиссами», а «мораны» были, так сказать, «на подтанцовке». Двухмоторные «потэзы» на фронте активно не применялись, ну а устаревшие типы истребителей французское командование и вовсе не стремилось подставлять под удары «мессершмиттов», выстоять в схватках с которыми те не имели никаких шансов.

В свою очередь, французские истребители заявили об уничтожении 20 Bf 109. Правда, по одному этому показателю судить об эффективности действий истребительной авиации Армэ де л’Эр нельзя – ведь главной задачей «кертиссов» и «моранов» в сентябре 1939 г. было прикрытие собственных разведчиков. А с этим они справлялись не лучшим образом: за месяц было сбито 19 их «подопечных». Правда, не последнюю роль в столь высоких потерях сыграла устарелость французских разведчиков «Мюро» ANF.113/115/117.

Если в сентябре 1939 г. воздушные бои на Западном фронте ещё носили кое-какие признаки оживленности (правда, не выдерживающей никакого сравнения с более поздними схватками времен блицкрига и битвы за Англию), то в октябре вообще установилось практически полное затишье. Ни одна из противостоящих сторон не рвалась в бой, и противники, казалось, с облегчением и радостью встретили резкое ухудшение погоды, позволившее с чистой совестью изо дня в день оставлять самолеты на аэродромах. Пассивность французской стороны усугублялась ещё и слишком значительными (по мнению командования) потерями в предыдущем месяце. В итоге, за весь октябрь французские истребители могли похвастаться лишь четырьмя сбитыми разведчиками Hs 126 – эти победы поровну разделили между собой «кертиссы» (в частности, одного сбил 31 октября уже знакомый нам Камиль Плюбо) и «мораны».

Передышка была крайне необходимой французам и с точки зрения обновления авиапарка. Осенью 1939 г. удалось, наконец, довести до надлежащих кондиций, позволяющих начать поставки в строевые части, большие партии истребителей «Марсель Блох». 28 самолетов МВ.151С1 с деревянными винтами поступили в центры подготовки летчиков-истребителей в Шартре и Этампе, ещё 50 машин, но с металлическими винтами, передали в эскадрильи ПВО. В частности, в конце сентября такие самолеты поступили в ERC 1/561 и 2/561 (14 октября эти эскадрильи свели в группу GARC I/561). МВ.152С1 с сентября 1939 г. поставлялись в группы GC I/1 и GC II/1: первая из них достигла штатного состава в 26 самолетов к 6 ноября, а вторая – к 15 ноября. Перевооружение третьей группы, летавшей на старых «девуатинах» – GC I/8 – началось лишь в декабре. Продолжались и поставки MS.406C1, что позволило 1 ноября 1939 г. сформировать на этих машинах группу GC I/9 в Алжире (благодаря этому можно было перебросить в метрополию группу GC I/6, уже успевшую в полной мере освоить «мораны»).

Хок су-лейтенанта Рене Тремоле после вынужденной посадки в бою "9 против 27"

Хок су-лейтенанта Рене Тремоле после вынужденной посадки в бою "9 против 27"

…Утром 6 ноября на аэродроме Туль, где дислоцировалась группа GC II/5, царило приподнятое настроение. Во-первых, часть посетили командующий ВВС Франции генерал Виллемин и инспектор истребительной авиации генерал д’Аркур, вручившие награды пилотам, одержавшим победы в предыдущих боях. Во-вторых, небо, наконец, прояснилось, что позволяло надеяться на прекращение серой рутины и возобновление боевой работы. Долго ждать не пришлось – когда авиаторы обедали, поступил приказ выслать наряд истребителей для сопровождения самолета-разведчика («потэза» из группы GR II/22). Около 14:00 на виду у генералов в небо ушла девятка «хоков». В 14:50 над рекой Сарр французы заметили первую группу Bf 109D (эти машины принадлежали к I/ZG 2) – два десятка «мессеров» шли на том же эшелоне, что и «кертиссы» (около 5000 м). Возглавлял группу Ханнес Гентцен – лучший ас Польской кампании люфтваффе. Мгновение спустя показалось ещё семь «мессершмиттов» – те находились примерно в 500 м выше. Несмотря на трехкратное численное превосходство противника, французские пилоты отважно ринулись в бой. В завязавшейся схватке в стиле «собачьей свалки» они умело использовали преимущество своих «Хоков» в маневренности. Лейтенант Пьер Оуз вел бой с самим Гентценом. Хотя его Н.75С1 получил повреждения, Оуз сумел приземлиться «на брюхо» на родной аэродром. Также садиться с убранным шасси пришлось су-лейтенанту Рене Тремоле. Но за эти две поврежденные машины немцам пришлось заплатить пятью сбитыми «мессерами» (в частности, по две победы записали на свой счет сержанты Эдуард Сале и Андре Легран, а ещё одну – аспирант Жорж Лефоль); кроме того, ещё пять побед зачли французам как вероятные. В итоге, тевтонам пришлось ретироваться, а Гентцена в тот же вечер вызвали в Берлин для объяснений. Эта схватка, получившая название «бой 9 против 27», стала наиболее известным эпизодом воздушных боев периода «Странной войны». Она широко освещалась во французской прессе, а её участники стали настоящими национальными героями. Однако на деле поводов для ликования не было – ведь «хокам» пришлось сражаться с «мессершмиттами» устаревшей модификации, с маломощными двигателями. К весне 1940 г. машин Bf 109D в боевых частях уже не осталось, а «Эмиль» – Bf 109E – был гораздо более опасным противником.

Хок из состава группы GC II/4

Хок из состава группы GC II/4

Успех 6 ноября удалось закрепить на следующий день, когда Эдуард Сале перехватил южнее Блискастеля разведчик Dornier Do 17P из 3.(F)/22 из дальнеразведывательного отряда. Несмотря на интенсивный огонь бортстрелков, Сале «мертвой хваткой» вцепился в свою жертву. В конце концов, «Дорнье» рухнул у Сен-Ингберта, похоронив под своими обломками весь экипаж. Ещё один Do 17P (на этот из 1.(F)/22) стал жертвой «кертиссов» 8 ноября. В тот день десять самолетов группы GC II/4 вылетели для сопровождения разведывательного «Потэза». На пересекающемся курсе им встретился «Дорнье», шедший под эскортом пары Bf 109. Завидев легкую добычу, французы набросились на неё, и после нескольких заходов отправили Do 17P на землю (экипаж смог спастись с парашютами). Пара «мессершмиттов» ретировалась. Но по возвращении на аэродром французских пилотов ждала не похвала, а ярость командира группы капитана Андре Борне. Ведь, бросившись всем скопом на немца, горячие галльские парни не оставили ни одного истребителя для выполнения своей основной задачи – прикрытия своего разведчика… В конечном итоге, уничтоженный «Дорнье» записали на счет Камиля Плюбо, первым открывшего огонь. Меньше везучими были «мораны» – 8 ноября «мессершмитты» сбили отбившийся от группы самолет из GC III/2, пилотировавший его сержант Барбе попал в плен.

Атака немецких разведчиков далеко не всегда была простой «стрельбой по движущейся мишени» – их бортстрелки пытались «огрызаться», причем иногда весьма эффективно. 10 ноября при атаке «Дорнье» был сбит «Хок» из группы GC II/5. Его пилот, аджюдан Дюгожон, спасся с парашютом.

В последующие несколько дней погода на франко-германском фронте вновь испортилась, и боевая работа авиации возобновилась лишь 21 ноября. Тот день оказался довольно богатым на события. Во-первых, Эдуард Сале, ставший своеобразным «экспертом» по уничтожению «дорнье», сбил очередного разведчика этого типа. Два из трех членов экипажа Do 17P сумели спастись. Во-вторых, пополудни «усиленное звено» (patrouille lourd – шесть самолетов) из GC II/4 не оставило никаких шансов встретившейся ему на пути паре «мессершмиттов» из I/JG 52. Один из них, сбитый аджюданом Пьером Вилле, пилотировал командир немецкой группы Дитрих граф фон Пфайль. Вторую победу разделили между собой Жан Касеноб и сержант Пьер Саллар. В-третьих, в тот день состоялся крупный воздушный бой между «кертиссами» группы GC II/5 и «мессершмиттами» из дебютировавшей на Западном фронте III/JG 53. В этом случае никому не удалось добиться успеха, хотя с обеих сторон имелись поврежденные машины.

Моран-Солнье из группы GC II/1

Моран-Солнье из группы GC II/1

22 ноября жертвой французских истребителей стал очередной Do 17P. На этот раз отличилась четверка MS.406 из GC II/7. Сбитый ими «Дорнье» упал у Мооза на территории Германии. Интересно, что три из четырех пилотов «моранов», участвовавших в том бою – Жорж Валентин, Габриель Готье и Жак Ламблен – впоследствии стали асами (четвертым участником боя был су-лейтенант Грюель, оказавшийся менее везучим).

Потери разведчиков вызвали озабоченность командования люфтваффе. Стремясь нейтрализовать французскую авиацию, немецкое командование распорядилось организовать «выметание» вражеских истребителей из зоны работы своих разведчиков. Уже 22 ноября состоялась первая подобная операция, в ходе которой «мессершмитты» из I/JG 2 перехватили звено «хоков» группы GC II/4. Застигнутые врасплох французские истребители не смогли оказать достойное сопротивление. Один «Кертисс» был сбит, а пилотировавший его Пьер Саллар погиб (победу записали на счет Гельмута Вика). Тот бой едва не стал роковым и для Каседома, сумевшего дотянуть до аэродрома в Ксаффевильер на «Хоке», изрешеченном пулями. Третий французский пилот, Камиль Плюбо, был ранен в ногу и лицо, а его самолет после посадки пришлось списать как не подлежащий восстановлению.

Во второй половине дня 22 ноября три группы «моранов» из GC I/3, II/6 и III/7 вылетели на сопровождение нескольких разведчиков, действовавших в полосе французской 4-й армии. На перехват поднялись Bf 109E из I/JG 51 и I/JG 76. В результате вспыхнувших маневренных воздушных боев было сбито два «мессершмитта» из I/JG 76. Поскольку бой велся над французской территорией, то оба пилота, выбросившиеся с парашютами, попали в плен. Пленником стал и пилот третьего Bf 109E, заблудившийся и посадивший свою практически не поврежденную машину на французской территории. Впоследствии этот «Мессершмитт» тщательно изучили специалисты Армэ де л’Эр. Отличилась и дислоцировавшаяся на побережье пролива Па-де-Кале, в Норрен-Фонте, группа GC I/4. Два её пилота, лейтенанты Жан-Луи Хиршауэр и Андрэ Вейс, перехватили бомбардировщик Не 111 из штабного звена эскадры KG 4. В азарте боя французы не остановились перед вторжением в воздушное пространство нейтральной Бельгии, добив таки «Хейнкеля».

День 23 ноября начался для французских истребителей уже традиционно – был сбит очередной разведчик Do 17P (из отряда 5.(F)/122). Этот успех был одержан аджюдан-шефом Пьером Ле Глоаном из GC III/6, пилотировавшем MS.406, и стал первым в ряду его 19 воздушных побед. В тот же день состоялся один из немногих за период «странной войны» воздушных боев, проведенных совместно французскими и английскими истребителями – хотя несколько эскадрилий «харрикейнов» после вступления Великобритании в войну были передислоцированы во Францию, координация действий между союзниками была откровенно слабой. Вот и в этом случае шесть «кертиссов» из GC II/5 попытались «без спросу» вмешаться в бой, который вела тройка «харрикейнов» 1-й эскадрильи с единственным Хейнкелем He-111 из штабного звена эскадры KG 53. Французы настолько горели желанием «приобщиться» к казавшемуся легким успеху, что один из «хоков» столкнулся с «Харрикейном». К счастью, обе машины смогли благополучно приземлиться. Злополучного «Хейнкеля» удалось-таки сбить, а победу разделили между сразу шестью пилотами – тремя британскими и тремя французскими.

Самолеты Моран-Солнье 406 из группы GC I/2

Самолеты Моран-Солнье 406 из группы GC I/2

Истребители Н.75С1 довольно широко использовались во французской авиации в качестве курьерских машин. Один из таких самолетов 23 ноября был сбит тяжелыми истребителями Bf 110 из инструкторской группы V(Z)/LG 1, а пилотировавший его лейтенант-колонель Робер Миош из штаба ВВС погиб. К концу месяца было потеряно и четыре «морана»: два самолета из GC III/6 столкнулись в воздухе в условиях плохой видимости (оба пилота погибли), а ещё две машины из GC II/7 были сбиты, но их пилоты спаслись. Один из них, су-лейтенант Анри Гримо, попав из-за полученных ожогов в госпиталь, успел выздороветь аккурат к началу немецкого блицкрига. За период с 10 мая по 15 июня 1940 г. он одержал пять подтвержденных и три-четыре вероятные воздушные победы. Впоследствии участвовал в Сопротивлении и погиб в 1944 г., когда вермахт нанес удар по базам «маки» на плато Веркор.

В декабре 1939 г. действия авиации на Западном фронте были парализованы самой суровой за несколько предыдущих десятилетий зимой – за весь месяц французские истребители записали на свой счет всего три воздушные победы, да и те вызывают сомнения. В частности, 21 декабря пилоты «хоков» из GC II/4 заявили об уничтожении Bf 109E из группы III/JG 53, но по документам люфтваффе эта потеря не подтверждается.

В новом году погодные условия улучшились, и это сразу сказалось на активности авиации. 2 января 1940 г. в бою дюжины Н.75 из группы GC II/5 с «мессершмиттами» из I/JG 53 был сбит один Bf 109E. На следующий день отличились пилоты «моранов» из GC II/7, сбившие одного старого Bf 109D без потерь со своей стороны. В течение следующей недели погода вновь приковала самолеты к земле. Возобновились боевые вылеты 10 января, когда шесть «хоков» группы GC II/5 отправились для сопровождения самолета-разведчика. Французы были перехвачены несколькими «мессершмиттами» из I/JG 2. Несмотря на фактор внезапности, немцам не удалось добиться успеха, и они сами превратились из охотников в дичь: один Bf 109 был сбит сержантом Анд-ре Леграном, а победу над вторым разделили между собой капитан Жерар Порталье и су-лейтенант Пьер Вилласек. 11 января французские истребители снова отличились, сбив над Верденом разведчик Do 17P из 2.(F)/22. Победа досталась двум пилотам GC I/5 – лейтенанту Эдмону Марин-ле-Месле и су-лейтенанту Жану-Мари Рею. Вражеская машина из-за полученных повреждений села на вынужденную на французской территории, а её экипаж попал в плен. Час спустя капитан Жан-Мари Аккар и сержант Жерар Мюзелли атаковали ещё одного «Дорнье», но на этот раз немцу повезло больше, и он смог благополучно вернуться на базу.

13 января 1940 г. капитан Бернар Барбье и сержант Жорж Лемар из CG I/4 сбили очередного «Дорнье». На этот раз добычей французов стал самолет очень редкой модификации – Do 17S-0, построенной в количестве всего трех экземпляров. Самолет, принадлежащий к 1-му отряду дальнеразведывательной группы верховного командования люфтваффе (1.(F)/ObdL), пытался уйти в нейтральную Бельгию, но, пользуясь преимуществом своих машин в скорости, пилоты «кертиссов» подбили «Дорнье», и его пилоту ничего не оставалось, кроме как посадить машину с убранным шасси на пляж у Кале. Экипаж попал в плен, не успев уничтожить ни сам самолет, ни хотя бы карты, коды и другие секретные документы, находившиеся на борту.

Один из первых серийных Девуатинов D.520 из GC I/3

Один из первых серийных Девуатинов D.520 из GC I/3

В последующие несколько недель погода вновь ухудшилась, и до конца января французские истребители смогли увеличить свой боевой счет лишь на одну победу – лейтенант Грюель из GC II/7 на своем «Моране» сумел сбить Bf 109E из 2./JG 54. В феврале и марте погода была не лучше, и, воспользовавшись этим, французское командование начало отправлять истребительных групп на отдых. В первую очередь это касалось частей, вооруженных «кертиссами». GC II/4 отвели в Мариньян в конце февраля и на фронт она вернулась только в начале апреля. В начале марта в Канны вывели GC II/5.

В феврале 1940 г. ВВС Франции реорганизовали свою фронтовую авиацию, образовав четыре зоны воздушных операций – ZOA (Zone d’Operations Aeriennes): Северную (ZOA Nord или ZOAN), включавшую побережье Па-де-Кале и границу с Бельгией; Восточную (ZOA Est или ZOE) – граница с Люксембургом и Германией до рубежа южнее Страсбурга; Южную (ZOA Sud или ZOAS) – граница с Германией и Швейцарией примерно до р. Рона; Альп (ZOA des Alpes или ZOAA) – граница со Швейцарией и Италией, а также побережье Средиземного моря до рубежа западнее Роны. Здесь дислоцировались боевые части «первой линии», а те, что находились на стадии формирования или перевооружения, размещались во внутренних районах страны и в Северной Африке.

Основная нагрузка на фронте теперь легла на плечи групп «моранов». В течение всего марта они сумели добиться единственной победы, сбив объединенными усилиями пилотов групп GC III/6 и GC II/7 разведчик Do 17. В то же время, потери были весьма заметными – как вследствие аварий, так и в боях. В частности, в последний день марта 1940 г. жертвами «мессершмиттов» из II/JG 53 над Сааргемюндом стали четыре MS.406 из группы GC III/7, ещё три «морана» в том же бою получили повреждения. Стоит отметить, что 21 марта была одержана единственная за весь период «Странной войны» воздушная победа Р.631: над Крэем пара «потэзов» из ECN 1/13 (пилоты Бурсэн и Пост) сбила Do 17.

Улучшение погоды в начале апреля сразу же привело к интенсификации воздушных боев. День 1 апреля по «доброй традиции» начался с уничтожения очередного разведчика Do 17 – самолет из отряда 4.(F)/11 был сбит у Седана парой «моранов» из GC II/2. В тот же день состоялся крупный бой, в котором на Западном фронте дебютировала немецкая группа II/JG 52 – восемь её «мессершмиттов» схватились с десятком MS.406 из GC I/2. Скоротечная «собачья свалка» победителя не определила – противники в полном составе вернулись на базы. Во второй половине дня пара пилотов GC II/2 заявила об уничтожении бомбардировщика Не-111. А вот «кертиссам» в первый день апреля не везло. Пятерка машин из GC I/5 не смогла расправиться с яростно отбивающимся разведчиком Дорнье Do 215 из 3.(F)/ObdL. Перехваченная у Лонгви немецкая машина смогла благополучно уйти на свою территорию, а её бортстрелки повредили одного «Хока».

2 апреля снова отличились пилоты «моранов» – на этот раз из GC II/3 – сбившие два вражеских самолета (Bf 110 и Do 215). Понесли в тот день потери и французы – один MS.406 из GC I/2 разбился при вынужденной посадке, похоронив под своими обломками пилота. А 4 апреля пришло ошеломляющее известие о немецком вторжении в Данию и Норвегию. Несколько последующих дней на германо-французском фронте в воздухе царило затишье – люфтваффе сосредоточило силы для операции «Везерюбунг», ну, а со стороны французов и раньше особого стремления к активным действиям не наблюдалось. Утром 7 апреля разведывательные полеты немецкой авиации возобновились. Несколько звеньев MS.406 из GC III/6 и III/2 пытались перехватить шедший на большой высоте Do 17. Но «мораны», обладая лишь небольшим преимуществом в скорости перед «дорнье», не смогли причинить ему вреда. Также утром состоялся бой над Страсбургом, в котором участвовала дюжина MS.406 из GC I/2 и шесть «мессершмиттов» из I/JG 54. Схватка завершилась вничью – обе стороны потеряли по одному самолету, причем пилот сбитого «Морана» капитан Видаль попытался покинуть падающую машину, но погиб из-за того, что парашют зацепился за хвостовое оперение его самолета. Понесла потери и группа GC III/3, потерявшая в бою с «мессерами» из II/JG 53 капитана Андре Ришара, пытавшегося посадить в поле поврежденный «Моран».

Блох MB.152 группы GC III/9 ВВС Франции

Блох MB.152 группы GC III/9 ВВС Франции

Жарко было 7 апреля и в небе над Шампанью. Здесь «первую скрипку» играли «кертиссы». Шесть самолетов из GC I/5 провели бой с несколькими Bf 110С из состава I/ZG 2 (именно эта группа участвовала с немецкой стороны в бою «9 против 27» 6 ноября, но к тому времени она уже перевооружилась со старых Bf 109D на двухмоторные «церштереры»). Два «мессершмитта» были сбиты (победы записали на свой счет только что назначенный командиром 2-й эскадрильи лейтенант Мишель Доранс и су-лейтенант Франсуа Варнье). Однако когда «хоки» уже возвращались домой, погиб аджюдан-шеф Андре Салман. По сообщению его ведомого, сержанта Эдуарда Прё, «Кертисс» Салманда внезапно перешел в крутое пикирование с большой высоты и врезался в землю. Вероятно, причиной гибели Салмана стала потеря сознания из-за неисправности кислородного оборудования. Ранее GC I/5 уже потеряла одного пилота при схожих обстоятельствах – 2 января разбился Владимир Васек, один из чехословацких пилотов, принятых в ВВС Франции после оккупации их родной страны.

Завершился день 7 апреля ещё одной воздушной победой – MS.406 из GC I/6 и GC II/7 сбили трехмоторный Юнкерс Ju 52/3m. Эта машина, оборудованная специальной аппаратурой, вела радиоразведку прифронтовой полосы.

После вспышки воздушных боев 7 апреля в небе над Западным фронтом вновь установилось затишье, вызванное ухудшившейся погодой. Время от времени оно перемежалось единичными боевыми эпизодами. Так, 11 апреля пара «хоков», пилотируемых су-лейтенантом Юбером Буателе и сержантом Морисом Талленом попыталась перехватить разведчик Do 17 из 4.(F)/22, но добить его смогла лишь благодаря помощи подоспевшей тройки «моранов». А 20 апреля первая победа была добыта новыми МВ.152 – самолет группы GC II/9, пилотируемый аджюданом Аморуа, перехватил следовавший на большой высоте разведчик. Аморуа засчитали победу, хотя на самом деле вражеская машина – новенький Junkers Ju-88 из отряда 4.(F)/121 – получила лишь повреждения.

20  апреля состоялось ещё несколько воздушных боев. В схватке MS.406 из GC II/7 с «мессершмиттами» из 2./JG 54 одержал свою первую победу Пьер Булло – от огня его пушки взорвался в воздухе Bf 109E лейтенанта Гельмута Хоха. На северном участке фронта несколько «моранов» из GC II/3 зажали в «клещи» одиночного Хенкеля He-111 из эскадры KG 54, добив его у Маастрихта над нейтральной Голландией. Победу разделили между всеми пилотами, участвовавшими в бою. Среди них был и будущий ас Мартин Луи, открывший таким образом свой боевой счет. А вот «кертиссам» 20 апреля везло меньше – в бою с «мессершмиттами» из III/JG 53 был сбит Н.75 группы GC II/4, а его пилот получил ранения.

21  апреля су-лейтенант Франсуа Варнье и сержант Морис Таллен из GC I/5 атаковали Do 17, причинив ему повреждения, но разведчик смог уйти в воздушное пространство нейтральной Бельгии. Тем не менее, обоим пилотам засчитали победу. На следующий день больше настойчивости проявили три других пилота той же группы – су-лейтенант Марсель Рукетт, аджюдан Луи Бувар и сержант-шеф Франсуа Морель. Встретив в воздухе разведчик Do 17 из отряда 3.(F)/11, они преследовали его, углубившись на 20 км в воздушное пространство Бельгии и таки добили «Дорнье». Этот эпизод стал последней воздушной победой GC I/5, одержанной до начала немецкого блицкрига, но потери продолжались: 24 апреля погиб аджюдан-шеф Мишель Эмпри. В общей сложности за последнюю декаду мая французские истребительные части потеряли четыре машины – по одному Н.75, Моран-Солнье MS.406, Блох MB.152 и Девуатин D.520. Последняя машина принадлежала группе GC I/3, перевооруженной с «моранов» и единственной части с новыми «девуатинами», достигнувшей боеготовности до начала немецкого блицкрига. Все потери были вызваны небоевыми причинами и все, увы, сопровождались гибелью пилотов.

Самолет, сбитый 22 апреля пилотами GC I/5, был не единственной воздушной победой французов, одержанной в последние дни апреля. 23 апреля 13 «хоков» из GC II/5 перехватили разведчика Do-17 из отряда 1.(H)/13, следовавшего под сильным эскортом из дюжины «мессершмиттов» группы I/JG 52. Пока восьмерка «кертиссов» связала боем «мессершмитты», остальные пять машин набросились на разведчика. Однако сбить «Дорнье» не удалось – из-за нехватки топлива французам пришлось выйти из боя. А вот та часть патруля, которая сражалась с Bf 109, оказалась более удачливой: су-лейтенант Ян Клан сбил одного «мессера» (это стало первой победой чешских пилотов, одержанной на «хоках»), ещё одна вражеская машина была повреждена. А все «кертиссы» благополучно вернулись на аэродром Туль.

В течение первых девяти дней мая в воздухе над Западным фронтом царило затишье – люфтваффе собиралось с силами перед решающим ударом, который должен был поставить точку в судьбе Франции и стран Бенилюкса. За эти дни истребители Армэ де л’Эр не смогли увеличить свой боевой счет ни на одну победу, да и боевых потерь не понесли. Правда, два «хока» из состава GC II/5 все-таки были потеряны, когда самолеты Эдуарда Сале и аджюдан-шефа Жана Дюгожона столкнулись в воздухе. К счастью, обоим пилотам удалось спастись с парашютами.

В общей сложности за период «Странной войны» французские истребители выполнили 10 119 боевых вылетов, из них примерно половина пришлась на долю MS.406. Характерно, что более четверти боевых вылетов (2600) было выполнено в сентябре 1939 г. На октябрь пришлось 1400 вылетов, а дальше боевая активность существенно снизилась, и лишь в апреле 1940 г. наблюдается оживление – 1826 боевых вылетов.

Пилоты-истребители записали на свой счет 81 достоверную и ещё несколько десятков «вероятных» побед. В этом отношении лучше себя показали не массовые «мораны» (на их счету – 32 достоверные и 16 вероятных побед), а «кертиссы», чьи пилоты добились 42 достоверных и 22 вероятных побед. Воздушные бои вскрыли существенные недостатки наиболее распространенных французских истребителей MS.406: недостаточная скорость (далеко не полностью компенсируемая хорошей маневренностью), отсутствие бронезащиты, недостаточное качество остекления фонаря кабины (часто лопавшегося при резких маневрах), замедленное срабатывание пневмоспуска пушки (от нажатия на гашетку до первого выстрела проходило примерно 0,2 секунды – очень много для скоротечного воздушного боя).

За время «Странной войны» официальные боевые потери «моранов» составили 13 самолетов (и 9 погибших пилотов). Но из 33 небоевых потерь в прифронтовой полосе значительная часть, вероятно, была обусловлена повреждениями, полученными в боях. Потери вооруженных «хоками» 4-й и 5-й эскадр (боевые и небоевые) составили 28 самолетов и 13 пилотов.

По материалам: Харук А.И. Французские истребители Второй Мировой — М.: Яуза: ЭКСМО: 2013. — 112 с: ил.

Примечания:
  1. Эта часть, как и некоторые другие группы «церштереров», в ожидании поставок достаточного количества Bf 110 была временно вооружена одномоторными истребителями. []

Ключевые слова: ,
Если у Вас имеется дополнительная информация или фото к этому материалу, пожалуйста, сообщите нам с помощью с помощью обратной связи.

Оставьте свой отзыв

(не публикуется)

CAPTCHA image